h1

«Десионизация»

Валерий Николаевич Емельянов (1929-1999)

Десионизация — М.: «Русская Правда», 2002.

Перед Вами полный вариант «Десионизации» — книги, раскрывшей глаза в своё время многим и многим нашим соотечественникам на чудовищные преступления международного сионизма. Изданная в самиздате в 1979 году, она ходила среди русских читателей по рукам, заставляя власти преследовать её распространителей и читателей… Именно благодаря этой бесстрашной книге возродилось в нашей стране русское национально-освободительное движение.

Для читателя-антисиониста и всякого, интересующегося проблемами мировых заговоров.

Peг. св. серии ПИ № 77-5215 от 21.08.2000 г.
Учредитель A. M. Аратов

© В. Н. Емельянов, автор

© A. M. Аратов, предисловие

© «Русская Правда»

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ДЕСИОНИЗАЦИЯ

ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ

КТО СТОИТ ЗА ДЖИММИ КАРТЕРОМ И Т. Н. ЕВРОКОММУНИСТАМИ

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

8 мая 1999 года не стало Валерия Николаевича Емельянова… Не стало нашего Товарища, целиком, без остатка отдававшего все свои силы борьбе с сионистским оккупационным режимом.

Валерий Емельянов — человек-легенда. Кандидат экономических наук, академик, писатель, учёный-арабист, автор нескольких учебников по арабским диалектам… Это далеко не всё, что можно сказать о нём. По сути, он основатель всего современного националистического движения. Семь лет отсидел он в спецпсихлечебнице Ленинграда за то, что издал и разослал всем членам брежневского Политбюро и Секретариата ЦК свою ставшую вскоре знаменитой книгу «Десионизация», которую сейчас Вы, уважаемый читатель, держите в руках.

На его «Десионизации», можно сказать, выросло целое поколение русских националистов. В застойные времена, когда КГБ вовсю следил за инакомыслящими, по всей стране «Десионизацию» подпольно «ксерили», переснимали, перепечатывали и распространяли. Именно с публикации в «Десионизации» Устава Всемирного Антисионистского и Антимасонского Фронта (ВАСАМФ) «Память» берёт название одноимённое патриотическое Движение. К сожалению, бывший фотограф Дмитрий Васильев бессовестно извратил учение Емельянова, воспользовавшись его временной изоляцией. Тем не менее чужое название православный христианин Васильев менять не захотел…

В. Н. Емельянов был непримиримым борцом с жидо-христианством, справедливо считая его одним из ответвлений иудаизма (только для гоев). «Молиться еврею Христу также абсурдно, как и верить в учение еврея Маркса» не раз повторял нам Валерий Николаевич.

С момента выхода первого номера газеты «Русская Правда» В. Емельянов стал активно сотрудничать с русским изданием, его радикальные статьи не раз публиковались на страницах нашей газеты. А под конец жизни Валерий Николаевич порой даже исполнял обязанности главного редактора. Посему неудивительно, что полный вариант «Десионизации» издаётся именно в «Русской Правде».

Валерий Емельянов был на зависть бесстрашным человеком. Пройдя через многолетние пытки спецпсихушкой, он не сломался, а стал работать, казалось, с ещё большей энергией и решимостью. Сколько раз на него возбуждали уголовные дела, сколько он пережил обысков, угроз, издевательств, сколько раз вытаскивали мы, его товарищи, из психиатрических больниц, куда его упрятывали врачи-евреи… Лучше не вспоминать!

Годы перенапряжения, усиленного «лечения» в спецпсихушке и самопожертвенный образ жизни сделали своё дело. Появились жуткие болезни, которые стали о себе напоминать ужасными болями. которые Валерий Николаевич старался мужественно терпеть. Но сил уже не хватало… Его тело нашли в ванной, где он пролежал несколько суток в горячей воде… Он не дожил всего пару недель до своего семидесятилетия.

Я горжусь тем, что могу назвать себя его учеником. И я горжусь, что мы совместно написали последнюю в его жизни статью…

Он очень просил меня опубликовать «Десионизацию» без сокращений, но тогда у меня на это не было ни средств, ни времени. Сегодня мы выполняем его главную просьбу. «Десионизация» выходит в том виде, в котором её хотел видеть автор.

Спи спокойно, Валерий Николаевич, мы продолжим твоё Дело. И мы победим, не сомневайся.

Александр АРАТОВ,

главный редактор «Русской Правды»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я, Валерий Николаевич Емельянов, потомственный москвич, родился в Москве 24 мая 1929 года, а 16 октября 1941 года стал свидетелем массового бегства жидов из осаждённой Москвы, т. к. жил в начале Владимирки — дороги на восток. Семь членов рабочего заслона, остановившие под железнодорожным мостом бегущих для досмотра, обнаружили среди рулонов мануфактуры и прочего дефицитного, по тем временам, добра, наворованного у государства, целые кастрюли, набитые золотыми монетами царской чеканки, кольцами и прочими драгоценностями, чемоданы с пачками денег в банковской упаковке. По приказу Сталина такой вооружённый рабочий заслон мог на месте расстрелять подобных лиц по законам военного времени, тем более — осадного положения. Но для рабочих это было настолько необычно и неожиданно, что они сообщили на Лубянку. Оттуда быстро приехали чекисты, тоже из жидов, разоружили всех семерых рабочих, уложили ничком на косогор и расстреляли в затылок, а жидовские беженцы спокойно поехали по шоссе Энтузиастов (Владимирке) дальше со всем награбленным. Потрясённый Валерий дал себе мальчишескую клятву — разобраться: почему рабочих расстреляли, а буржуев отпустили. Как в тумане побрёл я домой, а в голове уже возникали первые строки моего единственного за всю жизнь стихотворения:

Стена рабочего заслона
У бетонного забора,
Что стоит у косогора,
Справа за мостом торча,
У Заставы Ильича,
На траве октябрьской жухлой
Из семи затылков кровь…

И по сей день я продолжаю разбираться: ПОЧЕМУ? Для этого понадобилось окончить школу рабочей молодёжи, одновременно работая сварщиком, стать семитологом-арабистом, т. к. именно из недр Аравийского полуострова вышло племя профессиональных преступников-евреев (в дословном переводе с иврита — проходимцев), сплочённых уголовной солидарностью на основе национальной, т. е. их еврейской языческой веры, навязанной в качестве интернациональной всем арийским народам, в том числе русскому, вот уже 1000 лет поклоняющемуся гнусным библейским жидам в церквях, став рабами еврейского национального бога-отца Яхве, при котором Иисус — всего лишь сынок, признающий верховенство языческого еврейского Яхве-папы. Имея доступ к большевистским архивам, т. к. преподавал в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, я понял, что наш народ не восстал и не требовал большевистской революции, что она была сделана на деньги крупнейших капиталистов-жидов, в первую очередь из США, когда Ленин, «обожавший евреев», получил 20 млн. долларов от Якова Шиффа, 1 млн. долларов от группы Рокфеллеров через президента международных банкиров Макса Варбурга, помогавшего Ленину пересечь в бронепоезде воюющую с Россией Германию для получения в шведском банке хранившихся для него 22 млн. марок. Так Ленин с 32 евреями вернулся в столицу делать непрошеную рабочими и крестьянами революцию, Троцкий с 275 евреями — на пароходе «Кристина» из Нью-Йорка и Сталин — из Сибири без миллионов и без евреев, чтобы перестрелять «интернационалистов» как врагов народа и создать мощную современную экономику, что шло вразрез с планами жидовских финансёров. Но тихо, незаметно прошла реставрация капитализма и развал собиравшегося тысячу лет государства. Во всём мире как воды в рот набрали! И опять жидовские деньги. Неужто и вправду они могут всё!

После издания в Париже книги «Десионизация» в 1979 г. с помощью арабов, отсидев с 1980 по 1986 годы в тюрьме, ещё царской постройки, в Ленинграде на Арсенальной улице (ныне спецпсихбольнице для политических), я дописал начатое в 1941 г. Стихотворение:

В день шестнадцатый, ты, утром,
Шапку сняв, цветы готовь!
Отнеси их в сорок первый,
На кровавый косогор
Вдоль Владимирки и нервы,
Сжав в кулак, крепи отпор.
Оккупации Сиона,
Что змеею заползла,
На Руси, рукой масонов,
Тёплое гнездо свила,
Расстреляла, затоптала
Русских лучшие ряды,
Кукловодам власть отдала,
Сея ложь на все лады.
Не видать нам улучшенья,
Пьянка будет процветать,
Коли не приложим рвенья,
Истребить Сиона рать.

Автор

ДЕСИОНИЗАЦИЯ

«Тот народ наилучше служит мировой цивилизации, который своё национальное доводит до высших пределов развития».

К. Леонтьев

Вопрос о правильном соотношении национального и интернационального в течение многих столетий не сходит с повестки дня. В наши дни, когда интернационализация общества происходит наиболее интенсивно, особое значение приобретает чёткое разграничение между подлинной интернационализацией, т. е. наилучшим служением мировой цивилизации, служением всему человечеству на базе предельного развития и сохранения всего лучшего, что накоплено веками каждым народом, и «интернационализацией» мнимой, настоящее название которой — космополитизм без роду и без племени. В отличие от интернационализма подлинного космополитизм стремится обезличить все народы на земле, переплавить их в одном безродном котле, лишить их всех исторических корней и собственного национального опыта. Одновременно космополитизм во все времена имел своей главной целью подменить любовь к собственному отечеству якобы интернациональной любовью к так называемому «народу божьему» и всему комплексу его библейских «ценностей». По терминологии представителей тех, кто считает себя богоизбранными, настоящим интернационалистом рассматривается только иудофил, причём, если таковой недолюбливает грузин, негров и т. д., то от этого его ярлык «интернационалиста» ничуть не страдает. Особенно высокой оценки как «интернационалист» пользуется тот, кто сочетает в себе предельную русофобию с крайним иудо-фильством. Для «богоизбранных» с их паранойным (по определению Арнолда Тойнби) стремлением к всемирному господству, многократно закреплённому в Ветхом Завете и Талмуде, массовое тиражирование вышеуказанного типа «интернационалистов» в течение тысячелетий являлось идеологической задачей первостепенной важности.

На Руси коренная ломка идеологии имела место всего дважды: в 988 году и в 1917 году, как и положено, оба раза насильственно.

Однако в отличие от 1917 года, в 988 году и его окрестностях смены формации не наблюдалось. Тем не менее, в так называемом надстроечном плане — в области идеологии, этот год имеет такое же всемирно-историческое значение, как и 1917 год. Ведь именно в 988 году международному Сиону удалось сокрушить главный, и практически уже последний в то время главный, центр арийской идеологии, заменив его реформированным, вернее, осперантизированным иудаизмом в форме восточной ветви христианства, т. е. православия. Тем самым самый крупный автохтонный народ Европы был поставлен на рельсы массового тиражирования иудофильства при одновременном оплёвывании всей своей прежней арийской истории, идеологии и культуры. Именно с этого года и берёт начало в нашей стране указанная выше мнимая «интернационализация», пагубные последствия которой не сумел до конца искоренить даже Великий Октябрь 1917 года, а уж тем более христианин К. Леонтьев!

Исполнителем этого чудовищного злодеяния над национальным идеологическим достоянием нашего народа стал князь Владимир, сын князя Святослава от ключницы его матери кн. Ольги — некой Малуни (имя ласкательное от еврейского имени Малка). Отцом означенной Малуни был «равв» — раввин из города Любеча, также носивший еврейское имя Малк[1], что совершенно неудивительно, если учесть, что один из древнейших русских городов Любеч до 882 года находился в вассальной зависимости от иудейского Хазарского каганата, платил ему дань и кишмя кишел иудейскими купцами, раввинами и прочими оккупантами-эксплуататорами из «богоизбранных». В 882 году князь Олег освободил Любеч от оккупантов, но их остатки сумели втереться в доверие и при дворе. Несторовская цензура дохристианских летописей привела к переосмыслению слова «равв» или «рабб»; удвоение согласной пропало и слово стало возводиться к глаголу «робити»; потомок раввина Малка, который даже в «Повести временных лет» остался фигурировать как «робичич», т. е. «раввинач» стал во всех историях России упорно переводиться как «сын рабыни». Узнав, что Малуна зачала от Святослава, разгневанная кн. Ольга сослала её в село Будутино близ Пскова, где и родился Владимир. Это обстоятельство весьма примечательно: Ольга сама происходила из простых псковских женщин, и её будущий муж познакомился с ней в её бытность перевозчицей на реке Великой. Князю Игорю она приглянулась за свою смелость и отвагу на этой нелегкой даже для мужчины работе. Поэтому Ольгу нельзя заподозрить в классовом чванстве, когда она ссылала Малушу. Гнев Ольги был вызван не классовым чванством, а идеологической несовместимостью её сына с Малушей — Малкой, тем, что Малка была дочерью коварного эксплуататора русского люда. Не лучше относился к плоду своей мимолётной — по пьянке — связи с ключницей и сам Святослав Игоревич. Вот что мы читаем по этому поводу в книге «История России в картинках», вып. 1, картины и текст составлены В. Золотовым, изданы Н. Дементьевым, Спб. 1864 г. № 9.

Когда отъезжал Святослав в свою любимую Болгарию, покидая навсегда Русскую Землю, то старшему из сыновей его, Ярополку, было не более 10 лет, а Олегу — около 9; несмотря однако ж на их малолетство, Святослав посадил княжить Ярополка в Киеве, а Олега — в Земле Древлянской, разумеется, под надзором воевод; не назначил никакого удела только самому младшему, Владимиру, как сыну рабыни. Новгородцы, узнавши, что Святослав назначил особого князя Древлянам, обиделись; они не хотели более повиноваться посадникам Святослава и прислали к нему своих старшин просить у него себе князя и при этом сказать ему, что если он не даст им кого-либо из своих сыновей, так они призовут к себе князя из-за моря. Ярополк и Олег, конечно, по наущению дядек своих воевод отказались ехать к новгородцам: не хотели променять тёплого, привольного юга на холодный болотистый север. Тогда новгородцы, по совету Добрыни, стали просить себе в князья Владимира, а Добрыня был ему родной дядя, брат его матери. Святослав не любил новгородцев и, отпуская к ним Владимира, сказал: «Возьмите его, по вас и князь!» Новгородцы поблагодарили и с торжеством повезли к себе малолетнего Владимира, с ним отправился и дядя его Добрыня и правил Новгородом, пока возмужал Владимир». (Источник: «Повесть временных лет» — В. Е.).

Мы процитировали отрывок из указанной книги 1864 года неслучайно: этот труд, изданный в самый расцвет православия как господствовавшей идеологии, труд, основанный на традиционном многовековом осмыслении летописных первоисточников, никак нельзя заподозрить в предвзятости к равноапостольному Владимиру Святому, крестившему Русь. Ведь титул равноапостольного имеет в русской православной церкви только он один (из Руси).

Небезынтересно остановиться несколько подробнее и на фигуре родного брата Малуши — Добрыни[2]. На первый взгляд, его имя — чисто русское. Однако при ближайшем рассмотрении его имя чисто еврейское Дабран — «хороший оратор», «краснобай», «говорун». Ввиду очень близкого созвучия с русским именем Добрыня, сына раввина Малка Дабрана кликали Добрыней. Кстати, от того же еврейского корня «говорить», «замышлять», «сговариваться» происходят также еврейские фамилии, как Деборан, имя — Дебора (пчела, т. к. она, жужжа, вроде бы замышляет ужалить) и т. д. Во время крещения новгородцев он проявил во весь левитский размах: коварство, подлость и беспредельную жестокость как результат воспитания в семье раввина-левита. Русские летописи — красноречивое тому свидетельство.

В отличие от Новгорода настоящий русский Старгород находился в районе теперешних западногерманских земель Ольденбург и Макленбург и примыкающего к ним балтийского острова Рюген. Именно там и находилась Западная Русь или Рутения. Что же касается варягов, то это не этноним, обычно ошибочно ассоциируемый с норманами, а название профессии воинов. Воины-наемники, объединяемые под общим названием варяги, были представителями разных народов западнобалтийского региона. Западные руссы тоже имели своих варягов. Именно из их числа и был призван родной внук новгородского князя Ростомысла — Рюрик, сын его средней дочери Умилы, выданной замуж в район Западной или Старгородской Руси. Он пришёл в Северную Русь со столицей в Новгороде, так как мужская линия Ростомысла угасла ещё при его жизни. Старшая дочь, видимо, была замужем за неславянином, поэтому старший внук и не нравился свободолюбивому новгородскому народу. Новгород к моменту прихода Рюрика и его братьев Санеуса и Трувора был древнее Киева столицы Южной Руси — на века. Междоусобные претензии на первенство также имели многовековую традицию. Именно поэтому киевлянин Святослав в силу южно-русских традиций так недоброжелательно относился к Новгороду, сплавив туда незаконнорожденного сына-полукровку. Однако Дабран-Добрыня не дремал. Он направил своего родного племянника на раввинистическую стажировку в более иудизированную Западную Русь, где тот мог беспрепятственно, без лишних свидетелей получать инструктаж, как взорвать изнутри последний мощный оплот арийской идеологии на огромных просторах Северной и Западной Руси — на пространствах от Белого до чёрного морей. Несмотря на то, что арийская идеология Западной Руси была сломлена первокрестителем поморских славян Отгоном Бамбергским в первой четверти XII века, а последний оплот Западной Руси — остров Рюген — был окончательно раздавлен как самостоятельная русская единица в 1168 году, уже во времена двухлетней «служебно-раввинистической» командировки Владимира арийская вера там сильно деградировала в результате мало заметной на поверхности подрывной деятельности иудеев-»язычников». Именно они ещё задолго до командировки Владимира успели развратить западных руссов повсеместным насаждением грубых идолов и храмов-капищ, а главным образом — принесением кровавых человеческих жертв, как правило, — невинных мальчиков, кровь которых пользовались большим спросом. Теперь Владимир знал, как отомстить ненавистным ему родичам по отцовской линии за потерю власти родичами его деда по матери в Любиче, за разгром Хазарского каганата. Нет, он не возведёт ненавистных русских в ранг «богоизбранных» путём обращения их в иудаизм. Это могло бы привести к подрыву «богоизбранных» изнутри: для этого он слишком хорошо знал русских. Он взорвёт их арийство изнутри путём введения рабской иудофильской идеологии христианства. В Западной Руси он убедился, как хорошо и вольготно живётся «богоизбранным» при христианских правителях Западной Европы. Он понял, что залог этого вольготного житья его соплеменников по материнской — по иудейскому праву — главной линии, в христианской интернационализации. Вернувшись на Новгородчину с нанятой из синагогальной кассы варяжской дружиной подонков, готовых на всё за хорошую плату, он узурпирует власть в Южной Руси, безжалостно и вероломно убив своего брата Ярополка: ведь он всего-навсего гой, двуногий скот «богоизбранных». Воссев на киевский престол, он по ранее разработанному коварному плану начинает проявлять псевдоповышенное почтение к арийским богам: приказывает поставить ранее неизвестных нам идолов и не только поклоняться им, но и приносить в жертву невинных мальчиков. «И осквернися кровьми земли Руське» — гласит летопись. Жертвенная кровь собиралась и поступала заказчикам. 10 лет идолопоклонства, сопровождавшегося кровавым изуверством, как и было запланировано, взорвали наше арийство изнутри. Народ стал роптать на собственных богов, которым до этого благоговейно и без эксцессов поклонялся веками и тысячелетиями. И в 988 году по приказу того же Владимира, который именовал себя не иначе как «каганом земли Русской», идолов низвергли, а народ силой погнали в Днепр и другие реки, дабы приобщить к христианской интернационализации.

Однако иудофильская интернационализация была бы неполной, если бы у народа осталась память о своей прежней многотысячелетней истории и культуре, а особенно — о прекрасной идеологии, записанной в наших древних книгах. Последние научные открытия, равно, как и древние забытые не без помощи «богоизбранных», свидетельства, говорят о том, что дохристианская Русь, как на Севере, так и на Юге, была страной почти сплошной грамотности. И это христианская ложь, что до Кирилла и Мефодия мы были неграмотны; ведь именно в житии св. Кирилла говорится, что он видел в Корсуни в Крыму Евангелие у одного русского, написанное русскими же буквами.

Другая христианская ложь, направленная на кастрацию нашей истории, это так называемая норманская теория, по которой Рюрик с братьями веками упорно числятся скандинавами, а не западными руссами. Это также ложь ради иудофильства. А ведь, оказывается, имеется книга француза Кармье «Письма о севере», изданная им в 1840 году в Париже, а затем в 1841 году в Брюсселе. Этот французский исследователь, не имеющий, к нашему счастью, никакого отношения к спору антинорманистов с норманистами, во время посещения им Макленбурга, т. е. как раз той области, откуда был призван Рюрик, записал среди легенд, обычаев и обрядов местного населения также и легенду о призвании на Русь трёх сыновей князя славян-ободричей Годлава. Таким образом, ещё в 1840 году среди онемеченного населения Макленбурга бытовала легенда о призвании. Это призвание запомнили не только на Востоке или, вернее, в Северной Руси, куда они пришли, но помнили это и на Западе, откуда они вышли.

В наши дни не потерявшие надежду на реставрацию у нас старых иудофильских порядков «богоизбранные» уже издают в Нью-Йорке и Париже на русском языке журнал под претенционным названием «Русское возрождение». Его цель — отнюдь не возрождение дохристианских духовных и культурных ценностей, как это имело место в Западной Европе в эпоху Возрождения. Цель журнала — возродить в нашей стране христианский интернационализм под вывеской подготовки к празднованию 1000-летия крещения Руси в 1988 году, т. е. подготовить новое массовое тиражирование интернационалистов-иудофилов под предлогом борьбы с «безбожным коммунизмом». То же готовит Ватикан.

А ведь именно так около 1000 лет назад иудеи в поповских рясах, приглашенные Владимиром из Царьграда для борьбы с «поганым язычеством», каковым они называли светлую идеологию наших предков, десятками тысяч сжигали деревянные дощечки и берестяные грамоты с нашими древними сказаниями, историей, литературой. Выдающийся поэт-патриот наших дней Игорь Кобзев в поэме «Падение Перуна» вложил в этой связи в уста своего вещего Бояна такие строки:

Коль ты примешь, князь, христианский лад,
К нам на Русь, говорю заранее,
Вороньем церковники налетят,
Навезут «святое писание».
Хоть писание это «святым» зовут,
Трудно книгу сыскать развратнее.
В ней и ложь, и грязь, и постыдный блуд,
И вражда, и измена братняя.
Занедужим мы от их «аллилуй»,
Что во сне-то у нас не виданы!
Будут петь на Руси: «Исайя, ликуй!»
Будут чтить псалмы Давидовы.
Чужеродные, чуждые словеса
Заскрежещут арбой немазанной.
И пойдёт от них увядать краса
Речи русской, шелками вязаной!
Коли деды клюкву одну едят,
Скулы внукам сведет оскомина.
Много бед церковники натворят,
Истерзают народ расколами.
Встанет брат на брата и род на род!
Ой, люта вражда между близкими!
Вновь усобица по Руси пойдёт,
Самый подлый наш ворог искони!

(И. Кобзев, «Витязь», М., 1971)

В отличие от Кобзева, еврейскому поэту Арону Вергелису ближе образ Добрыни. Какого? Это и так ясно: дядя сеятеля христианской чумы.

Век
Проснулся —
Как человек,
И глядит из под сонных век.
Поднимается он — Добрыня,
Две огромных руки топыря,
Две огромных руки топыря, (При молитве коганы
Ноги чующий под собой, топырят пальцы ладоней)
Землю
Пробующий
Стопой.
Поутру, на заре весенней,
В поле
Сеятелем
Пройдёт —
И на пашни Земли и Вселенной
Семя
Будущего (Царства израильского)
Падет.

Такие же русские летописи, которые, в связи со своей особой ценностью, писались на дорогостоящем пергаменте, целиком соскабливались и заполнялись церковными текстами. Философский же смысл как Нового, так Ветхого Заветов до XIX века оставался за языковым барьером церковно-славянского языка скрытым почти наглухо. Те же немногие русские люди, которые докапывались до понимания кровожадности и расизма Ветхого Завета и безродного космополитизма Нового Завета, подвергались гонениям и казням во имя торжества христианства — интернационала рабов иудейской идеологии, интернационала предателей собственных национальных интересов. Русская по названию православная церковь в течение всего периода своего идеологического господства делала всё, чтобы в угоду безродному космополитизму Нового Завета доказать, что до его введения или, по крайней мере, до Рюрика у нас истории не было вовсе. Тот, казалось бы, очевидный факт, что к моменту приглашения новгородцами, оставшимися без князя, родственников своей угасшей династии из руссов юго-западного угла Балтийского моря в лице Рюрика, и сам Новгород, и Киев, и сотни[3] других богатых и крупных русских городов давным-давно стояли, этот факт по сей день в силу инерции от удара, нанесённого нам Сионом в 988 году, продолжает у нас из столетия в столетие умышленно игнорироваться. Более того, просионизированными до мозга костей христианскими космополитическими «ценностями» русским историкам наша история представлялась не иначе как:

Хитрость, да обманы,
Злоба, да насилье,
Грозные Иваны,
Тёмные Васильи. (Владимира же Святославича славят с 988 г. все!).

Воспользовавшись ещё не стабилизировавшимися после разгрома троцкизма позициями наших органов литературы, обожатели Сиона продолжили эту антирусскую линию ещё и в 1930 году, когда в восьмом номере журнала «30 дней» появилась поэма Джека Ахтаузена «Безусый Энтузиаст», где этот матёрый сионист, прикрываясь пустой «революционной» фразой о домнах, предлагал поставить памятник Некрасову. Однако, в связи с тем, что Оргаметалл не даёт бронзы, эта троцкистская гнида предлагала не больше не меньше:

Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?

Довольно нам двух лавочников славить (вопил этот
Их за прилавками Октябрь застал. потомственный
Случайно им мы не свернули шею. лавочник — В. Е.)
Я знаю, это было бы подстать.
Подумаешь, они спасли Рассею!
А может, лучше было б не спасать? (стр.66)

С бесстыдным цинизмом, следуя своим предкам, распявшим Русь в 988 году, этот литературный лавочник провозглашал:

Стоять в сторонке, рифмами бряцая,
Быть летописцем Нестором сейчас,
Страну в смертельной схватке созерцая,
Смотреть с иронией, как класс идёт на класс. (стр.68)

Да, как ни странно, свержение христианства с пьедестала господствующей идеологии в 1917 году не полностью освободило нас от его господства, а, следовательно, и от господства стоящего за ним международного Сиона. Поэтому даже в грозные годы Великой Отечественной войны, когда вопрос о полном физическом уничтожении прежде всего касался иудеев, даже тогда многие из них предпочитали, воспользовавшись льготами первоочередной эвакуации в тёплые Ташкента, «смотреть с иронией, как класс идёт на класс» и потом, гаденько вопрошать: «Подумаешь, они спасли Рассею! А может, лучше было б не спасать?» А уж вышвырнуть потом из гробниц её спасителей всегда было для них живительным бальзамом!

Поэтому до сих пор всякий раз, когда до нас доходят чудом сохранившиеся осколки нашей великолепной дохристианской письменности, будь то «Слово о полку Игореве», найденное в 1795 году графом Мусиным-Пушкиным, или «Влесова книга», обнаруженная в 1919 году в разорённом имении между Курском и Орлом полковником А. Изенбеком, сознательно или бессознательно сиониствующие начинают истошно вопить, что такого быть не может, что это фальшивка. Я не оговорился, назвав «Слово» дохристианским, хотя оно и описывает битву 1185 года: «Слово» вдохновлено и наполнено, в основном, нашей истинно русской по духу дохристианской арийской идеологией, несмотря на двухсотлетнее господство реформированного иудаизма на нашей земле. Боян в «Слове» называется внуком Велесовым, ветры — внуками Стрибога, сами русские — внуками Дажбога. Природа тоже сочувствует участникам похода в согласии с древнерусскими идеологическими представлениями: солнце тьмою путь заступает, птицы и звери криком и воем предостерегают о беде. После поражения русских «никнет трава от жалости, а дерево с печалью к земле преклонилось». Горячая любовь к родине, скорбь о раздорах князей (как нам теперь известно — в результате интриг всё тех же агентов мирового Сиона) и призыв к единству: всё это на протяжении веков вызывает бешенство у космополитизаторов и эксперантизаторов. Недаром же прижатый к позорному столбу 21 декабря 1977 года в московском Доме литераторов автор «Бабьего Яра» — гнуснейшего антирусского пасквиля за всю историю советской поэзии, в неистовстве вопил, что «патриотизм является теперь последним прибежищем всех негодяев». Быть патриотом по форме и аптридом по содержанию — его идеал.

Что же отнял у нас в 988 году сын ключницы-иудейки «родичеч» (раввинич), прозванный так княжной Рогнедой, этот «каган земли Русской», как он звался?

На протяжении веков православная церковь, монополизировавшая летописное дело, старалась извратить суть и значение предшествующей ей русской идеологии, которую она презрительно называла язычеством. Алтаузев не зря призывал в 1830 году «быть летописцем Нестором сейчас». Ведь Нестор, вдохновляемый иудейской безродностью христианства, взял на себя «во славу Христову» миссию генерального цензора всего, что до него было создано. Вся предшествующая проклятому 988 году история Руси была пересмотрена с классовых позиций иудейских хозяев. Из всего собрания многовекового багажа до христианских летописей Нестор составил свой краткий курс, который нам преподносится на протяжении веков как непревзойдённое творение великого летописца. Но при этом умалчивается, что по написании этого труда всё предыдущее наше бесценное рукописное наследие было безжалостно уничтожено, так как оно было безмерно выше, полнее, честнее, чем допущенный цензурой Нестора кастрат нашей истории.

… На широких стогнах и ночных кострах
Жгли языческое «чернокнижие».
Всё, что русский люд испокон веков
На бересте чертал глаголицей,
Полетело мохом в гортань костров,
Осенённых царьградской троицей.
И сгорели в книгах берестяных
Дива дивные, тайны тайные,
Заповедный голубиный стих,
Травы мудрые, звезды дальние.
(И. Кобзев, там же, стр. 218)

Современные сионисты изо дня в день занимаются кастрацией истории гоев. Они настолько обнаглели, что ещё при жизни современников тех или иных неугодных им исторических событий, начинают фальсифицировать и подтасовывать факты. А уж тем более от Нестора до наших дней замалчивается то, что борьба между языческой и христианской идеологиями была весьма продолжительной, далеко неокончательной победой увенчанной для православия и, если из всех форм христианства русское православие и стало наиболее облагороженным, то заслуга в этом принадлежит прежде всего благотворным традициям духа нашей древней русской национальной идеологии. И это неспроста:

… Не закажешь Перуну царствовать!
Довелось ему пятьдесят веков
На родной Руси государствовать.
Это он Царьград с нашим войском брал.
Это он был заветом мужества:
Это он косогами шел на брань,
Обрядясь в доспех Ильи Муромца.
Это он парней закалял в боях,
Что бы души в покой не кутали,
Чтоб ценили выше всех прочих благ
Буревой размах русской удали!
Не учил Перун: коли бьют в щеку,
Подставляй другую смирнехонько,
А учил Перун дать отпор врагу,
Чтоб обидчик завыл тошнешенько!
Оттого Святослав был так люб ему!
Русь не знала верней хранителя!
Знать, Перун по образу своему
Сотворил такого воителя!
И когда Ольга-матушка на Босфор
За заморским крещеньем плавала,
Святослав не зря затевает, с ней спор.
Вспомни, князь, слова Святославовы!
Он зело стыдобил княгиню-мать,
Он в сердцах вопрошал с презрением:
«Не срамно ль дружину нам потешать
Непотребным чужим крещением?!»
(И. Кобзев, там же. стр. 214-215).

Говоря о силе нашей истинной национальной идеологии, один из крупнейших исследователей дохристианской Руси Сергей Лесной писал: «Говорить о язычестве, даже вспоминать о нём, считалось грехом, а между тем в оригинальной религии древних руссов не было ничего такого, чего мы могли бы стыдиться… Это была сильная, внутренне крепко скроенная религия, высокая, красивая, а потому представлявшая для христианства страшного противника».

Прежде всего в её основных положениях было много сходства с христианством: христианство было создано иудеями специально для гоев, а сам иудаизм был создан специально для евреев на базе жреческих культов Двуречья и Египта, а эти культы в свою очередь имели в своей основе всё ту же древнеарийскую идеологию, ствол которой хранила религия древних руссов. Христианство, таким образом, походило на блудного сына, вернувшегося в отчий дом, увы, безвозвратно развращённым, испорченным и несмываемо перепачканным нечистотами той выгребной идеологической ямы, которая называется иудаизмом. История показала, что ни почти тысячелетняя византийская «химчистка», ни последовавшее за этим тысячелетнее омовение православия на Руси, несмотря на все попытки и отдельные удачи по облагораживанию и отмыванию блудного сына от сионского зловония, достигнуть успеха не смогли. Русский народ бросил свои лучшие силы на поприще новой идеологии. Но православная церковь стала в определённой степени национальной лишь в области архитектурной и иконописной формы, сохранив в глубине идеологии иудейское содержание.

Западное христианство-католицизм справилось с этой задачей ещё менее успешно, чем православие. Ислам, как древнебедуинская идеология, пропущенная его основателем меккенцем Мухаммедом через иудейские и христианские поля орошения, также превратился во вспомогательное идеологическое орудие международного Сиона на его пути к мировому господству.

Волна арийцев-венедов, перевалившая за 3000 лет до н. э. через Гиндукун (проход венедов) на Индостанский полуостров, вынесла и туда нашу идеологию, сохранившуюся в основе в индуизме и йоге. Венеды южных степей Восточной Европы в течение многих тысячелетий были главными представителями народов моря в Восточном Средиземноморье, принеся свою светозарную идеологию и в Опаленный Стан (Палестан — Палестину). Сюда выходил один из южных языков ареала расселения носителей преарийского языка, который захватывал и всю Малую Азию и Балканы. Однако здесь был проходной, двор народов. Хранить чистоту языка и идеологии можно было по-настоящему только на просторах от Новгорода до чёрного моря. Именно здесь у древних восточных руссов незыблемо сохранились представления о триединстве трёх триединых троиц:

В центре тот, кто сварганил мироздание — единый трёхипостасный бог-творец Сварог, правящий двумя другими трёхипостасными системами: «Мир» и «Человек-народ». Миром правит Правь — истина или законы Сварога. Правь осуществляет юрисдикцию над Явью[4], т. е. явимы, видимы, ощутимы миром, равно как и над Навью, т. е. нематериальным, потусторонним миром, миром мертвецов, куда после смерти, покидая Явь, переходит душа человека. Некоторое время она странствует, пока не попадает в Ирий или рай, где живет Сварог и сварожичи — её предки. Понятия ада не существовало — не было духовного террора.

Конечно же, душа имеет теоретически возможность вернуться из Нави снова в Явь, но только по тому пути, по которому она вышла из яви в Навь. Этим объясняется древний обычай выносить покойника из дома вперёд ногами. А до христианства — ещё и через пролом в стене, который потом немедленно заделывался. Крестителя Руси князя Владимира вынесли через такой пролом, несмотря на то, что он стал христианином. Вернуться через двери или окна душа не могла, так как это был бы уже не тот путь, а потому эта душа не могла и беспокоить живущих в Яви. Не отсюда ли выкрадено в Библии: «всё возвращается на круги своя»? Блестящую реконструкцию модели Правь-Явь-Навь на основе современных достижений науки дал советский физик Валерий Иванович Скурлатов в 8-м номере журнала «Техника Молодёжи» за 1977 год: у него всё возвращается на орбиты свои.

Своеобразный культ триединого Триглава не исключал и политичности идеологии древних руссов. Но вместе с тем всякая сила была для них проявлением единого бога, который был вездесущ: свет, тепло, молния, родник, река, ветер, дуб, плодородие земли и т. д. Руссы жили в природе, считали себя её частью и как бы растворились в ней. Это была солнечная, живая, реалистическая идеология. Коренным отличием древнерусской идеологии было то, что руссы не считали себя изделиями бога, его вещами, а уж тем более рабами божьими. Они рассматривали себя его потомками, внуками Дажбога (даж-боги внуки). Они не унижались перед своим пращуром, а, понимая его превосходство, вместе с тем сознавали и естественное с ним родство. В отличие от западных руссов, восточные руссы не имели храмов для умилостивления богов и принесения им молитв. Они обращались к ним прямо и непосредственно. Если и имелись особые культовые места, то они определялись только удобством для общей молитвы, а не особой священностью данного места. Не имелось и особой касты жрецов, их функции исполняли старшие в роде. Носителями оккультной мощи — своеобразными аккумуляторами биоэнергетики — были йоги, в древней Руси — главным образом женщины (отсюда Баба-Яга, вернее бы — Баба-йога, русских сказок, в основном, всё-таки добрая). Институт йогов был широко распространен у арийцев вообще. У большинства европейских арийцев йогами, как и на Руси, были тоже женщины — Кассандра в Трое, Пифия в Дельфах и т. п. Захватив идеологию европейских арийцев в свои руки, христианское духовенство, будучи слепым прислужником Сиона, истребило носителей арийской биоэнергетики, устроив охоту на ведьм (т. е. ведущих женщин)[5], а их белая магия была заменена на чёрную магию иудейских каббалистов. За двести лет британского масонского господства в Индии Сион подмял и сионизировал всю литературу о йоге, выпускаемую на европейских языках. Поэтому доверять этой литературе ни в коем случае не следует. Щупальца международного Сиона добрались до многих индийских йогов, превратив Вивикананду и Рамакришну в кумиров доверчивых гоев с помощью видных масонских писателей Франции (например, Ромэн Роллан) и других стран.

Интереснейшие сведения о религии древних руссов даёт дощечка № 13 «Влесовой книги». На ней мы находим оригинал того, из чего через века странствий по иудейской чужбине родилась и вернулась на родину христианская молитва «Верую». Дощечка сохранилась сравнительно хорошо: утерянных букв и слов нет. Полный и точный перевод с комментариями в настоящее время неосуществим, да и вряд ли целесообразен в данной работе. Ограничимся только изложением общего хода мыслей, обозначив многоточием места, где смысл ещё недостаточно выяснен.

«Прежде всего имеем поклониться Триглаву, а поэтому поём ему великую славу, хвалим Сварога, деда божия… начинателю всех родов; он вечный родник, что течёт во времени из своего истока, который никогда и зимой не замерзает; пьющие ту живую воду, «живихомси»… пока не попадем до его райских лугов».

За славословием богу неба и вселенной начинается славословие Перуну.

«… и богу Перуну, громовержцу, богу битвы и борения…, который перестает вращать коло (круг) жизни в Яви и который ведёт нас стезей правды до брани и до тризны о всех павших, что идут к жизни вечной до полка Перунова».

Коло — до сих пор пляска многих славян и других арийцев — была ритуальной. В Палестине, Сирии, Иордании и Ливане семитизировавшиеся венеды более всего до сих пор почитают круговой танец дабка, хранимый с хеттовенедских времён.

Далее идёт славословие Световиду, третьей ипостаси второго треугольника.

«… и богу Световиду славу поём, он ведь бог Прави и Яви, а потому поём песни, ибо он есть свет, чрез который мы зрим мир и существует Явь… Он нас уберегает от Нави, ему хвалу поём, пляшем и взываем, богу нашему, который землю, солнце и звёзды держит и свет крепко… отречёмся от злых деяний наших и течём к добру»…

На языке оригинала этот отрывок высокой моральной силы звучит так: «одркохом сей одо злые деяна наши и добру тецехомстве».

«… ибо это великая тайна Сварог Перун есть и Световид. Те оба естества отрождены от Сварога и оба, Белобог и Чернобог, борются, Сварог же держит, чтобы Световиду не быть поверженному…»

Далее мы увидим, как масоны, извратив арийскую философию, именуют Сатану Люцифером, т. е. светозарным.

За ними двумя (т. е. Перуном и Световидом) — Хорс, Велес, Стрибог, а за ними — Вышень, Лель, Летич, Радогож, Колендо и Крышень… сивый Яр, Дажбог. После прихода венедов в Индию 3000 лет до н. э. Вышень превратился там в Вишну, Крышень (бог крова над головой) в Кришну и т. п. В этом отрывке молитвы перечисляются уже не высшие ипостаси бога единого, а боги «средние», в христианстве они соответствуют по рангам апостолам. После них идёт длиннейший список «малых» богов, с ещё более детальной специализацией: существовали даже божки грибов, цветов, пчел, проса и т. д. Их по рангам можно сравнить с общехристианскими святыми, святыми только католиков и только христиан, святыми разных сект и, наконец, с местными и профессиональными святыми, каждый из которых в ином приходе или у лиц определенной профессии почитается чуть ли не наравне с Христосом. Стало быть, т. н. многобожие древних руссов идентично с практическим многопоклонством христиан, но отличается истинно русскими, а не иудейскими корнями. Вера древних руссов сеяла патриотическую гордость, а не космополитизм.

Далее в тексте что-то неясно, но можно вычленить: «… и тут ждёт отрок, отверзающий прекрасный Ирий (рай), и там течёт река, которая отделяет Сварога от Яви, а Числобог учитывает наши дни, говорит богу свои числа быть ли дню Сварогову или же ночи… слава Перуну огнепудру, который стреляет во врагов и верного ведёт по стезе, он есть честь и суд воинам, ибо златорун, милостив и праведен есть».

На этом дощечка оканчивается.

Интересно, что общеарийское «бада» означает «благо», «одарение», «наделение». Следовательно «бог» это тот, кто приносит благо, одаряет как материально, так и морально. Поэтому именно вечером, после трудов праведных приносилась молитва именно тому богу, который в силу своей специализации мог оценить прожитый день и воздать за него должное по заслугам. Этим богом был Дажбог (т. е. бог дающий). Утром молились богам вообще, особенно Перуну и праотцам. Днём — Хорсу, т. е. солнцу. Идеология древних руссов требовала чистоты не только духовной, но и телесной: богу молились с чистым телом. Дощечка № 3 гласит: «славим бога наше и мохомся з телесы, омовлени водоу чистоу». «Молынь творяще, омыехомся телесы наши и рцехом хвалу», повествуется в дощечке № 24.

Характерно, что у наших предков существовала узаконенная система социального обеспечения по старости, являвшаяся одновременно своеобразными отчислениями в сферу нематериального производства, т. е. в сферу управления и идеологии, в которой были заняты главным образом лица преклонного возраста, обладавшие соответствующим опытом. Дощечка № 8 сообщает, что десятую часть (очевидно продукта) руссы отдавали старшим в роде (на общие нужды), а сотую — волхвам (т. е. йогам или бабам-Йогам — В. Е.).

Честность рассматривалась нашей древней идеологией как одна из главных добродетелей, которой должно всем придерживаться. «Влесова книга» не раз с возмущением отзывается о «лисьих хитростях» и «ложной брехне» греков, указывает на нечестивость вождей гуннов, бравших дань по два раза.

Никто иной, как сам Велес, научил наших предков «землю орати и зерно сеяти». Поэтому земледелие считалось у нас почётным и богоугодным.

Круг, по-славянски «коло». Годовой круг возобновлялся, когда дни снова начинали прибавляться. Бог нового круга назывался «Коленда», позднее -»Коляда». Поэтому колядки на Рождество — пережиток нашей дохристианской идеологии. Тот факт, что учителями древних римлян были венеды, память о которых до сих пор сохраняется в названии Венеции (города венедов), был закреплён в римских «календах», которые как раз припадали на праздник Коляды. Слово календарь, хотя оно и вернулось на родину современных венедов — русских — через латинский язык, чисто славянского происхождения.

Праздники всегда отмечались пиршествами, даже по покойникам, а также различными состязаниями и играми. Наша, древняя идеология была радостной, даже горе сочеталось в ней с радостью: павший герой чтился пиршествами, играми, за него радовались, что он попал в Ирий, на радость своим дедам и бабкам, которые с ним теперь увиделись. В этом отношении интересно обращение Перуна к воину, павшему в бою и попавшему в рай (Ирий): «Иди, сын мой, до вечной красоты, и там увидишь твоих дедов и бабок, в радости и веселье тебя увидевших; плакали весьма до днесь, а теперь возрадуются о жизни твоей вечной до конца концов!»

Единственным высокоэстетическим местом Ветхого Завета является так называемая «Песня песней Соломоновых», стоящая загадочным особняком среди грязного человеконенавистничества остальных текстов этой кровавой книги. Уже давно высказывается мнение, что она была сочинена кем-то из арийцев, так как дух её именно арийский, а не иудейский. Скорее всего, она наполнена венедским духом и как многое другое бессовестно присвоена Сионом. Подтверждением этого могут служить многие места «Влесовой книги», свидетельствующие о высоких чувствах наших предков.

«Тут прекрасная заря идёт к нам, как благая жена даёт молока в силы наши и крепость двужильную; та ведь заря — солнцу вестница… конная вестница скачет до заката солнца, чтобы приготовили его золотой челн к ночи; и был влекомый волами смирными по степи синей; там ведь ляжет солнце спать в ночи, а когда день придёт… во второй раз скачет (заря) перед вечером, и так говорит солнцу: воз и волы там, и ждут его на млечном пути, который заря пролила в степи, будучи призвана матерью, чтобы поспешала».

«Итак, Млечный путь на небе — это молоко, пролитое зарёй, когда она слишком поспешила, будучи позвана матерью, — пишет Сергей Лесной. — Солнце движется по синей степи неба на возе, влекомом смирными волами: так понимали руссы медленно, ровное движение солнца. Когда солнце склоняется к вечеру, заря спешит оповестить, чтобы ему приготовили золотой челн, в который оно садится, ложась спать на ночь. Здесь несомненно отражен закат солнца над морем. А к утру заря возвещает солнце, что волы и воз уже ждут его на Млечном пути. Какая образность и красота в этом молоке, которое проливает заря, абы «поспьешендла»! И как жаль, что до нас дошло так мало из духовного наследия предков!» (С. Лесной, «Русь, откуда ты?» Виннипег, 1964, стр. 293-294).

Вот, чего мы лишились в 988 году, заменив нашу оригинальную идеологию — это отражение души русской — на расизм Ветхого и космополитизм Нового Заветов!

И как ни старался русский человек брать из Библии только то, что там ещё не было окончательно испохаблено и осквернено Сионом, как он ни пробовал не замечать или понимать иносказательно огромный поток библейских мерзостей, весь этот тысячелетний комплекс самообмана не мог не оставить своего следа: пьянство и хамство успешно культивировались обожателями Сиона. Те же, кто искренно уверовав в призывы Нового Завета к аскетизму, превращали свою жизнь в Яви в некое подобие полуастрального существования в Нави, извращали самую суть предназначения человека в Яви. Они превращали себя в живой пример того, каким должен быть гой — человек служебный для иудеев — сознательно самоограничивающим себя до предела, но максимально загруженным созиданием, плодами которого (якобы себе в ущерб на том свете) пользуются в Яви и почти безвозмездно иудеи. Терпение русских лопнуло и в 1917 году они заявили своё решительное Нет не только русскому по названию и сионскому по принадлежности капиталу[6], но и тысячелетнему игу сионского духа христианства.

То, что христианство нужно прежде всего Сиону, и то, что Сион более всего боится возрождения памяти о нашей родной арийской идеологии, прекрасно высказал ведущий сионист-советолог М. Агурский в рецензии на одну из статей автора этих строк: «Жизнь показывает, что антихристианство есть в то же время и даже прежде всего антисемитизм… всё это даёт мне право обратиться с призывом как к верующим евреям, так и к христианам объединиться на борьбу с неоязычеством». Вот и конец сказке о 2000-летней ненависти иудеев к христианам!

Как мы видим, звериная ненависть обожателей Сиона к нашей исконной идеологии, их животный страх перед её светлым содержанием не меняются и не ослабевают на протяжении тысячелетий.

Но чистая, как струи родника, идеология — не единственное, чего лишил нас злосчастный 988 год: он укоротил на многие века, а может быть, и тысячелетия нашу историю, писанную «чрьтами и резами», и возраст этой письменности.

Однако даже то немногое, фрагментарное, что донесла до нас «Влесова книга», подтверждает, что глава 38-я кн. пророка Иезекииля недаром в ужасе и смятении повествует о могучем народе Рус, приходящем громить «богоизбранных». Проклятия Иезекииля в адрес народа Рус как бы перекликаются с животным страхом М. Агурского.

15-я дощечка повествует, что «во время оно был меиж (муж) благ и доблестей, который назывался отцом Руси». У него была жена и две дочери. Жил он в степях и имел много скота — коров и овец. Но у дочерей не было мужей, однако бог дал ему измоленное и он выдал дочерей замуж… (Обратная сторона дощечки, по-видимому, не была переписана). Здесь сказывается нелюбовь русского человека к фантазиям. Имя праотца забыто, с этим считаются, и никому не придёт в голову выдумать имя, хотя имена в более поздней легенде уже даны. Авторы «Влесовой книги» сообщают уникальные для нас данные о скотоводческом периоде нашей истории. Ранее считали, что кроме земледелия и охоты мы в древности ничем не занимались. Надо полагать, что 15-я дощечка доносит до нас сведения многотысячелетней давности.

Сведения дощечки № 9а, строки 15-17 содержат данные примерно за 1000 лет до нашей эры, хотя можно предположить, что это было и намного раньше. Легенда рассказывает, что некий Богумир, жена которого звалась Славунья, имел трёх дочерей: Древу, Скреву и Полеву, а также сыновей Сева и Руса (младший). Богумир не имел мужей для своих дочерей и отправился по совету жены на поиски женихов. К вечеру он стал в поле у дуба и разложил костёр. Затем он увидел трёх всадников, устремившихся к нему. Те подъехали и сказали: «Здравы буди! Что ищешь?» Богумир рассказал о своей нужде. Те отвечали, что они в поисках за жёнами. Богумир вернулся в свои степи, ведя трёх мужей своим дочерям. Затем сказано, что отсюда произошли три славных рода: древляне, кривичи и поляне. От сыновей же произошли северяне и русы. Правда, в другом месте «Влесовой книги» происхождение племён объясняется по-другому, именно так, как в несторовой летописи, т. е. жители лесов называются древляне, жители полей — поляне. Но особую ценность представляют как раз 15-17 строки дощечки № 9а: «создались те роды (от дочерей и сыновей Богумира) у семи рек, где обитали заморья в Беленом крае и куда скот до исхода к горе Карпатской… было это за 1300 лет до времени Германариха». Так как Германарих умер в 375 году, да жил будто бы 100 лет, значит руссы были в области Семиречья примерно за 1000 лет до нашей эры.

В другой дощечке (№ 15а, 7-14) приводятся совершенно сенсационные данные: «праотцы… изыдощька из края Семиречья, от Райской горы и Загорья, пожили век, дальше пошли в Двуречье… и попали в землю «Сритие» (?), там стали, подождали и пошли большими горами, снегами и льдами и попали в степи… и пошли к Карпатской горе».

Имеется дощечка № 5а (1-10), которая говорит: «за 1500 лет до Дира пошли наши прадеды к Карпатской горе и там осели, живучи богато». Если мы примем условно 850 год за время Дира, то приход русских в Карпаты относится приблизительно к 650 г. до н. э.

Проживая на Карпатах 500 лет, предки наши пошли на восход солнца к Днепру, той реке, что течёт в море, и сели на ней к северу и так званой (Д) непре Припяти и там сидели 500 лет.

Кто был руководителем всех этих передвижений, не сказано.

Дощечка № 8 гласит: «При отце Оре едми род славен, а после отца трое его сыновей разделились на три части и так образовалась Руссолань и венцы, которые разделились на две части… так что скоро получилось десять частей».

Приход руссов к Днепру относится приблизительно к 150 г. до н. э. Далее сказано, что наши предки были союзниками «ильмерцев» и что они жили богато, разводя в степях скот. Однако ильмерцы оставили руссов и пошли на юг, и в то же время началась борьба с костобоками, продолжавшаяся 200 лет. Будучи побеждены, руссы были вынуждены бежать в леса и пробыли там 100 лет. Далее уже идёт речь о готах Германариха. Дощечка № 9 повествует:

«Пришли из зелёного края (это степи к востоку от нижней Волги вдоль Каспийского моря) к Готскому морю (безусловно Азовское) и там наткнулись на готов [7], которые им преградили путь; и так бились за ту землю, за жизнь нашу; до того времени были отцы наши у берегов моря по Ра-реке (Волге) и с великими трудностями переправили через неё своих людей и скот на тот берег, идучи к Дону, и там увидели готов; шедши далее на юг, увидели Готское море и готов, вооружившихся против нас, и так принуждены были биться за жизнь свою и добро.» При Святояре, Боляр, разбил готов и скотцев — дощ. 4, 6.

Дощечка № 6 (серия их) говорит: «Были Кимрами (киммерийцами) отцы наши и те потрясали Рим (намёк на Одактра и т. д.), а греков разметали как испуганных поросят (яко прасете устрешены)». Дощечка № 7 доносит такие сведения: «Даждь-бог родил нас через кровавую «замунь» (непонятно) и стали кровные родственники: скифы, анты, русь, борусень и суровцы». В другом месте этой же дощечки сказано: «иной земли искать не будем, не идём, а будем с Русью, потому что она есть мать наша, а мы дети её и будем до конца с ней». Многократны были и походы руссов на Царьград за века до Олега. Мы склонны усматривать в этом, как и последующей тяге русских к проливам, не только тоску по утраченной Трое, но постоянное подчёркивание нашего права туда вернуться. И едва ли случайно, что южная Русь постоянно называется «зме Трояню».

Дощечка № 26в даёт вариант сказания о Кие, руководившем Русью, Щеке с его племенем и о Хореве — предводителе хорватов. Сначала хорваты и щеки (вернее всего, чехи) отошли от руссов снова на Карпаты, но вскоре враги вновь вынудили их бежать до Киева и Голуни и там поселиться. Кий княжил 30 лет, за ним Лебедян, называемый также Славерь, который княжил 20 лет, после него Верен из Великограда (Великоградья), княживший тоже 20 лет и, наконец, Сережень, что княжил 10 лет. Иначе говоря, мы имеем последовательный ряд князей, стоявших у власти в общей сложности около 80 лет (все сроки явно округлены). Никаких данных о родстве между князьями нет. Видимо, существовал традиционный древнерусский республиканско-вечевой строй. Если верить Стрыйскому, что Киев был построен в 430 году, то время перечисленных князей можно уточнить.

Дощечка № 6 доносит до нас несколько прямых, а другие дощечки — более глухих указаний об Аскольде и Дире. Они были пришлыми и притом варягами. Аскольд разгромил силы русского князя и стал «непрошен князь», т. е. стал править вопреки воле вече без его избрания, насильно. Важно указание дощечки № 7 (ст. 2), что Аскольд появился в Киеве через 1300 лет после исхода руссов с Карпат, т. е. приблизительно в 850 г. «Влесова книга» довольно ясно опровергает версию, что Аскольд и Дир были потомками Кия. Иными словами мы должны принять версию наших летописей, что они были варягами, отколовшимися из состава дружины Рюрика.

Если учесть, что «Влесова книга» написана незадолго до 890 года, т. е. доведена практически почти до самого крещения Руси, то можно себе представить, какое огромное значение она имеет для нашей дохристианской истории, несмотря на всю фрагментарность её изложения. Тем более преступной предстаёт перед нами нетерпимость «к поганому язычеству» христианских цензоров, хладнокровно уничтоживших всё, что было написано «чрътами и резами».

На шести с половиной предыдущих страницах был приведён, в свою очередь, тоже сокращённый обзор истории Руси по «Влесовой книге». Но иудофильство Нестора не оставило нам даже этого. Вот в какое тошнотворное сионское месиво превратилось начало нашей истории:

ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ

Первый древний текст летописи Нестора

«Се повести временных лет (черноризца Федосьева монастыря Печёрского) откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть.

Се начнем повесть сию. По потопе первие сынове Ноеви разделиша себе землю: Сим, Хам и Афет».

Далее летописец переходит к дележу земли, начиная с Сима, т. е. с евреев, которым выделяется весь восток, как Ближний, так и Средний, включая не только всю Палестину, но и Сирию, Ливан, Месопотамию, Аравию, Индию. Таким образом, истинно верующий православный русский человек, как, впрочем, и вообще все христиане, в течение долгих веков из поколения в поколение программируется на предмет «исторических прав» иудеев на огромные территории, которые никогда, даже в самые лучшие для древнего Израиля времени, ему не принадлежали. После чего летописец переходит к описанию доли, доставшейся сыновьям Хама, к которым относят по Ветхому Завету главным образом негров и арабов. В долю Хама отошла вся Северная Африка, включая Египет и Эфиопию, острова Сардиния, Крит и Кипр и Малая Азия (современная Турция).

Для нас наибольший интерес представляет доля сына Ноева Афета или Яфета: несмотря на привязывание нас к этому еврею, от которого мы якобы ведём наряду с другими арийцами своё происхождение, Нестор вынужден расширять географические рамки расселения арийцев и части угро-финнов, так как «богоизбранные» авторы Ветхого Завета ничего об этом не знали, несмотря на свои особые отношения со всезнающем Яхве. Для описания «жребия Афетова» Нестор не мог не пользоваться какими-то древними русскими дохристианскими источниками, которые были потом безжалостно уничтожены во славу Христову, т. е. во имя миродержавных устремлений трёхтысячелетки Соломона. Пользование дохристианскими источниками привело к тому, что Нестор не сумел всё-таки скрыть факта существования двух Русей — Восточной (Новгород — Киев и окрестности) и Западной (в междуречье нижних течений Эльбы и Рейна). После описания доли Афета на Кавказе и южной части Европы, летописец повествует:

В. Русь «… В Афетове же части сидят русь, чудь и все языци — меря, мурома, хесь, мордва, заволочская чюдъ, пермь, печора, ем, угра, литва, зимгола, корсь, онтгола, любь. Ляхова же и пруси и чюдь приседит к морю Варежскому; по сему морю приседит варязи семо к востоку до предела Симова, по тому же морю седит к западу от земли Агланъски и до Воложъских. Афетово бо и то колено: варязи, свен, урмане, готе,

З. Русь русь, агняне, галичане, волъва, римляне, немиц, корлязи, вемъдици, фрягове и прочие,, даже приседят от запада к полудню и съедяться с племенем Хамовым» (т. е. стыкуются с народами Северной Африки).

Немного далее в разделе Повести временных лет, касающемся призвания князей, ещё раз подтверждается существование Западной Руси и, в отличие от только что процитированного отрывка, где Нестор отождествляет профессиональное название — «варяги» с этнонимом, фактически говорится, что варяжским промыслом занимались и западные руссы, и норманы (ур-мане), и англы, и шведы (свое):

«… Peшa сами в себе: «поищем собе князя, иже бы володел нами и

З. Русь судил по праву». Идоша за море к варягам в Руси, сипе бо ся зваху тьи варязи Русь, яко се друзим зовутси свое. Друзим же урмане, аньгяне,

В. Русь друзим гьте тако и си. Реша руси, чудь, словени и кривичи: «вся земля наша велика и обильна, а наряда (т. е. князя-правителя — В. Е.) в ней нет; да пойдете княжить и володеть нами». Далее в летописи, несмотря на редакцию Нестора, просматривается и Старгородское (т. е. с Зап. Руси) происхождение новгородцев: «Новугородьци: ти суть людье ноугородьци — от рода варяжьска…»

Пройдёт 800 лет, а русские люди всё ещё помнящие кое-что из своей древней идеологии, будут всё так же неистово подвергаться травле за эту память.

И за всю христианскую эру как-то никто толком не дошёл до простого вывода: восславление иудеев гоями выгодно и нужно только иудеям, а не гоям.

Вот, что писал св. Дмитрий Ростовский (1651-1709) о наших богах, опираясь на «Синопсис», изданный агентами Сиона в Киеве в XVII веке:

«Ладо его считали богом веселья и всякого благополучия, ему приносили жертвы, готовящиеся к браку, помощью Ладо думал стяжать себе добро, веселье и согласную, в любви, жизнь. Сия же мерзость произошла от древнейших идолослужителей, которые почитали некоторых богов Леля и Полеля, богомерзкое имя которых и доныне в некоторых местностях провозглашают на народных играх в пении: «Лелюм, Полелюм». Воспевают и Ладу, матерь того же Леля и Полеля: «Ладо, Ладо», и рукоплескают на брачных весельях ветхой дьявольской прелести того идола и бьют о ствол; от сего православному христианину всячески блюстись подобает, дабы избежать казни Божией… Купало, которого почитали за бога плодов земных и, омрачённые бесовской прелестью, приносили ему благодарения и жертвы в начале жатв. Память о том боге, или, правильнее, бесе Куполе и теперь держится по некоторым местностям России, особенно накануне рождества святого Иоанна Крестителя. Юноши мужского и женского пола, собравшись вечером, сплетают себе венки из некоторых трав, возлагают их на головы и опоясываются ими. Ещё же на том бесовском игралище раскладывают огонь, вокруг него, взявшись за руки, нечестиво ходят, скачут и песни поют, часто повторяя имя скверного Купала, и много иных действий дьявольских на скверных сборищах творят, о которых и писать неприлично… Некоторые и доселе не перестают обновлять память беса Коляды: начиная от Рождества, собираясь во все святые дни на богомерзкие игралища, песни поют и, хотя в них и поминают о Рождестве Христовом, но только беззаконно и Коляду прибавляют, много раз повторяя эту ветхую прелесть дьявольскую. К тому же на тех своих законопреступных сборищах и некого Тура, сатану, вспоминают и прочие богомерзкие скареды. Иные же лица свои и всю красоту человеческую, по образу и подобию Божию сотворенную, закрывают некими масками или страшилами, на дьявольский образ устроенными, пугая и развлекая людей, и тем своего Творца и Зиждетеля укоряют, как бы не довольствуясь или пренебрегая творением рук Его, что непременно подобало бы христианину оставить» («Творения св. Дмитрия Ростовского», стр. 377-378).

А на стр. 364 и др. того же сочинения Д. Ростовского мы видим, какими заплатами иудейского происхождения отцы православной церкви пытались прикрыть те дыры в нашей истории, которые образовались после 988 года:

«Имя Мосоха, шестого сына Яфета, внука Ноя, означает в еврейском языке: втягивающий и растягивающий, от натягивания лука и от распространения великих и многочисленных народов: московских, славяно-российских, польских, волынских, чешских, болгарских, сербских, хорватских и вообще всех, сколько их ни есть, славянский язык употребляющих. Ибо Мосох в 131 году по потопе, идя от Вавилона с племенем своим, оставил по себе в Азии и Европе, над берегами Понтского или чёрного моря, народы мосхови-тов, называющихся так от его имени: и оттуда по мере размножения, продвигались день ото дня в северные страны, за чёрное море, над Доном и Волгою реками, и над озером и заливом морским Меотис (Азовское море); куда впадает Дог, в полях широко раздвинулись селениями своими, сообразно свойству и значению имени отца своего Мосоха. Ибо, как Яфег означает расширение и расширительный, так подобно и Мосох переводится: растягивающийся и далеко вытягивающий. Итак от Мосоха, праотца славянороссийского, по наследию его, не только произошла Москва, народ великий, но и вся вышеназванная Русь или Россия».

Так в угоду международному Сиону и его интернационалу иудофилов — христианству — изворачивались и ловчили лучшие умы и администраторы «русского» православия, сами того не подозревая, оказывая медвежью услугу своему народу. Поэтому потуга Д. Ростовского породнить нас с Мосохом может в самое ближайшее время быть использована как законное оправдание «исторических прав» евреев на захват наших земель: ещё бы — об этом писалось так давно, так много и не одним Д. Ростовским!

Так любое даже самое искреннее ЮРОДСТВОВАНИЕ ВО ХРИСТЕ логически рано или поздно неизбежно приводит к ИЗМЕНЕ своему родному, национальному!

Что же касается вышеуказанного сочинения Дмитрия Ростовского, то оно было избрано нами потому, что по нему, как по школьному учебнику, учились деды и прадеды автора этих строк, и он хранит его как семейную реликвию.

Тот же Дмитрий Ростовский в течение долгих лет своей жизни занимался составлением Четьи-миней (собрание житий православных святых). В них часто можно встретить описания того, как фанатичные первохристиане с благоговейным остервенением против «идолов» сокрушали хрупкий мрамор античных статуй. Д. Ростовский пишет об этих варварских действиях первохристиан — наспех обратившихся иудеях — с симпатиями и восторгом. А ведь именно из-за них мы вынуждены взирать в музеях на прекрасные античные статуи без рук, без ног и даже без голов. Извечная иудейская ненависть ко всяческому изображению чего-либо живого, например, ненависть Иосифа Флавия к прекрасной скульптуре птички, безжалостно разбиваемой иудейскими фанатиками во время их налёта на Тивериаду, ненависть, которую с таким обожанием перед иудаизмом воспевает Леон Фейхтвангер в «Иудейской войне», эта ненависть полностью созвучна с ненавистью Д. Ростовского и многих других отцов православия, а тем более католицизма, по отношению к идеологическому, историческому и культурному наследию своих дохристианских предков.

Русский народ, лишённый своей национальной идеологии, старался вложить всю душу в создание христианских храмов. Но на протяжении веков его заставляли в них слушать и петь «Славься Боже наш во Сионе!» и целовать иконы гениального Андрея Рублёва, большинство персонажей которых никто иные, как пышущие ненавистью ко всему гойскому иудейские пророки, для которых целовавшие их изображения русские люди — не более чем двуногий служебный скот.

Удивительно ли после этого, что самый русофобский фильм за всю историю мирового кинематографа «Андрей Рублёв» А. Тарковского также иезуитски изощрённо, как это делали Флавий и Ростовский, пытается заставить нас с ужасом и омерзением отшатнуться от нарочито утрированных развратных поз спящих после ночи на Купалу юношей и девушек, от неверности русской женщины, предпочитающей татарского захватчика своему спасителю, от русского князя, который, согласно версии «объективиста» А. Тарковского, не только предаёт Русь, но и не жалеет предать огню прекрасное творение народного зодчества, вызывая удивление этим даже у татарского хана. Все новеллы фильма А. Тарковского и каждая из них в отдельности — это смачный сионский плевок в душу русского человека: смотри, мол, как ты гадок! Поэтому в конце фильма «Андрей Рублёв», бегущий от изготовленных А. Тарковским мерзостей своего собственного народа, ища забвения во вдохновенной иконописи ликов иудейских. И Тарковский демонстрирует перед кинозрителем галерею выхватываемых наплывом так дорогих Сиону образов пророков-ненавистников; смотрите, умиляйтесь нами, прикладывайтесь к нам! А мы всё равно будем продолжать вас ненавидеть, истреблять духовно и физически, коверкать и похабить всё ваше и вас самих! Прикладывайтесь к нам! Славься Боже наш во Сионе!

Однако давайте поближе присмотримся к Сиону. Откуда он взялся на наши головы?

Дикая кочевая волна евреев нахлынула на Палестину где-то в районе 1250 г. до н. э. К этому времени здесь наряду с самым древним — арийским -населением уже жили, начиная примерно с 2500 г. до н. э., выходцы из ханаанских бедуинских племён Аравии. В прибрежной полосе (нынешнего Ливана) эти ханаанцы назывались финикийцами. Именно здесь происходила стыковка южного языкового арала арийцев и северная граница ареаль семитов, родиной которых всегда был Аравийский полуостров. Арийцы, представлявшие коренное оседлое население, постоянно соприкасались здесь со степняками-бедуинами (от арабского: степь). Аравийский полуостров тысячелетиями выбрасывал из своих недр орды кочевников на север — в Двуречье, начиная с 3500 г. до н. э. (первая волна бедуинов); в 2500 г. до н. э. — вторая бедуинская ханаанская волна в Палестину и прибрежный Ливан; в 1250 г. до н. э. еврейская волна в Палестину (третья волна) и, наконец, начиная с 622 г. н. э. арабская бедуинская волна под предводительством основателя ислама мекканца Мухаммеда (четвёртая волна) через короткий исторический отрезок времени захлестнула весь Ближний и Средний Восток и Северную Африку, переплеснулась через Гибралтар и затопила весь Пиренейский полуостров.

Подвергаясь арийскому воздействию, язык аравийских бедуинов превращался в аккадский или ассиро-вавилонский в Двуречье, в финикийский и еврейский в Палестине и т. д. Эти языки жили, развивались и умирали, а их праматерь — классический арабский язык бедуинов Аравийского полуострова, благодаря его блестящей изоляции, продолжает сохраняться в почти нетронутой чистоте до наших дней.

В отличие от семитов прародину арийцев мы пока не можем установить с такой же точностью. Однако исследования в области палеолингвистики дают нам основания полагать, что именно венеды (гинду, хинду, индусы) составляли становой хребет арийского языкового субстрата и являлись главными носителями и хранителями древней общеарийской идеологии. Сейчас уже вполне ясно, что единственными автохтонами Европы являются венеды и прибалтийские арийцы — предки современных литовцев и латышей. И Кельты, и германцы — народы, пришлые из глубин Азии. От нашего станового хребта отделялись, развивались, жили и умирали большие и малые народы, языки и идеологии. Некоторые неарийцы внедрялись в глубины нашего ареала, обариевались. Наоборот, арийцы на стыках с другими ареалами часто тонули в чужеродных пучинах. У арийцев строились, прославлялись и рушились города и целые империи, а их праматерь венедская хранила себя в относительной девственной безвестности на огромных просторах Евразии, давая всё новые выплески своих детей в разные части земли, и не только по суше, но и морем, дав знаменитую плеяду так называемых «народов моря». С разных сторон и разными путями дети венедов устремлялись на протяжении тысячелетий в Палестину. Какая-то страшная древняя катастрофа, сопровождавшаяся палящим фактором, закрепила за страной название Палестана (Опалённого стана), которое потом трансформировалось в Палестину. Сильное арийское племя евусеев, вернее, евусов или явусов — древних венедских «материалистов», отдававших предпочтение поклонению Яви (отсюда и их название — явусы или евусы), имели один из самых крупных городов в Палестине — Евус, с холмом высотой 737 м над уровнем моря на своей юго-западной окраине. Холм был увенчан крепостью со святилищем священного огня, ночное свечение которого и дало холму название Сиян-горы. Ни один из семитских языков, в том числе иврит и арабский не дают этимологии топонима Сион. На иврите это — «цион», на арабском — «сыпьюн». Никакого значения у этих слов нет. Наоборот, русские паломники в Палестину — люди зачастую высокообразованные для своего времени, с глубоким знанием уже недоступных нам исторических данных, упорно называли гору Сион — Сиян-горой. Одной из положительных сторон творения Дмитрия Ростовского является употребление топонима Сиян-гора. Наличие в арабском варианте звука h в качестве второй (придыхательной) согласной лишь подтверждает арийское происхождение слова в том же значении: так в древнеиндийском — «блеск», «сияние» — h сохраняется. И вообще во всех языках — арийском и особенно венедо-славянском — основа слова «сияние» звучит почти одинаково. Переход же я -> о для иврита закономерен — это язык «окающий».

Нет ни в одном из семитских языков и этимологии реки Иордан. По-арабски она — «аль-урдун», на иврите — «ярддейн». Здесь особенно важно сохранение удвоения «дд». При реконструкции воссоздаётся арийское: «урду-дон». Урду — это «орда» — слово отнюдь не тюркское, как нас пытаются ввести в заблуждение сионизированные словари: никакого гнезда оно не образует и объясняется только как «ставка хана». При своём продвижении на запад монголы встретились с упорядоченными, т. е оседлыми станами арийцев. «Орда» происходит от таких общеарийских слов, как латинское: «порядок», «строй»; русское: «ряд», «орудие». Тюрки применили это слово для той части стойбища, которая была упорядочена раньше — для ставки хана. Потом оно переосмысли-лось как «войско кочевников». В древней Палестине кочевники были отделены от оседлого — упорядоченного населения небольшой рекой — «Рекой Порядка» Слово «дон» в значении «река», «вода», или «то, что под водой», т. е. «дно», по сей день сохраняется в арийских языках. Почти все реки в Осетии оканчиваются на «дно» в значении «река», «вода»: Цей-дон, Ардон и т. д. Предки Осетии сарматы и аланы пронесли «дон» по всей Европе: Дон, Днепр (Дон-апр), Дунай. Полагают, что они оставили по себе память в названии Лондона (болотная вода). Элемент «дон»[8] ещё сохраняют некоторые речки в Анатолии. До прихода же туда тюрков-османов этих гидронимов было несравненно больше. А аланы, как известно, — ближайшие родственники венедов.

Одним из выплесков арийского станового хребта на юг были геты (не путать с готами). Среди мест их обитания наиболее известен Балканский полуостров. По ту сторону проливов в Малой Азии они были известны как хетты, (кассиун) по-арабски, (китти) на иврите. В этимологическом плане основа «хат» — общеарийского происхождения: авест. — ката, перс. — ката, укр. — хата, т. е. везде со значением: «крытое жилище», «хижина», «дом», «хата». Окончание «-ти» лучше всего передаётся русским «-цы». Следовательно хетты — это «хатники», «хатцы», т. е. опять же оседлое население с постоянным кровом над головой в отличие от степняков-бедуинов с кочевым образом жизни. Европейские учёные, находясь в плену иудофильских ветхозаветных искривлений истории, до начала XX века слепо верили, что хетты хамитского происхождения, т. е. чуть ли не негроиды. Когда же в 1920 году проф. Грозный заставил заговорить молчавший тысячелетиями хеттский язык, то оказалось, что он арийский и ближе всего стоит к славянским языкам, т. е. становому хребту арийства. Сразу следует оговориться, что эта близость распространяется главным образом на грамматический строй, который в каждом языке подобен капитальному дому, в то время как лексика более подвижна и сравнима с обитателями дома, которые могут в нём родиться, жить и умирать, переселяться в него из других лингвистических зданий. Если грамматика языка меняется в среднем на 2-5% в тысячу лет, то лексика за то же время меняется на 19,5%, Конечно, на таком проходном дворе народов, как Палестина, этот процесс иногда протекал гораздо быстрее, чем внутри Аравийского полуострова, где язык арабских бедуинов почти не изменился в течение многих тысячелетий.

Едва ли можно считать простым совпадением тот факт, что легендарный поход евреев из Египта под предводительством жреца высоких посвящений Моисея совпадает по времени с началом Троянской войны, а их вступление в Палестину — с её окончанием. Устное предание Каббалы, свято хранимое раввинами, повествует, что похищение сыном троянского царя Приама — Парисом — жены спартанского царя Менелая — Елены — было задумано для того, чтобы, стравив между собою два наиболее перспективных народа арийского корня — греков и хетто-венедов Малой Азии, отвлечь их внимание от Палестины, этого южного фланга Хеттской империи, осуществить захват важнейшего перекрестка международных путей. Естественно, что лучшие силы даже с периферии слабоцентрализованной Хеттской державы были отвлечены на Троянский театр военных действий. Южный фланг державы в течение всего сорокалетнего периода троянской войны был практически открыт перед еврейскими захватчиками. Но война оказалась затяжной, и Моисей ожидал долгие 40 лет в Синайской пустыне победы греков над заранее обречённой Троей: так решили жрецы древнего мира — Египта и Двуречья. М. В. Ломоносов считает, что венеды в борьбе под Троей против греков потеряли своего вождя Пилимена и под руководством нового вождя Антенора пришли во внутренний конец Адриатического моря (Поли. собр. соч., т. 6, стр. 179). Что же касается упомянутых жрецов, то они больше всего на свете боялись великорослого народа Рос или Рус, полагая, что руссов слишком много было в Трое, Малой Азии и в Палестине. Для уничтожения этой угрозы жрецы древности уже давно воспитывали и растили устойчивый преступный генотип гибридного характера, созданный на протяжении многих и многих веков на базе скрещивания древних профессиональных династий преступного мира чёрной, желтой и белой рас. Ещё за 2500 лет до н. э. была создана строго засекреченная многоступенчатая (по жреческому образцу посвящений) и высокодисциплинированная организация преступного мира, получившая от ханнаского выражения «ма фи» — «не имеется», «не существует» названия мафия, т. е. то, чего якобы вовсе и не существует. Она была создана как широкоразветвлённая средиземноморская сеть, грабившая на море и на суше арийские народы моря. Постепенно субподрядчики мафии — финикийские купцы — стали вытеснять арийцев из их опорных пунктов на Средиземном море. Именно с тех пор до наших дней Мальта и Сицилия продолжают оставаться центрами международной мафии.

Свой гибрид жрецы так и назвали «преступниками», «проходимцами» — от корня Eвp, означающего «преступать что-либо».

Сорок лет, проведённые евреями во главе с Моисеем (по-еврейски Моще) в Синайской пустыне были использованы Моисеем не только для ожидания исхода Троянской войны, но и для того, чтобы перепрограммировать поведение развращённых дармовыми благами египетской цивилизации соплеменников. Нужно было снабдить обленившихся стяжателей идеологией сверхчеловеков, которым всё позволено по отношению к гоям. Как высокообразованный жрец-психолог, он прекрасно понимал, что тех, кто в сознательном возрасте вышел из Египта, уже не переделаешь. Только полная изолированность нового поколения в гетто Синайской пустыни поможет превратить их в волков в стаде гоев-баранов. Поэтому он предрекает, что ни один из вышедших из Египта не войдёт в Палестину. Оседлые египетские преступники превращаются в дикие кочевые племена — 12 колен израилевых, из коих 11 — светские евреи и одно колено или племя под руководством родного брата Моисея — Арона, левиты, предназначаются для ведения идеологической работы среди остальных 11 колен. Создаётся потомственный наследственный штат наставников-воспитателей, поклоняющихся, подобно египтянам, многим богам, на иврите — «элохим» (элоха — бог плюс «-им» — окончание мн. числа). Арон и Моисей передают через наставников-раввинов устное предание, согласно которому 10 заповедей Моисеевых действительны только в отношениях между самими евреями, при сношениях же евреев с гоями не только можно, но и нужно делать всё наоборот. Закладывается целая система философии с двойным дном. Поколение, которое нарождается уже в Сионе, воспитывается в духе ещё более звериной ненависти к гоям, чем то, которое вышло из Египта. Одно из главных требований синайской идеологии — беспрекословное, слепое подчинение левитам во главе с Ароном и Моисеем. Методика этого программирования поведения с малолетства использовалась потом при воспитании фидаев у ассасинов, мальчиков-мамлюков в Османской империи, масонами в международном бойскаутском движении, созданным ген. Боден-Пауэлом, фашистами в Гитлер-югенде и сейчас успешно применяются в иудейско-сионистской системе воспитания молодёжи.

Моисей отважился вступить в Заиорданье только при получении сообщения о падении Трои. Он захватил восточный берег Иордана и перед смертью в возрасте 120 лет поднялся на гору Небо[9], названную нашими предками так, видимо, потому, что с её вершины, как на ладони, видна вся Палестина вплоть до Средиземного моря. После смерти Моисея его преемник Иисус Навин в течение семи лет вёл кровопролитную войну по захвату городов-государств Палестины.

Эстафета иудаизма, мафии и масонства тянется через века и тысячелетия в новое время и далее к главарям мафии типа Меира Ланского и израильской разведке:

«САУТ ЧАЙНА МОРНИНГ ПОСТ ГОНКОНГ»

В ПОИСКАХ СОКРОВИЩ

В Индийском океане, к северо-востоку от острова Мадагаскар, расположена группа Сейшельских островов. Много бурь пронеслось над ними, много тайн и загадок хранят их скалистые берега.

В 1923 году у острова Маэ разыгрался сильный шторм. Когда стихло ненастье, Севи, жительница острова Бель Омбр, обнаружила на прибрежных скалах, с которых ураганный ветер смёл слой песка и пыли, какие-то странные рисунки. Подойдя ближе и присмотревшись, она явственно различила изображение собак, лошадей, змей, женщины и черепахи, сердец, глаза и амфоры. Рисунки были расположены в определённом порядке. Севи это показалось не случайным. Она обратилась за советом к местному нотариусу, в архивах которого сохранились копии различных документов, карт, писем, принадлежавших когда-то пиратам. Тщательно изучив бумаги, они пришли к выводу, что в криптограммах использован масонский шифр, и предположили, что рисунки на скалах должны указывать на место захоронения клада. В результате расколок были обнаружены останки двух людей. Судя по одежде и предметам, найденным с ними, это были пираты. Однако дальнейшие поиски ни к чему не привели. Тайна сокровищ осталась нераскрытой.

Кто же они, подлинные владельцы мифических сокровищ?

Сейшельские острова стали надёжным пристанищем пиратов в начале XVIII века. Их чёрный флаг был подлинным бедствием для купцов, торговавших с Индией. Именно сюда направился легендарный капитан Кид с приказом покончить с пиратами. Но Кид, сменив британский флаг на «весёлого Роджера», сам занялся разбоем. Поистине это бьл золотой век пиратства. Богатства текли рекой, и, укрывшись в далёком логове, пираты жили не хуже королей. Но время шло, и на горизонте всё чаще стали появляться английские и французские корабли. Началась безжалостная охота за морскими разбойниками.

Среди последних, самых отъявленных пиратов был некто Оливье Васер по прозвищу «ястреб». Он и его помощник, бывший лейтенант королевского флота Джон Тейлор, совершали дерзкие набеги на караваны купеческих судов. В 1721 году ими был захвачен португальский корабль «Вьерхе ду кап», в трюмах которого было много золота. Получив свою долю добычи, Васер направился к острову Маэ, где, как полагают, и спрятал свои сокровища в одной из пещер. В 1730 году он отошёл от пиратских дел и нанялся лоцманом на острове Мадагаскар. Вскоре его опознал один из французских офицеров. Васер бежал и принял на себя командование пиратским кораблём «Викторьё». Однако судьба его была предрешена. Разбойничью шхуну выследил и взял на абордаж французский фрегат «Медуз». Пираты были повешены на рее, а главаря Васера заковали в цепи и бросили в тюрьму на острове Реюньон.

7 июля 1730 года знаменитый разбойник был публично повешен. Перед тем, как взойти на виселицу, Васер бросил в толпу записку: «Мои сокровища тому, кто догадается…» В бумагах Васера обнаружили ряд криптограмм, расшифровать которые потом годами безуспешно пытались незадачливые кладоискатели. Вскоре к ним прибавились письма известного корсара Бернардена Нажёна Эстана.

В конце XVIII века Франция начала войну против Великобритании, и, с разрешения французского правительства, корсары стали нападать на суда, идущие под британским флагом. Их быстроходные корабли наносили серьёзный ущерб Вест-Индской компании. В руки Эстана попали копии бумаг Васера, и он, как полагают, разыскал часть сокровищ и перепрятал их вместе со своими кладами. В письме к племяннику Юстину Мариусу Эстан писал: «Мой дорогой Юстин, на случай, если мы не свидимся, вот моя последняя воля. Следуй моим советам, и господь вознаградит тебя. Заручись поддержкой наших влиятельных друзей и отправляйся на остров Иль-де-Франс (ныне остров Маврикий). Там в указанном месте подымись на восточный утёс, отмерь 30 шагов на восток. На скалах увидишь знаки, я привожу их ниже. Очерти по ним окружность, чтобы ручей находился чуть левее от центра. Там и ищи сокровища, на них мои инициалы Б. Н. — Бернарден Нажён. Несколько кладов уже откопано мною, осталось четыре…»

А вот завещание Эстана, адресованное брату: «Мой дорогой брат, я тяжело болен, и дни мои сочтены. Долгое время я был корсаром, мы грабили английские суда и уничтожали врагов Франции. У берегов Индостана мы захватили английское судно «Индус» и возвратились с богатой добычей. Но в бою бьл ранен наш командор. Перед смертью он завещал мне свои сокровища. Теперь слушай внимательно! На острове Иль-де-Франс отыщи ручей Ла Шо, в его верховье есть пещера, — в ней спрятаны сокровища «Индуса». Они помечены моими инициалами Б. Н. Там найдёшь три больших бочонка и кувшины, полные золотых дублонов, шкатулки с брильянтами и слитки золота стоимостью в 30 миллионов…» К письму прилагалось несколько криптограмм.

Эти документы долгое время будоражили воображение многих кладоискателей, но в них было много орфографических ошибок, и расшифровать их казалось невозможным. И, наконец, в 1916 году на острове Лемба близ Занзибара найден первый клад капитана Эстана. На сундуках стояли инициалы Б. Н.

В 1923 году последовала находка Севи, и внимание общественности было приковано к острову Маэ. Неудача Севи не угасила пыл самых рьяных кладоискателей. В 1948 году бывшему гренадеру Реджинелу Крузу Вилкнису почти удалось открыть тайну шифра. Начались раскопки. По утверждению Вилкинса, сокровища должны находиться в Бель Омбр где-то под шестиметровой толщей гранита. После тщательных поисков была обнаружена лестница, ведущая в большую пещеру, а оттуда в глубь скал. Но соединяющий туннель оказался завален, и рабочим пришлось по камешку расчищать проход — на поверхность бьло поднято свыше 700 тонн гранита. Когда же туннель был очищен, вдруг обнаружилось, что весь берег изрыт многочисленными ходами, соединёнными с другими пещерами. Где искать сокровища в этом лабиринте? На стенах пещер нашли таинственные знаки, а на пути кладоискателей возникали различные препятствия — ямы, ловушки, завалы. Изучив наскальные рисунки и предметы, найденные в пещерах. Вилкинс пришёл к выводу, что все они так или иначе связаны с греческой мифологией. На стене обнаружили изображение Андромеды, в пещере были вбиты колья, которые, по-видимому, символизируют зубы дракона, посеянные Ясоном, ржавая сабля могла вполне означать меч Герсея. Ориентируясь по этим знакам, кладоискатели медленно продвигались вперёд. На дне ручья была найдена золотая монетка — плата Херону за перевозку мёртвых душ.. Далее следы обрывались. Раскопки у ручья не дали никаких результатов. Тогда Вилкинсу пришла в голову счастливая мысль: чтобы достичь сокровищ, нужно совершить один из подвигов Геракла. Как известно, Гераклу поручили расправиться с водяной змеёй Гидрой. Существование подземного ручья навело на мысль, что пещера с сокровищами могла быть затоплена. И действительно, когда ручей перекрыли (а это и был предполагаемый «подвиг» Геракла), в углу пещеры показался проход, заваленный глыбами гранита. Новое непреодолимое препятствие…

Итак, пока из четырёх сокровищ Эстана три не найдены. Судя по документам, одно находится на острове Родригес, второе — на севере острова Маврикий и, наконец, третье — в пещерах Бель Омбр, остров Маэ.

Круз Вилкинс продолжает поиски, и только время покажет, на правильном ли он пути.

«ЗА РУБЕЖОМ» № 39 (952) 1978 г.

СМЕРТОНОСНАЯ МАЗЬ

Президент Египта Гамалъ Абделъ Насер погиб, согласно некоторым данным, от руки своего массажиста-врача Утейфи, агента израильской разведки. Он втирал при массаже особую мазь, которая постепенно приводит к параличу сердца. Утейфи получил её от израильских спецслужб. Правительство Израиля, как сообщает печать арабских стран, в частности вашингтонский корреспондент амманской газеты «Ар-Рай», ссылающийся на дипломатические источники в Соединённых Штатах, довело до сведения Садата, что то же самое могло бы случиться с ним и членами его семьи: ведь и они прибегали к услугам этого же врача. Но этого не случилось…

«Ан-Нида», Бейрут.

«За РУБЕЖОМ» № 26 (991) 1979 г.

В кн. И. Навина (24; 8, 11, 13) приводятся следующие его циничные слова, якобы исходящие от Яхве: «И привёл я вас к земле аморов, живших за Иорданом; они сразились с вами, но я предал их в ваши руки, и вы получили в наследие землю их, и я истребил их перед вами… Вы перешли Иордан и пришли к Иерихону. И стали воевать с вами жители Иерихона: аморы, фризы, ханаанеяне, хетты, гергаши, хивы, евусы, но я предал их в ваши руки… И дал я вам землю, над которой вы не трудились, и города, которых вы не строили, и вы живете в них; из виноградников и масляничных садов, которых не насаждали вы, вы едите плоды».

Несмотря на то, что евусы были разбиты Иисусом Навином, сам город Евус и крепость на Сиян-горе ещё долго не сдавались. Только Давиду удалось взять город Евус, который он переименовал в Иерусалим. А крепость на Сиян-горе выдержала беспримерную 40-летнюю осаду и была взята лишь Соломоном. Поскольку главный город евусов стал после захвата Палестины главным городом евреев, то естественно, что идеология похороненного населения, стоявшего на несравненно более высоком культурном уровне, чем евреи, оказала на последних огромное влияние. Пришельцы были буквально загипнотизированы прагматическим предпочтением ипостаси мира сего — Яви. Но если сами евусы были просто слишком жизнерадостны и поклонялись ей светло и бескорыстно, то пришельцы указанного генотипа были обворожены Явью, как символом рая на земле, причём рая исключительно в смысле максимального материального благополучия, главным мерилом, концентратом которого является золото. Древние семиты ханаанеяне тоже восприняли арийскую Явь (Яве, Я — на их языке), но в светлом смысле, опередив евреев на 12 столетий. Небезынтересно и само превращение понятия Явь в еврейского Яхве: при обращении к Яви евусы пользовались звательным падежом — О, Яве! (Сравните: боже! сыне! отче!). В молитвах это слово употреблялось почти исключительно в завательном падеже. Почти все семитские слова строятся из корней, состоящих из трёх согласных. В слове же Явь (фонетически: йавь) их только две: «й» и «в». В семитском звучании третий согласный звук «h» был добавлен искусственно. В результате и возникло слово «йаhве» как имя единого еврейского бога. Идея единобожия была украдена у арийцев. Третий коренной «h» появился у захватчиков не сразу. Об этом свидетельствуют древнегреческие магические папирусы, где иудейский бог называется ; Теодорет (386-457) даёт самарийское произношение Этимологию Яхве от семитских корней найти едва ли возможно и что у евреев это имя бога появилось в XX в. до н. э., т. е. уже после прихода евреев в Палестину. До этого, как политеисты, они употребляли слово «элохим» (бог), оставшееся вкрапленным в Ветхий Завет (кн. И. Навина, 24, 14, 15). Запрет же произносить имя Яхве, а пользоваться вместо него именем Адонай Цваот (в русском тексте библии бог Саваоф; а на иврите дословно «хозяин орды»), объясняется весьма просто: левиты боялись, что если евреи будут произносить вслух имя Яхве, то гои быстро обнаружат, что их «универсальный единый бог Яхве» всего-навсего одна из трёх ипостасей триединого бога коренного населения Палестины — арийцев. В случае подобного разоблачения рухнули бы все претензии на «богоизбранность» и прочие атрибуты «исключительности» евреев. Более того, мир был бы вынужден признать превосходство арийцев и особенно венедов. Именно поэтому раввинич Владимир равноапостольный так усердствовал в уничтожении нашей дохристианской письменности, а его последыши с неменьшим усердием пытаются дискредитировать как «фальшивки» и «Слово о полку Игореве», и «Влесову книгу». По той же причине в переводе Ветхого Завета на русский язык имя Яхве в оригинале на иврите передаётся в русском тексте как «Бог» или «Господь». В тех же текстах, где уже нельзя было не называть Яхве его собственным именем, его преподносят нам в форме Иегова, распознать в которой Явь практически невозможно.

В 1973-75 годах доктор Свенд Хелмс из лондонского Археологического института производил раскопки в Иордании в месте, которое до сих пор называется Ява. Оно расположено на обширном базальтовом плато лавового происхождения, лишённого не только постоянных водных источников, но даже талых весенних вод. Со всех сторон местность Ява окружена пустыней. Раскопки обнаружили в этих базальтовых скалах остатки большого города с населением в 5-6 тыс. человек, относящегося к середине 4-го тысячелетия до н. э. Это был хорошо укреплённый и прекрасно спланированный город, процветавший задолго до того, как городская культура появилась ещё где-либо в Палестине. Для снабжения города водой жителя Явы с помощью своих высококвалифицированных инженерных кадров сконструировали сложнейшую и беспрецедентную для эпохи неолита гидросистему с огромным резервуаром для хранения воды. Безусловно, что она была не под силу семитским кочевникам, да и само название места явно указывает на связь жителей с культом Яви. По нашему мнению раскопки Свенда Хелмса подтверждают, что у колыбели так называемого азиатского способа производства, который рассматривался К. Марксом как исходный в цепи последовательно сменявших друг друга социально-экономических формаций, стояли наши прямые предки, отголоски о странствиях которых мы встречаем во «Влесовой книге». Подробнее об азиатском способе производства см. книгу В. Н. Емельянова «Аграрные отношения в Ливане за 25 лет независимого развития (1943-1968 гг.)», Москва, 1969 г., гл. I «О государственных социально-экономических укладах», стр. 9-42. Централизованные верховной властью и планируемые на длительную перспективу общественные работы в рамках госсектора (особенно по ирригации) — одна из главных черт азиатского способа производства, как отмечал К. Маркс.

СИНАЙСКАЯ ДОКТРИНА МОИСЕЯ

Если во время недавней вьетнамской войны американские империалисты, как ученики мирового Сиона, выдвигали (казавшуюся кое-кому новой) идею «вьетнамизации войны», т. е. чтобы вместо них вьетнамцы убивали вьетнамцев, то для самого Сиона (ещё до захвата горы Сион в 1250 г. до н. э.) натравливание гоев против гоев было уже обычной практикой. В то время, как стравленные евреями арийцы-греки воевали с нашими предками арийцами Трои, Моисей в течение сорока лет занимался программированием евреев на длительную перспективу. Способный ученик древнееврейских жрецов, сам жрец высоких посвящений, он знал, что любую, даже самую невероятную по наглости, идею можно осуществить. Но одной человеческой жизни для этого мало. Для этого мало даже жизни нескольких обозримых поколений. Но идея, фактически произнесённая через десятки и сотни поколений в первозданном, не подвергаемом диалектическому воздействию виде, может осуществиться полностью, как она задумана. Для этого нужна простая вещь: непререкаемая догматическая преемственность идеи. Английский масонский писатель Бернард Шоу в своей пьесе «Назад к Муфусаилу» пришёл к выводу, что только возврат к долгожительству Муфусаила — библейского пророка, жившего около 1000 лет, может спасти человечество от тех бедствий, на которые оно себя обрекает, т. к. 60-70, лет это не возраст для обретения настоящей мудрости. Моисей не был мечтателем, а практиком: если 50 поколений за 1000 лет пронесут в неприкосновенности идею, как если бы это был один человек, результат будет тот же без сказочного долгожительства. Для хранения идеи мирового господства он поручает своему брату Арону создать институт идеологических комиссаров-левитов; по сей день они через тысячи лет несут в догматической неприкосновенности идею синайской доктрины Моисея, Соломон лишь поставил её на практические рельсы. Хитроумные левиты заставляют гоев менять свои идеи почти как перчатки. Итак: полная преемственность для евреев и отсутствие таковой у гоев! Это краеугольный камень всего здания Сиона.

Теперь уже стало очевидным, что то, что в настоящее время называется перспективным планированием, зародилось по крайней мере в древнем Египте, где строительство одной пирамиды длилось зачастую в течение всей жизни фараона. Однако это было чисто экономическим планированием. Непревзойдённым до сих пор образцом идейно-политического и экономического планирования является перспективный план, составление которого приписывается израильскому царю Соломону, сыну царя Давида. Наиболее вероятными датами правления Соломона являются 1015-975 гг. до н. э. План Соломона был составлен им на перспективу в 3000 лет! Конечной целью этого плана является завоевание иудеями мирным путём мирового господства. Не исключено, что именно по этой причине этот израильский царь и получил своё имя Соломон или Шломо на иврите, что значит: «мирный», «миролюбивый». Безусловно, что при выработке своего плана Соломон воспользовался многотысячелетним опытом лучших жрецов древнего Египта, Двуречья и Финикии. Соломон вступил в брак по расчёту с дочерью фараона именно в этих целях, т. е. в целях доступа к опыту жрецов. Уже на четвёртом году своего царствования он начинает в Иерусалиме на горе Мориа постройку храма богу Яхве. Слово «мориа», также не имеет этимологии в семитских языках. Зато у всех арийцев «мор» — это «смерть». На этой горе у евусов был культовый жертвенник для заклания священных белых петухов и агнцев, которых они специально для этой цели выращивали. Свято место пусто не бывает. Во всём мире храмы новой веры, как правило, строились на фундаментах храмов предыдущей веры. Таким образом, святое место не пустовало. Иногда оставались нетронутыми даже какие-то внешние старые атрибуты, но идеологическое содержание вкладывалось новое. Люди продолжали приходить на привычное священное место, видели многие старые символы, слышали, что завоеватели на первых порах (до запрета) взывают вроде бы к той же Яви, как и они. Но пришельцы вкладывали в эту оторванную от Триглава ипостась уже совсем не то, что евусы-явепоклонники.

Соломон придавал новому храму огромное идейно-политическое значение: его грандиозность и великолепие должны были стать отправной точкой идеи всемирного господства, исходящего из этого храма. Золото и другие драгоценности, награбленные евреями при исходе из Египта, плюс огромная военная добыча при захвате Палестины щедро вкладывались в постройку идеологического учреждения с холодным расчётом завладеть всем золотом мира. Каждый иудей за счёт «двуногого гойского скота» должен, согласно этой идеологии, жить как в раю здесь, наяву, не принося пребывание в Яви в жертву надежде на блаженство на том свете. Вот в чём основная притягательная для евреев сила иудаизма, который с самого начала был задуман как многоприбыльное коммерческое предприятие, как опасная, но всё же с лихвой окупающая риск, профессия.

Тесная деловая дружба связывала Соломона с царём финикийского города Тира (Сура) Хирамом, который в течение всех 13 лет постройки храма поставлял Соломону строителей разных профессий, во главе которых стоял некий Адонирам из того же города Тира.

Бывшие кочевники евреи — дети Синая _ сами строить не умели. Само строительное и измерительное дело в рамках существовавшего в древности на Востоке этнического разделения труда ассоциировалось с этнонимом «венед — гинду хиндус». Поэтому у арабов и у евреев слово «хандаса» значит: «строительное дело», «инженерное дело», «геометрия».

Хорошо сознавая, что без опоры на технологический опыт и инженерное мышление венедского субстрата населения Палестины, без опоры на широкие арийские массы населения Древнего мира, окружавшего Соломоново царство и составлявших наиболее творческую силу этого мира, Соломон измыслил хитроумный план идеологической обработки гоев, план превращения гоев в послушное орудие «народа, избранного богом», а вернее, — избравшего себе бога по образу и подобию своему. Он решил превратить древнюю профессиональную цеховую структуру строителей своего храма в постоянно действующий политико-идеологический институт. Другими словами, он решил создать свою пятую колонну среди гоев. Эта пятая колонна получила впоследствии от французского слова — «каменщик» название масонства или франк-масонства (свободных каменщиков), потому что большую часть работ при строительстве храма Соломонова вели каменщики. Есть и другие данные, говорящие в пользу существования масонства задолго до Соломона. Во всяком случае, после открытия Колумбом Америки там были обнаружены ритуальные символы, полностью идентичные с масонской символикой в ложах Старого Света. Однако, для нас это практическое значение в настоящее время не представляет, так как если даже система масонства и существовала до Соломона, то она имела совершенно другие цели, несравненно более благородные и чистые, нежели те, которые преследовал организованный преступный мир, захвативший Палестину в 1250 г. до н. э. Но египетские жрецы, выпустившие из своей бутылки этого страшного джинна, уже не только не могли им управлять, но вскоре сами оказались подмятыми своим дьявольским порождением. Для нас важно то, что масонская система в аранжировке Соломона и К° качественно также отличается от ранее существовавшей системы, как венедская Явь качественно отличается от иудейского Яхве. Иными словами, речь идёт опять же не столько о внешнем сходстве формы, сколько о внутреннем содержании. Благородная этика и эстетика венедов и вообще арийцев была заменена на оголтелый расизм, который внедрился в головы иудеев как идеал поведения и образец прекрасного.

Важно также и то, что по замыслу Соломона, гои-масоны должны играть среди непосвящённых гоев или профанов роль незримых идеологических вождей, которые незаметно для прочих гоев должны исподволь формировать их сознание и общественное мнение в нужном для их хозяев-раввинов направлении.

Иудеи оседлали и извратили не только ипостась Яви. Они взяли на вооружение также венедское представление о человеке (народе) как о триединстве разума, энергии и материи. В два взаимопереплетающихся неразъёмных треугольника, образовавших известную звезду Давида или Маген-Довид, была заложена идея мирового господства евреев над всеми гоями мира: своего рода абстрактный символ «союза» всадника (иудеев) и лошади (эксплуатируемых гоев).

Символика мирового господства, заключённая в Маген-Довиде, сводится к следующему: иудеев на земле мало, но разум их высок, а материи и энергии количественно мало: у гоев очень велика масса материи и энергии, но разум низок (они ведь всего лишь двуногий скот); вывод: необходимо так соединить оба треугольника, чтобы иудейский разум управлял не только собственной энергией и материей, но и всем гойским треугольником, т. е. превратить иудеев в международный класс эксплуататоров.

По эстетическим воззрениям иудеев они составляли светлое триединство, в то время как гои — тёмное. Все гои мира по плану-трёхтысячелетке Соломона должны быть осёдланы иудейским триединством. Гойский разум принижается, как бы загоняется в землю, хоронится и постепенно погребается в ней. Однако, пусть в приниженном состоянии, но в общей массе у гоев ещё хоть плохенький, но ещё остается разум. Масоны и каббалисты называют Маген-Довид гексаграммой.

В авангарде гоев по этическим нормам Соломона и К° идёт такая их часть, которая добровольно отказывается от самостоятельного мышления и становится (не бескорыстно для себя) слепым исполнителем того, что исходит от разума иудеев. Этот символ называется звездой Соломона или Маген-Шломо. Масоны и каббалисты называют его также пентаграммой. Разум гоев в ней отсутствует.

Каждый, символ имеет по Каббале 77 значений, из которых 76 ложных и только одно — истинное. Правда, эти ложные значения, в той или иной мере также в итоге работают на международный Сион.

В иудейской каббалистике почитаема книга Гершеля Шанкса «Иудаизм в камне», Вашингтонское библейское археологическое общество, 1979. Вся книга — яркое свидетельство отсутствия самобытности иудеев в архитектуре. Все иудейские синагоги и дворцы — либо перестройка и просто переделка древних арийских храмов и дворцов, либо они строились для иудеев арийцами-эллинами и другими. Только вклиненные в арийские архитектурные формы звёзды Давида и Соломона и меноры-семисвечники опошляют строгий арийский стиль.

Вот рисунок реконструкции синагоги в Капернауме (на северном берегу Тивериадского озера).

Согласно евангельской традиции, в этой синагоге проповедовал сам Иисус Христос. А вот орнаменты на сохранившихся по сей день руинах этой синагоги, которые самими израильскими археологами датируются почему-то II-III веками нашей эры. Видимо, это всё та же, как у старой проститутки, страсть иудаизма выглядеть хоть на 2-3 века, но моложавее в тех аспектах, которые кричат об его миродержавных страстях. На странице 61 мы находим фотографию одного из фрагментов руин этой синагоги с пентаграммой, она же звезда Соломона или печать Соломона, символ неразрывной организационной связи масонов со своими хозяевами из золотой пирамиды, помеченной Маген-Довидом.

Относящаяся к этому фотоснимку с натуры подпись гласит, что де в то время ни пентаграмма, ни гексаграмма, высеченные на камнях этой синагоги, не имели специального еврейского значения. Вот уж действительно — на воре шапка горит! Остаётся лишь спросить, какое же из 76 ложных каббалистических значений имели эти звёзды, когда на них взирал иудейский националист- «интернационалист» Иисус Христос, проповедуя, что в его интернационале «нет ни эллина, ни иудея»? Но ведь он знал, что выполняет заказ по формированию массовой масонской ложи для гоев, которые будут заслонять иудеев своей грудью ради трёхтысячелетки.

На самом деле, связь Маген-Довида с печатью Соломона — это связь иудейского всадника со своей масонской лошадью. Арийский интерьер синагоги в Капернауме (по-арабски — Кафр Нахум) в свою очередь осёдлан этой мелкой по форме, но ядовитой по содержанию иудо-масонской символикой, которая, будучи включена в книгу под таким красноречивым названием, как «Иудаизм в камне», ещё и ещё раз подчёркивает неразрывную связь каменщиков-масонов со своими иудейскими хозяевами, связь, цель которой — выполнение миродер-жавных предначертания плана-трёхтысячелетки царя Соломона.

Точно таким же Маген-Довидом сионисты пытались загадить наш юбилейный рубль («Правда», 20. Х.77 г.)

Сионская провокация, своевременно разоблачённая автором «Десионизации», с треском провалилась: два вагона уже готового рубля переплавили и заменили другими — без Маген-Довида.

Троя, судя по описаниям Гомера, была очень богатым городом. Микены же были ещё богаче. Гомер везде называет этот город «златообильным». Околдованный «сокровищами царя Приама», Шлиман принялся за поиски нового клада и, кто бы мог себе это представить, нашёл его!

Клад, найденный Шлиманом, был огромен. Лишь много позже, уже в нашем столетии, его превзошла знаменитая находка Карнарвона и Картера в Египте. «Все музеи мира, вместе взятые, не обладают и одной пятой частью этих богатств», — писал Шлиман.

В первой могиле Шлиман насчитал пятнадцать золотых диадем — по пять на каждом из трёх усопших; кроме того, там были золотые лавровые венки и украшения в виде «свастик».

В другой могиле — в ней лежали останки трёх женщин — он собрал более 700 тонких золотых пластинок с великолепным орнаментом из изображений животных, медуз, осьминогов. Золотые украшения в форме львов и других зверей, сражающихся воинов, украшения в форме львов и грифов, лежащих оленей и женщин с голубями… На одном из скелетов была золотая корона с 36 золотыми листками: она украшала голову, уже почти обратившуюся в прах. Рядом лежала ещё одна великолепная диадема с приставшими к ней остатками черепа. Он нашёл ещё пять золотых диадем с золотой проволокой, при помощи которой они закреплялись на голове, бесчисленное множество золотых украшений со «свастиками», розетками и спиралями, головные булавки, украшения из горного хрусталя и обломки изделий из агата, миндалевидные геммы из сардоникса и аметиста.

Идея неразъёмного сплетения всего гойского с целью заставить гоев работать на мировой Сион веками и тысячелетиями вкладывается в разного рода иудейско-сионские каббалистические символы. Так 26 сентября 1978 года израильская газета «Джерусалем пост» поместила на целую полосу рекламу памятной медали, выпущенной в золотом, серебряном, золочёном и серебряном исполнениях в честь кэмп-дэвидских соглашений. При этом в официальном описании медали говорится, что лицевой стороной являются не лица Бегина, Картера и Садата, как это можно было бы естественно предположить, а та сторона медали, на которой — неразъемлемое сплетение с иудейским Маген-Довидом и мусульманского полумесяца, и христианского креста.

Характерно, что левый (энергетический) угол Маген-Довида подобно вампиру высасывает и из христиан и из мусульман их энергию. Правый угол шестиконечника (плотская масса иудеев) ни с какой другой плотью не смешан и блюдёт расовую чистоту иудеев, как бы выдвигает её на первый план. Верхний угол Маген-Довида (иудейский разум), как и положено по иудейской и сионистской доктрине, выше и креста и полумесяца. В то же время разум гоев превращен на символике медали в некое подобие канализационного стояка, который одновременно является нижней частью креста. Этим ещё раз подчеркивается, что итогом христианского иудофильства является их полное откупление и потеря собственного духа и разума, который постоянно спускается в отходы.

Конечно, в официальном описании говорится, что внутрипроникающее переплетение трёх религиозных символов является символом сосуществования. Однако это не более, чем одно из 76 ложных значений, предусмотренных Каббалой. На самом деле это лишь ещё раз подтверждает ту истину, что любое сотрудничество с Сионом заканчивается союзом всадника и лошади, при котором Сион всегда становится всадником, осёдлывающим всё и вся.

И та же газета «Джерусалем пост», спустя всего лишь десять дней — 6 октября 1978 года, опубликовала на 3-й странице статью своего специального корреспондента из Тель-Авива, в которой сообщалось, что довольно известный в Израиле архитектор Цви Лиссар, вдохновлённый результатами Кэмп-Дэвида, забросил все дела и за четыре дня разработал модель комбинации синагоги, мечети и церкви, которые должны быть сооружены на высшей точке Синайского полуострова — горе св. Екатерины, называемой также горой Моисея, на которой, согласно Ветхому Завету, он беседовал с богом и получил от него скрижали завета, т. е. 10 заповедей, легших в основу иудаизма, а от него, в свою очередь, и в основу христианства и ислама.

Газета сообщила, что 5 октября Цви Лиссар отослал фотографии своей модели Менахему Бегину и другим израильским руководителям, а также Садату и Джими Картеру. При этом никто иной, как Садат выразил желание такого строительства на «исторической синайской горе», на которой в назидание для будущих поколений он требовал подписать и мирный договор с Израилем.

Как видно на публикуемой газетой фотографии, в символику экуменического единства заложены те же символы, что и на медали в честь Кэмп-Дэвида; синагога увенчана Маген-Довидом, церковь — крестом, а мечеть — полумесяцем. В центре — соединяющая три храма площадь, на которой — минарет, увенчанный Маген-Шломо (звездой Соломона). Мечеть должна быть обращена к Мекке, а ковчег завета синагоги — к Иерусалиму. Одно из 76 ложных значений этой архитектурной символики, т. е., согласно официальному толкованию автора проекта, — это идея кооперирования и братства, которая подкрепляется взаимосообщающимися ходами между тремя зданиями под общей площадью. Однако Израиль — государство жёстко теоретическое: без решения главного раввина там не действуют ни президент, ни кнессет. Лиссар сказал, что ныне его архитектурная модель соответствует инструкции главного раввина Израиля Шломо Горена, чтобы синагога не соединялась с двумя другими секциями, т. е. ни с мечетью, ни с церковью. Таким образом, идея «кооперирования и братства» и здесь отгораживает «богоизбранных» от трефиных (нечистых гоев). Стало быть, экуменизм, с идеей которого так усиленно носятся ныне и иудеи, и христиане, выгоден только для иудеев. А ведь никто иной, как бывший краковский кардинал — иудофил Карел Войтыла, игравший в Польше роль своеобразного акад. А. Сахарова в сутане, Войтыла, ставший ныне Папой римским Иоанном-Павлом II, так усердно подстрекает к экуменизму, к общей активизации всех культов в так называемой борьбе за права человека в странах социализма, одновременно требуя от католического духовенства Латинской Америки прекратить поддержку борьбы против засилья американо-сионского капитала. А у нас вислоухая агентура Солженицына толкает лиц с идейным вакуумом добровольно вернуться в христианский интернационал иудофилов.

Иными словами, эта агентура стремится к гальванизации христианской иудофилии, к ресионизации того, что уже, пусть болезненно, но с пользой для нас, десионизировано. Перед христианством, как и в прежние времена, ставится задача пробить в нашем сознании сначала небольшую трещину, через которую на наши мозги стало бы вновь свободно капать его иудофильское зловоние, постепенно превращаясь во всё захлёстывающий мутный поток поклонения перед «богоизбранными». За примерами ходить далеко не нужно: вершиной христианской иудофилии наших дней является христианская секта «макуя» в Японии, на которой следует остановиться подробнее, поскольку история возникновения и утверждения этой секты — яркий пример того, каким образом иудо-масонская критическая масса может быть создана на совершенно лишённой иудейского присутствия почве, такой как японская.

Известно, что среди всех наиболее развитых капиталистических стран Япония ещё по сей день менее других подвержена засилью сионистского капитала непосредственно. Причина этого кроется в практическом отсутствии в этой стране прямых носителей иудаизма, которые могли бы составить иудо-масонскую критическую массу. Это обстоятельство давно беспокоило наиболее крупных представителей сионского капитала. Так автор книги «Япония, нацисты и евреи» Давид Кранцлер, опубликованной в 1971 году в Нью-Йорке и основанной более чем на 50 тыс. источниках и документах, отмечал, что у «японцев существует преувеличенное мнение о силе еврейского финансового и политического влияния» и что, уважительно опасаясь их, японцы не дают им проникать в свою страну. Как указывает Кранцлер, мнение это восходит ещё к периоду русско-японской войны 1904-1905 гг., «когда предоставленные японскому правительству займы от американского еврейского финансиста Якова Шиффа, на которые было построено, в частности, более половины японского военно-морского флота, сыграли решающую роль в поражении русского Балтийского флота». («Джерусалем пост», 9.9.1976 г., стр. 1,3). Как указывает Дэвид Кранцлер, «Шифф до сих пор рассматривается верным другом Японии и о нём говорят с почтением». Именно деловые контакты, которые были установлены между международным иудо-масонским комплексом в лице Якова Шиффа и японским правительством в начале нашего века, продолжают оставаться стержневыми в этих отношениях по сей день. Даже в период II мировой войны, по данным того же Кранцлера, японцы очень ласково обошлись с большой группой еврейских беженцев из европейских стран, скопившихся в Шанхае. Сионистские предприниматели из числа этих беженцев при содействии японских оккупационных властей процветали в Манчжурии и других частях Китая, нещадно эксплуатируя китайцев, и помогали кайфынским евреям пробираться в мозговой аппарат Гоминдана и ЦК КПК. Так они ставили сразу на двух «лошадей», в расчёте на то, что кто бы не пришёл к власти после ухода японцев, во главе будут стоять коренные китайские (кайфынские) евреи, предки которых впервые появились в Китае ещё в VII в н. э. Любопытно и то, что еврейские беженцы из Европы пытались даже быть посредниками между американцами и японским правительством, стараясь предложить США заключение сепаратного мира с Японией. Естественно, что эти еврейские коллаборационисты с одной из держав фашистской оси остались безнаказанными после победы над Японией: «богоизбранным» всё можно!

Ещё в период войны еврейские предприниматели из числа «обездоленных» беженцев установили прочные деловые связи со своими японскими коллегами по бизнесу. Причём наиболее тесное сотрудничество установилось с японскими капиталистами из числа очень незначительной в Японии прослойки христиан. И это понятно: с христианами, с детства иудофильствующими в рамках Ветхого и Нового Заветов, договориться легче, чем с подавляющей массой японцев-синтоистов — приверженцев национальной «языческой» японской религии, требующей строго соблюдать и хранить чисто японские духовные и нравственные ценности и не допускать их разложения иностранцами. А ведь именно тот факт, что в Японии господствующей идеологией осталось истинно национальное «язычество» — синтоизм, дало этой стране и её народу возможность не только избежать колониализма западных держав, но и стать единственной высокоразвитой индустриальной державой среди всех стран с так называемым «цветным» населением. В то время, как все остальные страны с «цветным» населением, в которых господствующими стали космополитические идеологии (религии), не признающие национальной самобытности коренного населения, особенно христианизированные страны, прочно подпали под прямое или скрытое колониальное господство и до сих пор, несмотря на достижение независимости, остаются пребывать в разряде слаборазвитых, т. е. по сей день являются лёгкой добычей мирового сионского капитала.

Весной 1917 года Яков Шифф выдал Троцкому (еврею) субсидию для устройства в России социальной революции. Нью-Йоркская газета «Форвард» — ежедневный еврейско-большевистский орган, принимала деятельное участие в том же направлении.

В то же самое время в Стокгольме еврей Макс Варбург поддерживал Троцкого и К°. Вся эта компания была поддержана также Вестфальско-Рейнским синдикатом и Животовским — евреем, женатым на сестре Троцкого.

Япония, к сожалению Сиона, такой лёгкой добычей быть не может, пока в ней не будет создана иудо-масонская критическая масса. Создание её было поручено одному из японских капиталистов-христиан, преуспевавших ещё во время II мировой войны на сотрудничестве с вышеуказанными «обездоленными» беженцами-эксплуататорами китайцев. Им явился некий делец Икурс Тешима. После войны он постепенно всё более и более забрасывает свой процветающий бизнес и углубляется в религиозные искания, становится профессором богословия, организует новую христианскую секту под названием «макуя», что означает: скиния завета. На иврите она звучит — «мишкен», т. е. тоже начинается с буквы «м». Поэтому профессор Тешима избирает эмблемой своей секты иудейский семисвечник с еврейской буквой «мэм» посередине. Уже бытующая среди членов секты легенда гласит, что в мае 1948 года (как раз в день провозглашения сионистами государства Израиль) на Тешиму снизошло мистическое откровение. «В этот день на самом южном острове Японии — Кемомото родилось движение «макуи», — радостно восклицал израильский журнал «Израэл дайджес» 18.8.1978 года на стр. 11-12. — Забросив все предприятия своего бизнеса, Тешима посвятил всего себя распространению своей вновь обретённой веры». Ясно, что никакой мистики здесь не было и откровение на Тешиму снизошло из вполне земных сионистских сфер, которые ещё со времён Якова Шиффа мечтали заполнить «японский вакуум» присутствием своей критической массы. Тешима успешно выполнил социальный заказ своих хозяев. В настоящее время фанатические приверженцы его секты насчитывают более 50 тыс. членов во всех концах Японии и даже среди японских общин в Мексике, Бразилии и США. Своё низкопоклонное иудофильство члены «макуи» выражают, в частности, в том, что изменяют свои японские имена на ветхозаветные иудейские. Масонские «ценности» также не обойдены обожанием. Глава секты именуется «мастером». Сохраняется принцип семейственности в руководстве сектой. Нынешний мастер «макуи» женат на дочери основателя секты проф. Тенимы. В 1978 году из Акиры Йиндо он превратился в Акиву Джиудо (или Иудо). Его жену — смазливенькую японку — ещё её папа назвал Эстер. Три её брата также имеют иудейские имена. Сын Акивы и Эстер назван еврейским именем Ашрей.

Рядовые члены секты называются «учениками». Акива говорит, что между мастером и учениками существует очень прочная связь. Он утверждает, что движение растёт численно, следуя по пути своего основателя. «Мы, — вещает Акива, тоже хотим участвовать в строительстве Сиона. Воодушевлённые воссозданием Сиона и основанием государства Израиль, мы, Макуя — новые сионисты, смело смотрим вперёд в ожидании пришествия небесного Сиона». Также из арсенала масонских лож заимствован и макуйский термин «встречать свет жизни». Он восходят к масонскому кумиру Люциферу, т. е. в переводе с латинского — Лучезару, Светоэару, Светочу. Но всё это в общем бутафорская масонская мишура. Главный же принцип секты: «БЕЗОГОВОРОЧНАЯ ЛЮБОВЬ К ИЗРАИЛЮ». Это настоящий символ веры японских сионистских сектантов, то, ради чего и создана секта. Практически член секты сразу посвящается в то, во что обычный масон — только в 30-й степени кадоша. Таким образом, в «макуе» происходит формирование в голове гоя-японца психологии почти иудейской, как бы на уровне ускоренной подготовки в ульпане — минуя длительную стадию масонства 1-29 степеней, сразу в кадоши.

При разработке своего, «мистического откровения» проф. Тешама около двадцати раз посещал Израиль. Особенное влияние на выработку «новой веры» оказали взгляды хасидов — открыто расистской секты внутри иудаизма. Достаточно сказать, что именно приверженцы этой секты формируют основные кадры религиозно-националистического блока Ликуд в Израиле во главе с матёрым террористом Менахемом Бегиным. В Израиле Тешима встречался с такими столпами расистской философии сионизма, как Мартин Бубер, Гуго Бергман, Абрахам Хешель. Показательно, что французские авторы Луи Повель и Жак Бержье в своей книге «Утро магов» приводят интересные данные о тайных связях на «мистической почве» между Мартином Бубером и ближайшими сотрудниками Гиммлера. Не исключено, что связь Тешимы с Гиммлером и Мартином Бубером ещё всплывёт во всей неприглядности своих красок.

Одним из главных практических последствий снизошедшего на Тешиму откровения стало постоянное направление новых, и, особенно, молодых членов секты в Израиль. Основная часть их бесплатно работает в киббуце Хефциба в Верхней Галилее, где они одновременно изучают язык иврит. Меньшая часть учится в различных учебных заведениях Израиля. Как бы то ни было, но уже на протяжении многих лет в любой момент года в Израиле постоянно находится около 50 членов «макуи» со сроком пребывания от 1 года до 10 лет. Это не считая многочисленных кратковременных визитов сектантов. Во время учёбы в Израиле главный упор делается на предметы, связанные с Ветхим Заветом, географией, историей, языком Израиля, естественно, в сионистской интерпретации. Как правило, все члены секты в кратчайший период очень хорошо овладевают языком иврит. Члены секты издали первый японо-ивритский словарь на 8 тыс. слов и выражений, выпустили книгу песен на иврите с нотами 75 израильских мелодий. Многие песни переведены на японский язык. Пение и танцы являются неотъемлемой частью макуйского ритуала, что также заимствовано из раннего хасидизма и весьма способствует вовлечению в секту молодежи. Брат Эстер — Яков, второй сын проф. Тешима, был первым японцем-выпускником Еврейского университета в Иерусалиме, защитившим затем докторскую диссертацию по философии на тему сравнения буддизма и хасидизма. В настоящее время он преподаёт в Лос-Анжелесе в Университете иудаизма. Стараясь выразить везде, где только можно, свою безоговорочную любовь и поддержку Израилю, члены секты повсеместно носят лапсердаки специального покроя. Эта ритуальная одежда выполнена в бело-голубых цветах израильского флага с огромной звездой Давида на спине. В таком облачении члены «макуи» шествуют по улицам Иерусалима, поют у Стены плача, часто выступают по израильскому телевидению и на подмостках различных зрелищных заведений Израиля. Молятся члены секты в любых пустых помещениях, которые они приспосабливают для этой цели. Так, в упомянутом выше киббуце Хефциба под макуйский молитвенный дом приспособлен один из каменных резервуаров-цистерн, устроенных внутри горы для сбора дождевой воды. Кроме портрета основателя секты, в помещении ничего нет. Официальная японская христианская церковь рассматривает секту как еретическую. Специальных священнослужителей у «макуи» нет. Мастером становится наиболее квалифицированный член в каждой местности. Общеяпонским «гроссмейстером» является вышеупомянутый Акива.

В 1973 году во время арабо-израильской войны японское правительство заняло проарабскую позицию. В ответ на это проф. Тешима призвал всех своих последователей прибыть в столицу. Около 30 тыс. членов секты со всех концов Японии и даже из заграничных отделений «макуи» откликнулись на призыв «великого мастера» и явились в Токио в своих ритуальных лапсердаках, размахивая израильскими флагами и распевая израильские песни. Скандируя произраильские лозунги, они прошли по улицам японской столицы мимо Тешимы, стоявшего с молитвенно сложенными руками в открытом автомобиле. Следует, однако, полагать, что эта беспардонная демонстрация иудофильства не пришлась по вкусу японским синтоистским божествам: сразу после демонстрации Тешима был доставлен в больницу, где вскоре и умер. После этого место общеяпонского «великого мастера» макуйской секты занял Акива.

Грозное предостережение синтоистских богов, видимо, не пошло Акиве впрок. И когда осенью 1975 года Генеральная Ассамблея ООН приняла известную резолюцию, осуждающую сионизм, как одну из форм расизма и расовой дискриминации, члены «макуи» по призыву своего «гроссмейстера» направили Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму свою петицию протеста против этой резолюции, под которой было собрано 37 тыс. подписей членов секты из самой Японии и других стран. Аналогичные послания были направлены премьер-министру Японии Такео Мики, министру иностранных дел Кинчи Мийя, а также ряду японских газет.

Практический трудовой вклад членов секты в строительство израильской экономики ещё в 1976 году выразился только в одном упомянутом киббуце Хефциба 10 тыс. деревьев, посаженных в ранее пустынной местности. Оказывают члены секты также медицинскую помощь израильтянам в рамках «Красной звезды Давида» (что-то вроде израильского Красного креста). Но расисты остаются расистами, как писала израильская журналистка Лили Эйлон: «израильтяне всегда фамильярны, когда стоят по сторонам улицы, по которой шествуют люди с улыбающимися азиатскими физиономиями, говорят израильтянам «Шалом!» и выкрикивают на безукоризненном иврите лозунги о своей безграничной поддержке Израиля» («Израэл дайджест», 18.8.1978 г.).

А ведь именно такую русскую «макую» — церковь обожателей скинии-завета — пытаются возродить у нас и Александр Солженицын, и попик-выкрест Александр Мень, и попик-масон Димитрий Дудко, и их ментор-наставник Михаил Агурский и прочие ревнители экуменизма всех мастей под дымовой завесой возрождения «истинно русского православия, свободного от большевизированной Московской патриархии», — по словам Иоанна Сан-Францисского.

Ведь даже и без экуменизма возрождение так называемого «национального русского» вероисповедания на практике ведет к расширению и без того достигшего опасных размеров и у д о ф и л ь с т в а , которое в наши дни, как никогда ранее, есть масонская база контрреволюции, так как иудофильство — это пятая колонна сионизма — ударного передового отряда современного империализма. Стало быть, всякий, впадающий в ту или иную форму иудофильства, предаёт жертвы нашего народа во имя превращения нашей страны в мощнейшую мировую державу, стоящую на страже порабощения человечества империализмом, а в конечном итоге порабощения всех гоев оголтелым сионским зверем.

В диссидентских кругах, примыкающих к псевдорусской платформе Солженицына, принято называть православие «национальным русским вероисповеданием». Давайте посмотрим, что же несёт оно уже в течение почти 1000 лет русским людям на практике, чем наградил нас Владимир равноапостольный?

Главной священной книгой иудеев является Ветхий Завет. Главной священной книгой христиан — Библия, состоящая из двух частей — Ветхого Завета (примерно 80 % Библии) и Нового Завета (около 20 % Библии). Итак, христианство составляет с иудаизмом практически одно общее идеологическое древо, на котором Новый Завет — лишь малые побеги и веточки. На словах христиане веками стараются отмежеваться от иудеев, доказать даже, что они де с ними антиподы, по крайней мере — два качественно различных плода. Христиане даже, не смущаясь своей однодревности с иудеями, сравнивают иудаизм со зловонием, а христианство с ароматом. Но как могут на одном древе соседствовать мерзость и пряность, отрава и лекарство? Уже сам факт сосуществования на одном дереве должен был бы заставить христиан задуматься, но они, к сожалению, не задумываются. Мрачное соседство их не коробит, вонючая смрадная идеология Ветхого Завета — общая для тех и других — их не беспокоит, сплошь преступно-уголовные биографии библейских персонажей и гнусные лики этих уголовников на иконах — их глаз не смущает. Они веками поклоняются этим иудейским ликам, слышат и шепчут с благоговением их иудейские имена и это их слух не оскорбляет. Более того, в честь этих уголовников они сами были наречены и продолжают давать эти имена своим детям и внукам. Произошёл парадокс: еврейские имена Иван, Михаил, Мария и т. д. стали считаться чисто русскими, в то время как многие евреи стали Станиславами, Брониславами, Владимирами и Святославами, вызывая тем самым у русских и прочих славян определенные антипатии к своим собственным именам при выборе имен для своих детей. Это тоже один из приёмов, как, оплевывая свое, насаждать иудофильство. И указанный парадокс — не случайность, а логическая закономерность христианского иудофильства, христианской интернационализации.

Русские православные, тем не менее, веками претендуют, что якобы именно они по-настоящему правильно любят и славят Библию, Христа и иже с ними. Около 1000 лет во всех храмах на всех службах и при всех требах славославят иудейские персонажи ежедневно в молитвах, проповедях и песнопениях, превознося их до небес и даже выше. Себя же при этом низвергая до преисподней и даже ниже. Такая традиция оплёвывания своей жизни, своей истории, своей культуры, своих великих и славных деятелей незримыми корнями упирается в христианскую интернационализацию.

Тайно (внутренняя молитва) и явно (голосистые дьяконы) ежедневно сравнивают себя русские православные по тому или иному поводу с каким-нибудь ветхозаветным или новозаветным иудеем и, находя сходство в делах и поступках, гордятся таковым: мы де тоже израильтяне! В средние века называть русский народ народом израилевым было особо лестным для православного слуха: вспомнить хотя бы переписку Ивана Грозного с Курбским.

Насколько православное богослужение пронизано и пропитано иудейским духом, его мнимыми «ценностями» и самими иудеями, не только атеистам, но даже и рядовым верующим трудно представить. Это знали, видимо, только священнослужители, но и они, по общей малограмотности и слепом некритичном звучании литургии и проч., не видели в библейских иудеях ничего, кроме представителей так высоко чтимого христианами «богоизбранного народа». Языковый барьер церковно-славянского языка, на котором происходит богослужение, также многое скрывал и скрывает. Иудофильский интернационализм православия хорошо маскируется и русской, арийской в основе, архитектурой храмов, и русской живописью икон и фресок, лики иудеев, которые в большинстве своем сильно руссифицированы, иногда ласкают взгляд благообразностью, и русской резьбой по дереву и камню, и чеканкой, и славянской вязью и, наконец, тем, что в храме присутствуют прихожане исключительно русской национальности. Но тем хуже, коварнее от этой русской по форме церкви её иудофильское безродно-космополитическое содержание!

Чтобы не быть голословным, обратимся к практическому «русскому» православию. Попытаемся выяснить, из чего состоит ежедневное православное богослужение? Каков удельный вес в нём Ветхого Завета, т. е. чистого иудаизма? Каков удельный вес новозаветных текстов, т. е. иудаизма, реформированного и слегка приглаженного для гоев? И что же русского в этом богослужении, каков его удельный вес?

Ежедневное богослужение в русской православной церкви состоит из следующих частей: полуношница, утреня, чтение частое, литургия (обедня), вечерня и повечерие. Совершаются также мелкие службы-требы: крестины, молебны, венчания, панихиды, отпевания покойников и др. Остановимся на этом богослужении подробно:

1. ПОЛУНОШНИЦА начинается обычно для всех служб: молитва к Св. Духу («Царю небесный…»), Трисвятое, молитва к Св. Троице и евангельская молитва «Отче наш…» После такого краткого начала читается ветхозаветный Псалтырь: псалмы Давида № 50 («Облагодетельствуй по благоволению твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима… тогда возложат на алтарь твой тельцов» — так кончается этот псалом) и № 118, затем символ веры, повторение «начала», тропари[10] в честь праздника или святого и несколько молитв; затем чтение псалмов № 120 («Не дремлет и не спит хранящий Израиля») и № 133 («Благословит тебя Господь (т. е. Яхве в тексте оригинала на иврите) с Сиона»). Далее — повторение «начала», тропаря праздника или святого, молитва и, наконец, небольшая заключительная часть, называемая «отпуст». Итак, обычная полуношница состоит на 70 % из чистых ветхозаветных, т. е. чисто иудейских, текстов и на 30 % — из причудливой компиляции ветхо- и новозаветных текстов. Программирование иудофильства — налицо! А в субботние и воскресные дни усиливается главным образом за счёт введения дополнительных псалмов Давидовых.

2. УТРЕНЯ. «Начало» — обычное, псалмы № 19 («Да защитит тебя имя Бога Иаковлева; да пошлёт тебе помощь из Святилища и с Сиона да подкрепит тебя») и № 20, повторение «начала», тропари в честь Креста и Богородицы, затем псалмы № № 3, 37, 62, 87, 102, 142 (так называемое шестипсаломие), ектения[11] и пять стишков по шесть-восемь слов каждый в честь израильского бога на тексты из Ветхого Завета; последний стишок подчеркивает мысль о том, что этот бог положил во главу здания камень (т. е. «народ израилев») и каждый должен споткнуться об него и признать его за краеугольный камень в мировом здании. В этом месте утрени за семь дней недели прочитывается три четверти всего Псалтыря, а остальная часть дочитывается в те же дни на вечерне. Иными словами, еженедельно православный христианин имеет возможность прослушать все 150 псалмов Давидовых! Затем следуют два тропаря, псалом № 50 и далее — канон — миниатюрная служба в службе, посвящённая конкретному (по расписанию на год) празднику или святому. В иной день может читаться до четырех канонов. Канон состоит из 9 песен — по 10-15 слов каждая, сопровождаемых несколькими тропарями (до четырех). Рассмотрим их содержание.

Первая песнь всегда посвящена победному исшествию евреев из Египта. Израильтяне и сопричисляющие себя к ним молящиеся православные ежедневно ликуют и радуются поголовной гибели египетских первенцев у людей и скота, гибели египетского войска вместе с фараоном в пучине Красного моря, восславляя за эти злодеяния израильского бога, который для христиан — бог всемирный: «Яко по суху путешествовал Израиль… фараона видя потопляема!»

Вторая песнь, певаемая только в великий пост, высказывает хвалебные мысли о Моисеевом законе, о Второзаконии.

Третья песнь рассказывает нам о так называемом еврейском чуде: способности евреек рожать детей (будущих великих евреев) без участия мужчин. В частности воспевается некая Анна, мать пророка Самуила, одна из первых родившая великого еврея без участия мужчины.

В четвёртой песне прославляются проречения еврейского пророка Аввакума.

В пятой — проречения еврейского пророка Исайя.

В шестой — молящиеся русские православные призывают спасти их, как некогда израильский бог спас некого еврея Иону из чрева кита.

В седьмой песне прославляются три еврейских отрока, которых некогда в Вавилоне бросили в огненную печь, но тот же израильский бог спас их от неминуемой смерти, ниспослав с неба росу, мгновенно угасившую огонь.

В восьмой песне прославляется «Бог израилев, … сотворивший небо и землю».

В девятой песне воспевается еврейка Мария, последняя из избранных иудеек, родившая сына Иисуса «неизреченно», т. е. не познав мужчину. Перед этой песней идут стихи от Евангелия от Луки с хвалой израильскому богу за то, что тот, наконец, «воспринял Израиль», проявил к нему милость в согласии с обетом Аврааму и потомству его: еврейка Мария, наконец, забеременела на предмет рождения так ожидаемого всем еврейским народом мессии.

После канона опять идут напевы псалмов № 148 и № 149, несколько тропарей (стихир) в честь праздника или святого, затем великословие — 175 слов компиляции ветхо- и новозаветных текстов, ещё тропарь, две ектений и отпуст. Подсчёт показывает, что 69% утрени заняты чисто ветхозаветными текстами, остальные компиляцией ветхо- и новозаветных.

3. ЧАСЫ. После утрени читаются так называемые часы: их четыре. Согласно разъяснениям православной церкви на 1-м часе вспоминается суд над Христом у Пилата; на 3-м — сошествие на апостолов Святого Духа; на 6-м — страдания Христа на кресте; на 9-м — крестная смерть Христа. Однако, как ни странно, все четыре часа состоят только из ветхозаветных псалмов и крошечных тропарей в честь праздника или святого. Во времена составления псалмов Давидовых, как известно, ни Христа, ни Пилата, ни апостолов не было и непонятно, как можно ветхозаветными текстами напомнить слушателям часов о Пилате или об апостоле Павле. Но ближе к делу:

1-й час состоит из псалмов № № 5, 89, 100, двух-трёх тропарей компилативной молитвы;

3-й час — псалмы № № 16, 24, 50 плюс концовка первого часа со своей молитвой;

6-й час — псалмы № № 53, 54, 90 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой;

9-й час — псалмы № № 83, 84, 85 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой.

Таким образом, 75% каждого часа занято чисто ветхозаветными текстами, а остальное — компиляции.

4. ЛИТУРГИЯ или ОБЕДНЯ. Основная служба дня начинается с ектинии, затем следуют псалмы № № 102 и 145, затем компиляция из 35 слов, новозаветный «Блаженны нищие духом…», тропари, прохимеи на каждый день, затем Апостол, т. е. отрывок из новозаветных деяний Апостолов и отрывок из Евангелия; здесь же начинается поминовение здравствующих и усопших, выход служителей из алтаря на амвон с дарами, призвание Святого Духа для превращения предложенных даров (хлеба и вина) в тело и кровь Христовы — упрощённая процедура иудейского кровавого человеческого жертвоприношения на так называемом медном море в Иерусалимском храме и отпуст. Даже без учета молитвы и псалмов на пресхомидии (тайной службе в алтаре непосредственно перед литургией), а также без учета внутренних ветхозаветных молитв священника во время литургии и на этой службе 35 % занято ветхозаветными текстами, а остальное компиляция из Ветхого и Нового Заветов.

5. ВЕЧЕРНЯ. Начинается псалмом № 103, затем следует ектения, после чего дочитывается дневная норма псалмов, начатая на утрене. Затем псалмы, постоянные на вечерне: № № 140, 141, 129. В перерывах поются тропари. По окончании тропарей следуют прохимеи (стишки по 5-10 слов) из ветхозаветных текстов и паримии — отрывки Ветхого Завета, в основном, Пятикнижия, пророков израильских и книг Царств. Потом опять тропари, евангельская молитва Симеона-богоприимца «Ныне отпущаеми…», заканчивающаяся славословием в адрес иудеев: «… и славу людей твоих, Израили». Эта молитва поётся «великим гласом», т. е. громко, на высоких нотах, чтобы и в Палестине было слышно, как русские славят людей израилевых. Затем опять тропарь в согласии с календарем православным и отпуст. Подсчёт показывает, что 75% вечерни занято ветхозаветными текстами, а остальное — компиляциями из обоих Заветов.

6. ПОВЕЧЕРИЕ. Начинается псалмами № № 4, 6, 12, 24, 30, 90. Затем хор поёт «Яко с нами Бог…» — ветхозаветные стихи, оканчивающиеся воплем иудейского псалмопевца: «С нами бог, разумейте языцы (т. е. гои) и покоряйтеся…» Затем тропарь, символ веры, «Отче наш…» и молитва. Далее псалмы № № 50, 101 и опять молитва, сочинённая иудейским царём Манасией: «Господю (Яхве) вседержателю, боже отец наших» Авраамов и Исааков и Иакова и семени их праведного… праведные перед тобой только Авраам, Исаак и Иаков и семя их». Итак, это уже откровенный расизм «богоизбранных», закрепляемый в униженном признании русскими людьми, что они унижаются перед семенем израилевым. После — «Отче наш…», тропарь, небольшая молитва, опять псалмы № № 69, 142, славословие в честь израильского бога, опять молитва и отпуст. Итого — 70 % повечерия занято ветхозаветными текстами, а остальное — компилативными.

— » —

Все рассмотренные нами службы состоят как бы из двух частей: 1) статической, неизменяемой и 2) переменной, меняющейся каждый день в зависимости от церковного календаря, т. е. посвящаемой конкретному празднику или памяти святого, приходящимся на данный день.

Статическая часть, как мы видели, лишь до 15 % составляется из новозаветных, т. е. непосредственно христианских текстов, остальные 85% — тексты чисто иудейские — те же, что читаются и в синагогах. Стало быть, обычная ежедневная служба на 85 % синагогальная! Иудофильский христианский интернационализм здесь полностью довлеет.

Но может быть его поменьше в переменной части?

Эта часть представлена праздниками. Их много. Наиболее крупных — 18 (пасха, 12-двунадесятых и 5-великих). Кроме того, для каждого храма существуют свои храмовые (престольные) праздники. Но независимо от этого каждый день «совершается» память от одного до 100 и более святых одновременно!

Из названных 18 праздников — 10 посвящены Иисусу (господские праздники) и пять Деве Марии (Богородичны праздники). Они начинают праздноваться за один, пять дней, а то и за неделю до даты и заканчиваются обычно через неделю после неё. Пасха же празднуется 40 дней.

Поскольку Иисус и его мать были евреями, поскольку Иисус, как и положено, был обрезан на седьмой день, поскольку жили они в Палестине, находившейся под юрисдикцией иудейских законов, поскольку их окружение было еврейское, поскольку, по словам самого Иисуса, он пришёл спасать детей израилевых, а не псов-гоев, то есть был обычным иудейским расистом (Матф. XV, 22-28; Марк VII, 25_30), каковыми продолжают оставаться и его сородичи наших дней, заклейменные резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1975 года, поскольку его миссия чётко и безоговорочно выводилась из Ветхого Завета, где каждая страница, каждая глава любой книги, по мнению христиан, якобы вопили о будущем Христа и Богородице и поскольку все ученики и последователи, знавшие Христа при его жизни, были евреями, то каждый праздник господский или богородичен есть не что иное, как бесконечное повторение ветхозаветных текстов, равно как и современных Христу, но опять же еврейских историй, ситуаций, терминов, географических привязок с еврейской топонимикой, непереводимых еврейских фраз и словечек и т. д. Обязательно упоминается всемогущий и вездесущий иудейский закон, на который русские люди должны равняться и с ним соизмерять дела свои, не обходится без Авраама, Иоанна, Иакова (он же — Израиль), без Моисея, Давида, Соломона без всех иудейских пророков, царей полководцев, «праведников» и мучеников… Обязательно упоминается, как когда-то народ израилев насмеялся над тем или иным соседним племенем, как он пролил кровь своих соседей, а то и просто истребил их с лица земли, как евреи без конца молили помочь им в их кровавых злодеяниях, и как их бог помогал им, сокрушал гоев, а когда евреи, устав от насилий, хотели передохнуть немного, этот бог (он же и бог христиан!) гневался на своих избранцев, жестоко карал их и миловал только после того, как они снова шли к нему на кровавую службу. Христиане в своих храмах ежедневно призываются следовать примеру верного служения иудеев своему кровожадному богу. Этому посвящается до 85% богослужебного времени, а в остальные 15 % слышатся кощунственные призывы фарисейских фраз Нового Завета о любви к ближнему: ближние — это опять же иудеи, их надо любить безоговорочно, остальных же, даже собственных родителей и детей, можно уничтожать, если они не с Христом: «Кто не со мною — тот против меня», — сказал он (Лук., 11; 23). Последствием этой нетерпимости к инакомыслящим было столько смертей, сколько не унесли все войны и все эпидемии на земле! Таков кровавый итог христианской интернационализации!

Пятнадцать господских и богородничных праздников занимают в году 136 дней (37% года) и все эти дни в русских православных церквях звучат имена и термины иудейские, вдалбливая в души русских людей иудофильство.

Кроме крупных праздников в честь Христа и его матери имеется до 200 канонизированных иконописных изображений Богородицы, из которых наиболее почитаются примерно 25 икон. Это значит, что ещё 25 дней в году в церквях звучат славословия иудеям от Авраама до Иоакима и Анны и иже с ними.

В году 52 воскресных дня и каждое воскресенье посвящено именно Христу, а это значит, что в ушах русских людей и на устах снова и снова Авраам, Израиль и т. д. Остальные дни недели тоже не просто так существуют. В понедельник прославляются ангелы иудейские во главе с еврейскими архангелами: Михаилом, Гавриилом, Рафаилом, Ураилом, Селафаилом, Иегудиилом, Варахиилом, и Иеремиилом; во вторник — еврейский аскет Иоанн Креститель; в среду — предание на смерть Христа (а это опять еврейские пророки, иудейские современники Христа и т. д.); в четверг — апостолы Христовы (их — 82 человека и все иудеи); в пятницу — крестная смерть Христа (те же иудейские персонажи); в субботу — Богородица (те же лица).

Семь недель в году или 49 дней продолжается Великий пост, а это — удлинение службы за счёт наполнения её псалмами Давидовыми и паримиями.

Но и на этом не кончается иудофильское программирование: 92 дня из 365 в году церковь отмечает память евреев, большая часть которых не имеет никакого отношения к христианству; а уж к русскому православию и вовсе. Сюда относятся: еврейские патриархи от Адама до Ноя, от Ноя до Иисуса Навина, Давида и Соломона, все пророки иудейские, все цари иудейские и израильские, родственники Христа по матери, современники Христа, например, Иосиф Обручник, апостолы 12 и ещё 70, еврейские младенцы, избитые их же еврейским царём Иродом, мученики за веру Христову с явно иудейским происхождением и повадками; сюда же относятся праздники в честь зачатия без мужчины матери Христа — Марии и Иоанна Крестителя. Если к этим 92 дням прибавить дни памяти анонимных еврейских персонажей — мытари с фарисеем и блудного сына, а также два особых дня, посвящённых еврейскому архангелу Гавриилу и два дня — архангелу Михаилу и один день, когда поминаются все святые, а следовательно и еврейские, то получится 99 дней, что с учетом 80 повторных дней даёт 49 % годового времени, которое посвящено исключительно еврейским персонажам. Повторяем, что сюда не входят праздники, посвящённые Христу и Богородице.

Но в православном церковном календаре отмечены и дни, посвящённые чисто русским святым. Наиболее видные из них напечатаны жирным шрифтом; таких — 53. Однако самих святых только 41, так как некоторым из них память совершается дважды в год. Есть в Минеях службы ещё 50 русским святым, но уже малоизвестным, а то и совсем забытым. Практически же общее количество служб по русским святым не превышает 60-70, а по-еврейским — 179.

Празднование дня какого-либо русского святого начинается с вечерни, и сразу же русского прихожанина ударяют паримиями, т. е. обширными чтениями из Ветхого Завета. Оказывается, в нём давно было предречено рождение в России того или иного чудотворца или мощи его стали чудотворными только благодаря иудейскому Ветхому Завету, т. е. без него — ни шагу! Но может быть тропари, кондаки и стихиры в честь русского святого нас порадуют, ведь в них должно рассказываться о человеке, жившем в России, болевшем по-своему русскими бедами, радовавшемся русским отрадным дням? Нет, и тут евреи и только евреи: у русского святого, как правило, «от юности» была одна страсть («вожделение»), одна забота, одна отрада и одна любовь ко Христу (или, как разновидность, — к Богородице); в подражании этим и иже с ними евреям в сокрушении их врагов, т. е. всех инакомыслящих, и прошла их жизнь. Но поскольку сами христиане не видят ничего зазорного в подражании Христу и Богородице, то мы подчеркнём здесь другой аспект: наличие в службах по русским святым других еврейских персонажей обоих Заветов. Любой еврей из Библии, кто бы он ни был, ставится в пример русскому святому во время службы. Подчеркивается, что вся жизнь русского прошла, оказывается, в подражании не только Христу или Деве Марии, но и какому-нибудь ещё еврею, причём указывается, что русский не смог, тем не менее, достичь тех высот в «святости», каких достиг когда-то тот или иной еврейский «праведник». Самое большое, что смог русский, это приблизиться к «святости» этого еврея и то только потому, что он в жизни подражал этому еврею. То и дело слышится: Александр (Невский)[12], ты — российский Иосиф, Серафим (Саровский), ты — Илия Славный, Владимир (равноапостольный), ты как Павел (Шаул), Сергей (Радонежский), ты как Моисей, Тихон (Калужский), готовься: сейчас облагодетельствуем тебя пением ветхозаветных псалмов, Митрофан (Воронежский), ты как Самуил, Василий (Рязанский), ты как Давид, Ольга (княжна Киевская), ты как, во-первых, апостол Андрей (т. е. брат предателя Христа — Петра), а во-вторых, как Рахиль; Феврония (Муромская), ты как Реввека и т. д. Общая наивысшая характеристика русского святого — «чадо Сиона». Иногда в предчувствии этого блаженства — попадания в еврейский рай — даже рядовые христиане уже называют себя чадами Сиона! О какой же подлинной борьбе с сионизмом можно говорить с подлинно верующими христианами? М. Агурский ответил на это словом, христиане Ливана — войной.

Более того, в тропарях и стихирах в честь русского святого записаны молитвы и вопли православных к этому святому помочь им, немощным, достичь «небесного Сиона» или «небесного Иерусалима» после смерти.

Очень часто случаются накладки, то есть память русских святых приходится на дни господских или богородичных праздников, которые, конечно, заслоняют русских святых. Заслоняют их и праздники еврейских святых. И в этом случае русскому святому остается довольствоваться, что он сподобился прославиться именно с евреями. Иной раз кажется, что заслуга русского именно только в этом и состоит. Но если даже и нет в этот день никакого праздника, кроме поминания русского святого, то всё равно служба дня недели преобладает над памятью русского и поэтому как ни прыгай, а если случится память русского, скажем, во вторник, то изволь сначала помянуть Иоанна Крестителя, а уж потом русского; а если — в четверг, то сначала апостолов Фому-неверующего или Петра-предателя, а уж потом русского святого, будь он кристально чист, в отличие от указанных апостолов. Именно в этом и отражается в христианстве всё та же мораль иудаизма: любой иудей, даже преступник, даже предатель своих, выше самого благородного и чистого гоя в 10 000 раз!

Если учесть, что в наши дни, в связи с естественным отпадением прозревших после Великого Октября 1917 года русских людей от церкви, в 80-90 % церквей богослужение совершается только по воскресеньям, то легко понять сколько лет приходится ждать русским святым, чтобы день их памяти пришёлся именно на воскресный день или день одного из больших праздников!

Заслоняют русских и другие святые (нерусские и нееврейские) — целый христианский интернационал: египтяне, греки, византийцы, кавказцы и даже один японец, а также лица, национальную принадлежность которых трудно установить. Эти святые составляют значительно большую часть от их общего количества. Из них 80% составляют святые первых веков христианства, особенно IIIIV веков, т. е. тех времён, когда церковь окончательно завоевала господство над Римской империей и началась массовая канонизация во всех уголках империи. Здесь русские вынуждены славить не весть кого, лиц, палец о палец не ударивших на пользу России, и вообще неизвестно чем себя проявивших, кроме сокрушения хрупкого мрамора античных статуй или своей звериной чисто иудейской нетерпимости, наложившей неизгладимый отпечаток на психологию власть имущих вплоть до наших дней.

ТРЕБЫ. Помимо основного богослужения в русской православной церкви совершаются мелкие службы, так называемые требы (по требованию прихожан). Это — крещения, венчания, молебны о здравии, панихиды, отпевания покойников.. Может быть христианская иудофилия обошла эти службы?

Крещение. При обряде крещения присутствует одна из молитв об «оглашенных» (запрещение бесам и сатане), которая начинается словами: «Господь Саваоф, Бог Израилев, исцеляй всякий недуг…» В других молитвах поминаются евреи-апостолы, еврейские пророки, Ной, апостол Павел, пророк Самуил, царь Давид и, конечно, знаменитая река Иордан. Во время великого освящения воды читаются паримии (пророчества иудейского пророка Исайи). Паримии призывают прихожан: «… придём в Сион с веселием и радостью…, радуйся и веселися живущими во Сионе, яко вознёсся святой Израиль посреде его». Апостол, читаемый при этом, свидетельствует, что крещающийся «крестится в Моисея». В молитве по этому поводу прославляются Ной, Моисей (одновременно поносятся египтяне и фараон), славословятся Илья-пророк, «спасший Израиль от прелести Вааловой, река Иордан и Иоанн Креститель поминаются на каждой строчке.

Бракосочетание. 1. О б р у ч е н и е . Священник, находясь впереди бракосочетающихся, «велегласно», т. е. во всеуслышание произносит первую молитву по чину обручения: «Боже…, благославивый (когда-то) Исаака и Ревекку и их семя, благослови теперь и рабов твоих (следуют имена молодых)». Надо сказать, что молодые, стройные, красивые здоровые русские жених и невеста сразу обливаются из зловонного иудейского душа, помимо воли их сопоставляются с грязными обликами Исаака и Реввеки. Вторая — небольшая молитва ставит молодым другую пару — христианскую церковь и Деву Марию. Третья молитва опять взывает к еврейскому богу: «Боже, помогавший патриарху Аврааму, помогавший сыну его (отроку) Исааку найти верную жену Ревекку и обручивший их в конце концов, обручи теперь эту пару… Больше, как к тебе, Боже, не к кому обращаться — ведь ты дал власть Иосифу в Египте, ты прославил Даниила в Вавилоне, открыл истину Фамаре, Моисея вооружил в Красном море, ты евреев укреплял всегда». И действительно, к кому же нам ещё обращаться — нам — бедным русским! Священник одевает обручальные кольца на пальцы молодых. 2. В е н ч а н и е . Эта часть обряда начинается стишками (конечно, из текста Ветхого Завета), последние два из которых гласят: «Благословит вас Господь от Сиона и увидите прекрасный Иерусалим во все дни жизни вашей». «И увидите сынов от сынов израилевых: да будет мир Израилю». В ектинии, следующей за этим, одно из прошений призывает новый брак быть таким, каким когда-то был брак в еврейской (евангельской) семье в Кане Галилейской. Затем опять велигласно произносится молитва: Боже…, когда-то Авраама благославливый и разверзый ложе — сна Саррины и тем самым сотворивший отца всех народов — Исаака, а затем даровавший Исаака Ревекке и та по твоему благословению родила славных сынов еврейских, в том числе Иакова (будущего Израиля), затем сочетавший Иакова с Рахилью, которая (вместе с другими, женами Иакова) произвела 12 сыновей, славных основателей 12 колен израилевых, затем сопрягший Иосифа, (сына Иакова) с Асенефой и пославший им славных детей Ефрема и Манасию, затем благословивший Захарию и Елизавету и давший им сына Иоанна (Крестителя) наконец, великий Боже, из корня Иессей по плоти родивший Приснодеву, и уже из неё даровавший миру Иисуса, а тот, в свою очередь, показал в Кане Галилейской всем народам какими должны быть бракосочетания…, благослови теперь и этих рабов, стоящих теперь в церкви. Тут же читается следующая молитва и опять на головы русских выплёскивается очередная порция иудейских мерзостей: Благослови, Боже, молодых сих, как когда-то благословил Авраама и Сарру, Исаака и Ревекку, Иакова и его 12 сыновей, Иосифа и Асенефу, Моисея и Сапфору, Иоакима и Анну (родителей девы Марии), Захария и Елизавету… Сохрани их, как когда-то сохранил Ноя в ковчеге, Иону в утробе кита, трёх еврейских отроков в печи вавилонской… Помяни их, как некогда помянул Еноха, Сима, Илию и всех прочих выдающихся евреев… Затем читается отрывок из послания апостола Павла к Ефесеям и место из Евангелия от Иоанна, из которого становится ясно, что вся нравоучительность брака в Кане Галилейской состоит лишь в том, что когда на свадьбе вдруг не хватило вина, то попросили присутствовавшего Иисуса достать спиртного, и тот, как и сатана в гётовском «фаусте», превратил воду в вино, положив тем начало своим чудесам. Что же касается иудейских винокуров, от которых было не в продых русским крестьянам, особенно в западных губерниях России, то они, при явном попустительстве церкви Христовой, доводили их до полнейшего разорения и нищеты, приучив к водке до такой степени, что это стало неизгладимой национальной наследственностью всей нашей страны. Вот что такое «святая» Кана Галилейская! Вина за спаивание русского народа полностью лежит на христианстве! Далее наступает торжественный момент: израильский бог вроде бы согласился, наконец, благословить русскую пару, и священник обводит молодых с венцами на головах вокруг аналоя, с лежащим на нём крестом и Евангелием. Раздаётся торжественное пение: Исайя ликуй, дева имела во чреве и родила Эммануила…», т. е. в торжественнейшую минуту в лица молодых русских суётся грязный иудейский жрец Исайя с его гаденьким намёком, что у девы уже может быть во чреве некий иудейчик, невесть кем задутый. Священник снимает венцы с голов молодых по очереди, приговаривая — жениху: «Возвеличься, жених, как Авраам, благословись, как Исаак, умножись, как Иаков…», а невесте: «и ты, невеста, возвеличься, как Сарра, возвеселись, как Ревекка, умножься, как Рахиль…» В заключение священник ещё два раза упоминает о браке в Кане Галилейской и обряд венчания закончен.

При венчании «второбрачных», т. е. венчающихся во второй раз к упомянутым выше иудеям добавляется библейская блудница Раав, анонимный мытарь, но, особенно, апостол Павел, то бишь — всё тот же Шаул-иудеин.

Панихида, отпевание. В напутствие русскому человеку, отошедшему на тот свет, в последний раз читается весь Псалтырь. Если успевают прочитать его дважды — хорошо, трижды — ещё лучше. Расчёт тот, что если человек при жизни манкировал богослужением, невнимательно слушал еврейские псалмы, пренебрегал домашним чтением Ветхого Завета, то посмертное чтение, независимо от воли умершего, всё равно кинет душу умершего в руки иудеев на том свете. Живые же должны знать, что от иудеев всё равно, даже после смерти, не уйти — везде достанут! Вывод: лучше не рыпаться на этом свете и смиренно иудофильствовать. Центральной частью панихиды или отпевания является канон, начинающийся залихватски-классическими словами: «Яко по суху путешествовал Израиль…» В заключительной молитве священник призывает бога упокоить усопшего «в недрах Авраама».

Молебен. Стандартный молебен о здравии, например, к Богородице, начинается несколькими стишками на ветхозаветные тексты, затем следуют два тропаря в честь Богородицы и ветхозаветный псалом № 50. После этого канон Богородице, начинающийся песней о том, как радостно вопил израильтянин при виде умерщвлённых египетских первенцев и утопающее фараоново войско. В канон вставляется чтение Евангелия, которому предшествуют стишки на ветхозаветные тексты. Заключает молебен молитва к Богородице с просьбой защитить молящихся от всяких бед, напастей, зла…

При внимательном рассмотрении оказывается, что и все мелкие части ежедневных служб и треб, не являющихся вроде бы прямыми текстами из Ветхого Завета, тем не менее без него не обходятся, а порой и цитируют его дословно. Конечно, в молитвах, возгласах, ектиниях много иудейского и из Нового Завета. Вот некоторые примеры.

В молитве, произносимой над женщиной в первый день после родов, упоминается еврейский царь Давид.

В молитве в сороковой день, когда младенца приносят в храм воцерквлять, поминается, как и при крещении, еврейский старец Симеон и иудейский пророк Исайя.

В молитве на исповеди поминается иудейский пророк Натан (Нафан), их же царь Давид и просто еврей манасиин.

В молитве перед началом поста — Авраам, Исаак, Иаков, Давид, Манасия, апостол Павел, анонимная еврейская блудница.

В молитве на благословение мяса после поста — Авраам и Авель.

В молитве в новом доме — евангельский еврей Закхей.

В молитве на очищение воды, если туда попала какая-нибудь скверна — Моисей, Елисей и апостол Петр.

В молитве перед дорогой — Иосиф.

В молитве о больном — апостол Петр и другой еврей Наир.

В молитве от напрасной смерти — иудеи Израиль и Иосиф.

В молитве над человеком, съевшим какую-нибудь скверну, вспоминается «Бог… Хвала Израилева».

В молитве над попорченной мукой — апостол Павел.

В молитве над солью — Елисей и город Иерихон.

Молебен на новолетие (новый год) начинается псалмом № 64: «Тебе подобает, Боже, песнь в Сионе, а молитва — в Иерусалиме…»

В современной обстановке, когда наш потенциальный противник, в третьей мировой войне, впервые за всю нашу историю будет подлинно сионским, т. к. за всеми западными военными блоками стоит их настоящий хозяин — международный сионистский концерн, особо вредное, уже чисто практическое значение имеет молитва о войне. А именно, отличие современной ситуации от ситуации периода Великой Отечественной войны, когда все иудеи мира видели в странах антигитлеровской коалиции своего защитника, и кроется этот вред. Дело в том, что в молебне на случай войны поются еврейские тексты «Яко с нами Бог, покоряйтесь языки…» (т. е. покоряйтесь неевреи — гои). Бог же, к которому обращаются во время войны русские православные, как мы ранее выяснили, никто иной как еврейский бог Яхве. Именно так он и называется в Ветхом

Завете на языке оригинала — на иврите. Ранее при всех прошлых войнах данный факт особого практического значения не имел: в конце концов русские люди могли ожидать, что в ответ на их мольбу иудейский бог Яхве поможет им одолеть татар, турок, а особенно немцев-фашистов, ставивших задачу физически истреблять «богоизбранных». Тут естественно было ожидать, что уж ради спасения своих этот еврейский бог и русским поможет. Но на что может надеяться русский православный, вознося к еврейскому богу молитву, в которой он будет просить о победе над столь возлюбленным этим богом контингентом еврейских банкиров, промышленников и т. д., стоящих у пульта управления НАТО? Как же тогда молиться Аврааму, Израилю, Моисею и иже с ними? В подобной ситуации русский православный верующий не может не понять, что в этот же момент верующие иудеи по обе стороны линии фронта будут просить о победе над русскими у своего бога, который именно их избрал и именно им в многочисленных местах Ветхого Завета обещает победу над всеми гоями и установление всемирного иудейского господства. А ведь третья мировая война, если таковая, не дай бог, случится, поставит вопрос кто кого: мировая система социализма или империализм, 80% капитала которого прямо или косвенно контролируют сейчас «богоизбранные». Русским православным 1000 лет вдалбливали в голову, что иудейский бог есть одновременно и единый мировой бог, т. е. и бог русских православных и их союзников по Варшавскому пакту: польских католиков, протестантов ГДР и т. д. Так на чьей же стороне будет бог? По всей логике, только на стороне своих возлюбленных иудеев и их ландскнехтов из НАТО! Молитва русских в этом случае нелепа: ведь, не говоря уже о боге-отце Яхве, и еврею Иисусу и еврейке Деве Марии свои иудеи дороже — это а), а б) — среди разбитых на два воюющих лагеря христиан им дороже христиане из НАТО. Ещё нелепее будет, в подобной ситуации, прибегать к иудейскому священному писанию Библии. Но церковные каноны — догма, их нельзя ревизовать, иначе — реформация со всеми её последствиями! Так что как ни крути, а при молебне на случай войны без Библии — ни шагу! Положено читать на этот случай полный лицемерия отрывок из «Послания к евреям» апостола Павла. В отрывке опять поминаются еврейские пророки, цари, просто евреи, у которых русские просят победы в войне, при этом русских прихожан молитва призывает подражать израильской вере… в израильских богов; и в заключение Павел восклицает: за такие дела «честь и слава единому Богу!» За какие дела? За нелепую молитву русского человека к Аврааму и Израилю помочь в войне против Авраама и Израиля? Апостолу вторит Евангелие «… просите и даётся вам, ищите и обрящите… стучите и отверзнется вам…» — тем самым русский православный в будущей ситуации будет этой молитвой о войне смиренно отводиться от него, подставлять ему спину. Далее настанет очередь канону, в котором первая же песнь песнословит евреев: «Чудотворный Моисеев жезл погрузил фараона с войском в море, а Израиль спас, поэтому мы теперь и поём песнь Богу». В тропарях, сопутствующих песням канона, то и дело вспоминается «великий еврейский народ», «великие еврейские люди», еврейские отцы, пророки, цари, Моисей, Соломоц, Исайя, Давид и т. д. Сами по себе эти тропари есть перефразировка еврейских псалмов. Завершает молебен о войне молитва, в которой поминается Моисей, когда-то что-то сказавший «сынам израильским». Как могут повести себя истинно верующие православные и прочие христиане в случае возникновения третьей мировой войны? Может быть логическим и практическим ответом на этот вопрос является поведение правых христиан в Ливане, которые безоговорочно убивают своих братьев арабов по приказу из Тель-Авива, с портретами Девы Марии на прикладах? Не пора ли ГлавПУРу наших Вооруженных сил всерьёз задуматься над этим вопросом, чтобы нам, в каких-то аспектах, не оказаться неподготовленными по аналогии с 1941 годом? Борьба с христианским дурманом сейчас намного важнее и серьёзнее, чем борьба с такими культами, как ислам или буддизм! Об иудаизме же, кроме смертельного боя до полной и безоговорочной капитуляции, никакой другой речи быть не может. Иудаизм — это расизм, это самая мощная из всех когда-либо существовавших форма фашизма. Именно иудаизм поставил во главу угла фанатическую идею мирового расистского господства для иудеев. Поэтому никаких даже тактических компромиссов с иудаизмом быть не может. Ведь сионизм лишь логическое, политическое продолжение иудаизма. Без иудаизма сионизм немыслим.

В своей основополагающей статье «К еврейскому вопросу» К. Маркс констатировал, что «христианство возникло из еврейства», однако «христианин был с самого начала теоретизирующим евреем» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочин., том 1, стр. 412). Более того, по словам К. Маркса, это теоретизирование «есть перенесенная в заоблачные выси мысль еврейства» (Там же). Иными словами, христианский интернационализм — это отказ от Яви в ожидании блаженства в Нави. Но это для вислоухих гоев! Иудеи призвали их к отказу от благ на этом свете, чтобы больше доставалось самим. Именно в этом и отличие иудаизма от христианства: вроде бы всё то же: и Ветхий Завет и персонажи «священных» лиц, но… «Монотеизм еврея, — пишет К. Маркс, — представляет собой поэтому в действительности политеизм множества потребностей». (Стр. 410). Говоря языком нашей арийской идеологии, — это чистое поклонение Яви и больше никаким другим исходным ипостасям. В этом и весь монотеизм! «Религия практической потребности, — по словам К. Маркса, — могла по самой своей сущности найти своё завершение не в теории, а лишь на практике — именно потому, что её истиной является практика». (Стр. 411).

А для практического осуществления трёхтысячелетки Соломона с целью достижения мирового господства была осуществлена и закреплена на практике же вспомогательная для мирового Сиона идея всемирного масонского союза, который стал пятой колонной Сиона. Но и эта практика была бы мертва без иудофильской теории: ведь масоны — это прежде всего гои.

Чтобы идейно вооружить свою пятую колонну в гойской среде, левиты-каббалисты позаботились о создании некой масонской «Книги бытия» наизнанку. Вопрос о том, где, когда и кем она была создана, для нас принципиального значения не имеет: важно, что она работает на Сион и работает отлично уже много веков.

Книга эта известна как «Легенда об Адонираме», иногда её называют ещё и масонской «Антибиблией». Наиболее полно она приведена в книге Луи Блана (1811-1882).

Ввиду исключительной важности этой легенды для понимания идеологического фундамента вольных каменщиков вплоть до наших дней, мы приводим ниже её самое подробное изложение.

— « —

«Когда слух о мудрости и работах Шломо бен Давида (т. е. Соломона сына Давида) распространился до пределов земли, в те дни Балкида, царица Савская[13], прибыла в Иерусалим на поклон к великому царю, чтобы подивиться его царственным чудесам. В золото одетый, сидя на троне из позолоченного кедрового дерева, опираясь на золотое подножье ногами своими — так принял царицу Савскую Шломо — Соломон.

Великолепные дары принесла Балкида Соломону и загадала ему три загадки. «Премудрый» же (ибо так повелел именовать себя Соломон) успел заранее подкупить великого жреца царства Савского и, узнав от него за деньги эти три загадки, приказал священнику Цадоку приготовить их разгадку; потому и смог дать царице ответ без замедлений на все её три вопроса и тем явить себя перед ней мудрецом.

И дивилась Балкида Соломоновой премудрости.

И после торжества «премудрости» своей повёл Соломон Балкиду по всему своему дворцу и показал ей всё великолепие его. И повел её к храму, который он воздвигал в честь бога Яхве. И когда они пришли к основаниям Святая святых храма, тогда увидела царица на месте том корень лозы виноградной: и был тот корень вырван из земли с небрежением и отброшен в сторону… За царицей же, куда бы она ни шла, неотступно летала чудознайная птичка Худ-Худ, т. е. удод. Жалобно закричала птичка эта при виде вырванной виноградной лозы, и по этому крику поняла Балкида, что должен знаменовать собою этот вырванный корень и что за священное сокровище скрывается под тою землею, которую осквернила Соломонова гордость, т. е. вырыванием лозы ради постройки храма[14].

— Ты, — воскликнула Балкида Соломону, — воздвиг свою славу на могиле отцов твоих!.. Лоза эта…

Но перебил её Соломон такими словами:

Я велел вырвать её, чтобы на месте её воздвигнуть жертвенник из порфира и оливкового дерева. Жертвенник этот я повелю украсить четырьмя серафимами из чистого золота.

Но не слушала Соломона царица и так продолжала прерванную речь свою:

— Лоза эта священна: она посажена Ноем[15], отцом рода твоего. Только кощунство его потомка могло дерзнуть вырвать священное дерево это с корнем. Знай же, что последний царь из рода твоего, как последний из злодеев, будет пригвождён к этому дереву, которое должно было бы быть для тебя священным[16].

И воспламенилось любовью сердце Соломона под огнем очей царицы Южной, и стал он перед нею, как слуга, как раб перед госпожою своею, от которой зависит и жизнь, и смерть его рабья. И тронулось сердце царицы любовью царя Соломона. И на мольбы Соломона ответила она согласием своим стать ему супругою, а народу еврейскому мудрою царицей.

Но куда бы ни ходила царица Савская: осматривала ли она царский дворец, или же храм, воздвигаемый в честь бога Яхве, любовалась ли она чем-либо из чудес и диковин, так высоко превознёсших Соломонову славу, на все расспросы свои — кто задумал и исполнил эти дивные работы — от Соломона получала она один и тот же неизменный ответ:

— Творец всему этому некто Адонирам, существо нелюдимое и странное. Его прислал мне добрый царь Хирам, владыка города Тира, что у гор Ливанских на Великом море заката.

И пожелала Балкида видеть Адонирама. Но не было её желание по сердцу Соломону, и отвлек он её мысли. И стал он показывать изумительные по красоте колонны храма, изваяния зверей разнообразнейших, статуи херувимов; показал ей и престол из золота и слоновой кости, который он велел воздвигнуть для себя против жертвенника. Когда же он стал говорить ей о «медном море»[17], которое должно было быть отлито по его повелению, то вновь воспросила царица Южная:

— Но кто же воздвиг эти колонны? Кто чеканил эти статуи? Кто воздвиг престол этот? Кто будет отливать «медное море»?

На все эти вопросы пришлось Соломону ответить против своей воли:

— Это всё дело Адонирама.

И уже нельзя было, не обижая царицы, не уступить её нетерпеливому желанию видеть Адонирама. И повелел Соломон представить Адонирама пред очи Балкиды, царицы Южной.

Никто из смертных не ведает ни отечества, ни рода, ни племени таинственной мрачной личности Адонирама, гений которого настолько выше людей земли, насколько вершина высочайшей горы возвышается над малым камнем, осыпанным пылью его подножья. Глубочайшим презрением ко всему человеческому роду дышит эта нечеловеческая личность и законно презрение это: не от рода человеков тот, кто, как чужеземец, живёт среди детей Адама[18]. Хотя прародительница его была матерью обоих первородных братьев: Каина и Авеля, но не Адам был отцом Каина, а Иблис-Денница (он же Люцифер), огненный херувим, ангел Света не мог не зреть красоты первой женщины, чтобы не возжелать её. И могла ли Ева устоять перед любовью высшего ангела? И после получения от него запретного яблока, она сначала «согрешила» с ним. И уже потом, нося под сердцем Каина, стала женой Адама[19]. Душа Каина, как искра Люцифера-Денницы, бесконечно возвышалась над душою Авеля, сына Адама; но Каин был добр к Адаму, служил ему опорой его бессильной и немощной старости; он был благожелателен и к Авелю, охраняя первые шаги его детства. Но Яхве из ревности к гению, сообщенному Иблисом-Люцифером его сыну Каину, изгнал Адама и Еву из рая в наказание им и всему их потомству за любовь Евы к Деннице.

И по изгнании своём из Эдема возненавидели Адам и Ева, как невинное и невольное следствие этого жестокого приговора, Каина. И всю любовь свою материнскую перенесла прародительница-мать на Авеля. И исполнилось Авелево сердце гордости от несправедливого этого предпочтения, и заплатило оно Каину презрением за его любовь.

У первородных братьев была сестра именем Аклиния, и соединена она была с Каином узами глубокой взаимной нежности. Но по жестокой воле ревнивого Адонаи она должна была стать супругой Авеля. Созданный из глины Адам был наделён душою раба, такова была и душа Авеля. Но душа Каина, как искра Денницы, была свободна, и Бог убоялся души Каина. Несправедливость Адонаи, неблагодарность Адама, Евы и Авеля исполнили чашу терпения Каина и он смертью наказал неблагодарного брата[20]. Жестокий и несправедливый Адонаи, который уже замышлял погубить в грядущем весь род свободных потомков Каина, смерть Авеля вменил Каину в преступление, недостойное прощения; но не смутил тем благородно рожденной души его и во искупление горя, причинённого Адаму смертью Авеля, сын Денницы посвятил себя служению Адамовым детям, вложив в это служение всю свою возвышенную душу, унаследованную от великого херувима[21]. Каин научил детей Адамовых земледелию; сын его, Енох, посвятил их в тайны общественной жизни; Мафусаил обучил письменам; Ламех — многоженству; сын Ламеха, Тувалкани, наставил их в искусстве плавить и ковать металлы; Ноэма, сестра Тувалкана, познавшая своего брата, обучила их прясть пряжу и ткать одежды[22].

Адонирам — прямой потомок Каина, благороднейший отпрыск Вулкана, сына Тувалкаина, рождённого ему сестрой его Ноэмой. Ковач металлов, углублявшийся в самые недра гор, Вулкан в расселине Этны сохранил себя от потопа, которым Адонаи хотел искоренить род Каина, но спасти на ковчеге рабский род Адама — Авеля. Впоследствии Вулкан познал жену Хама, родившую ему Хуса, отца Нимврода, сильного зверолова перед Богом. Таков род Адонирама, таков и сам Адонирам, создатель плана и постройки храма, который гордостью Соломона воздвигается Адонаи — Богу жестокому и неумолимому, преследующему из рода в род, из поколения в поколение свободнорождённых детей Каина.

И живёт этот сын гениев огня печальный и одинокий среди детей Адамовых, никому не открывая тайны своего высочайшего происхождения. И все, а Соломон, в особенности, испытывают перед ним страх. Соломон же, томимый робостью перед таинственным величием Адонирама, ненавидит его со всею силою своей безмерной гордости.

Когда же Великий Мастер[23], этот создатель стольких чудес, предстал перед очами царицы Савской и поднял на неё безбоязненный свой взгляд, исполненный огня, тогда во всём своём существе потрясена была душа царицы, и едва вернуть могла она себе самообладание. И стала царица предлагать ему вопросы о работах его дивного гения, исполняя тем Соломоновы чувства подлой зависти к Адонираму. И пожелала царица, чтобы очам её предстало всё бесчисленное божество Адонирама: и каменщики, и плотники, и столяры, и горнорабочие, плавильщики и кузнецы, и чеканщики, и мраморщики, и резчики — все, кем руководил Адонирамов гений. И вмешался тут Соломон в речи царицы и сказал, что люди те, кого она пожелала видеть, пришли из разных стран, говорят на разных языках и так рассеяны по разным местам на работах, что нет возможности собрать их всех в одно место. Но в ответ на слова Соломона взошёл Адонирам на близ стоящую гранитную глыбу и стал на ней на виду отовсюду и, подняв правую руку, он начертил в воздухе горизонтальную черту и из середины её опустил перпендикуляр, изобразив мистическое «Тау»[24].

И во мгновение со всех сторон стали сбегаться к Адонираму рабочие всех родов мастерства, племён и наречий. И вся эта более чем стотысячная труд-армия[25] мгновенно построилась в ряды, как войско к бою: правое крыло — плотники и все, работающие по дереву, на левом крыле выстроились горнорабочие, плавильщики и все, работающие по металлу, центр заняли каменщики и все, работающие по мрамору.

И протянул властно Адонирам свою руку: и недвижимо замерло на месте всё это бесчисленное рабочее воинство, эта могучая труд-армия.

И, видя эту власть, уразумела царица Южная, что Адонирам выше человека. И понял Соломон, что его могущество и власть бессилие перед могуществом Адонирама[26].

И пожалела Балкида о поспешном обязательстве, которым она связала себя с Соломоном. Соломон же ревнивым оком уловил взгляд царицы, устремившийся на Великого Мастера.

Но как бы ни были велики могущество и власть Адонирама, и ему приходится испытать, неудачу, и тем тяжелее неудача эта, что она происходит на глазах уже любимой им царицы, явившейся присутствовать на последнем этапе постройки — литье «медного моря», которое должно было стать его триумфом. Причиной этой неудачи было недовольство нескольких рабочих. Дело в том, что Адонирам разделил рабочих на стройке на три степени: учеников, которые называли друг друга «брат»; подмастерьев, обращавшихся друг к другу «товарищ» и мастеров, так и называвших друг друга. Каждой степени он дал символическое «проходное» слово или пароль: ученикам — Иахин, подмастерьям — Боаз, а мастерам — Яхве.

По мере овладения тайнами своего ремесла ученики посвящались в подмастерья, а те — в мастеров, каждый раз получая при посвящении новое «проходное» слово. Адонирам сделал это для удобства в расчёте с рабочими: каждый из них, подходя к нему за получкой, должен был шепнуть ему на ухо своё «проходное» слово, сообразно чему Адонирам выдавал, что следовало. При этом выплата ученикам происходила у колонны Иахин, товарищам — у колонны Боаз, а мастерам — в средней комнате»[27].

Но вот трое подмастерьев стали недовольны своим положением и возжаждали большего.

Это были: некий сириец-каменщик Фанор, финикиец-плотник Амру и еврей Муфусаил из колена Рувимова — горнорабочие, потребовали от Адонирама произвести их в степень мастера, для чего сообщить им слово мастера. Адонирам отказал им в их домогательстве, на которое по степени искусства своего они не имели права. И решили тогда «товарищи» отомстить Адонираму во время предстоящей отливки «медного моря»: Фанор подмешал извести к кирпичу, приготовленному для отливки «медного моря», Амру удлинил деревянные балки под формой отливки и тем выставил их под действие огня во время литья, Муфусаил набрал из отравленного Мертвого моря серы и примешал её к литью…

Узнало об этом предательстве единственное любящее Адонирама сердце молодого рабочего по имени Бен Они[28], и кинулся он к Соломону, чтобы он приказал остановить отливку «медного моря». Но Соломон, узнав от Бен Они о злодеянии «товарищей» и обрадовавшись случаю посрамить Адонирама перед царицею, не внял мольбам Бен Они и велел производить литье. И открылись тогда запоры, удерживающие жидкую медь, и потоки расплавленного металла стремительно полились в огромный бассейн, служивший формой для отливки «медного моря». И разорвалась под напором литья предательски испорченная форма, и брызнул жидкий огонь из всех трещин огромного бассейна, И тут впервые растерялся на мгновение Адонирам и направил столб воды на основания упоров бассейна. Смешались друг с другом огонь и вода и вступили в борьбу между собою: кипит вода, обращается в пар, брызжет в воздух расплавленный металл, и он дождем жидкого огня проливается на народ, собравшийся бесчисленными толпами на невиданное зрелище, — всюду сеется ужас и смерть.

Великий мастер посрамлен. Ищет он вокруг себя верного своего Бен Они, и не находит; его обвиняет он в своем горе, и не знает, что он уже погиб жертвою своей преданности, пытаясь предотвратить страшную катастрофу.

Вдруг из глубины взволнованного до самого дна огненного моря слышит Адонирам чей-то страшный громовой голос, исходящий из самых глубин клокочущего пламени. И. трижды зовет его по имени таинственный этот голос:

— Адонирам! Адонирам! Адонирам!

И в глубине сверкающего ослепительным блеском огня видит Адонирам образ как бы человека, но величием своим безмерно превосходящего всякого смертного. И приблизился к нему сей образ и сказал такое слово:

— Приблизься, сын мой, подойди без боязни! Я дунул на тебя, и пламя не властно прервать твоего дыхания.

И в смертельной для детей Адамовых стихии, объятый пламенем, обрел Адонирам неиспытанное, неслыханное блаженство, увлекающее его в самую глубину огня[29].

Куда влечешь ты меня? — вопрошает Адонирам явившегося.

— К центру земли, в душу мира, в область владычества Каина, с которым неразрывно и неразлучно царствует свобода. Там предел тирании Адонаи, завистливого бога, там смейся над бессильной яростью его. Мы свободно и беспрепятственно можем вкушать от плодов древа познания. Там царство отцов твоих.

— Я отец отцов твоих, я — сын Ламеха, внук Каина, я Тувалкаин[30]. Введя Адонирама в святилище Огня, Тувалкаин открывает ему великую тайну Адонаи, врага своего создания, которое он осудил на смерть за знание, сообщённое ему духами огня; открывает ему Тувалкаин и все низкие страсти этого бога, его бессилие и конечную победу над ним высшего гения и царя огня — Люцифера[31].

Здесь в святилище огненного царства предстал Адонирам лицом к лицу перед начальником своего великого рода. Денница-Люцифер, давший жизнь Каину, на лице сына своего отразил блеск своей неизречённой красоты и беспредельного величия, возбудив тем против Каина ревнивую ярость Адонаи. И поведал потомку своему великий Каин всю тайну безмерных несчастий, которые Адонаи сравнял с его добродетелями. И показал Каин Адонираму всех из рода своего, которые ещё до потопа вошли в его царство. Умерших же со дней этой безжалостной мести Адонаи Адонирам не может видеть, ибо земля ещё удерживает их тела, но души уже вошли в царство Каина, которое есть душа всего мира. И слышит тут Адонирам голос того, кто познал жену Хама и имел от неё сына Хуса, отца Нимврода. И пророчествует этот голос Адонираму:

— Внимай, сын мой! Родится сын от тебя, которого ты не увидишь, и тот произведёт от тебя бесчисленное потомство[32]. И будет род твой неизмеримо выше породы Адама, но порода эта покорит под ноги свои род твой. И многие века благородный род твой всё мужество своё, весь гений свой отдавать будет на благотворение неблагородной и бессмысленной породе Адама. Но настанет день, и лучшие станут сильнейшими и восстановят веру владыки Огня[33]. Дети твои, объединившись под твоим именем, разобьют как глиняный сосуд власть царей земных[34], ибо они — представители тирании Адонаи на земле. Иди же по предназначению твоему, сын мой, и гении огня да пребудут с тобою!

И из святилища Огня возвращён был Адонирам на землю. С ним на мгновение возвратился на землю и Тувалкаин и вручил ему на прощание для возбуждения в нём новой силы и мужества свой молот, который ему самому служил в работах, прославивших имя его.

И сказал Тувалкаин Адонираму такое слово:

— Молотом этим, отверзшим кратер Этны, ты, с помощью гениев Огня, доведёшь до конца, задуманное тобою создание твоё и великолепием созданного тобою «медного моря» ослепишь изумленный взор свидетелей бесславия твоего.

Сказав это, Тувалкаин исчез в бездне огненной стихии. И молотом[35] Тувалкаина мгновенно исправил Адонирам своё здание, которое, как чудо чудес, под первыми лучами утренней зари осветилось блеском Адонирамова гения.

И весь народ израильский содрогнулся от неописуемого восторга; и воспылало сердце царицы Южной огнем торжествующей любви и радости. Но мрачно было и ненависти исполнено сердце Соломона.

И пошла Балкида с женщинами своими за стены Иерусалима. Влекомый тайным чувством туда же устремился и Адонирам. Ненавистен ему триумф от детей Адамовых; ищет одиночества его великая душа. И за стенами Иерусалима встретились Адонирам и царица и там излили они любовь свою друг другу. Худ-Худ птичка, посланница при царице гениев Огня, отвращавшаяся от Соломона, видя, что Адонирам знаменует в воздухе мистическое «Тау», летит к нему и, кружась над головою, садится ему на руку, выражая радость своей встречи с ним.

Тогда воскликнула Сарахиль, кормилица Балкиды:

— Исполнилось пророчество оракула! Худ-Худ узнала супруга, предназначенного Балкиде гениями Огня. Его одного можешь познать ты, не преступив закона.

И без колебания отдались Адонирам и Балкида друг другу.

Но как уйти от ревности Соломона? Как освободиться от слова, данного царю евреев? И решают они, что первым удалится из Иерусалима Адонирам, а за ним, обманув бдительность Соломона, тайно уедет и Балкида, чтобы уже навеки соединиться в Аравии с возлюбленным своим супругом.

Но бодрствует предательская злоба и следит неусыпно за Адонирамом, чтобы отомстить ему за посрамление своих коварных замыслов: она подстерегла и тайну любви царицы и Адонирама. И бегут три «товарища» к царю Соломону. И говорит Амру царю:

— Царь! Адонирам перестал ходить на стройку; не видно его ни в мастерских, ни на заводах.

— Человек, — говорит Фанор, — прошёл мимо меня в третьем часу ночи; я видел, как он прошёл тайком к ставке царицы. В человеке том я узнал Адонирама.

И сказал Муфусаил:

— Царь, удали моих товарищей, ибо только ты один можешь слышать слово, которое я тебе скажу.

И когда остался еврей Муфусаил наедине с царём евреев, то сказал Муфусаил:

— Я прикрылся темнотою ночи и вмешался в толпу евнухов царицы Савской. И я видел, что к ней прокрался Адонирам в опочивальню. И был Адонирам с нею до восхода зари, и тогда я тайно удалился.

И Соломон призвал к себе Цадока, первосвященника, и совещался с ним как отомстить Адонираму.

И пришёл на утро Адонирам к царю и стал проситься отпустить его с миром. А царь спросил его, в какую страну он пойдёт из Иерусалима.

— Хочу я вернуться в Тир, — ответил Адонирам, — к доброму царю Хираму, что дал меня тебе для построения храма. Окончен храм, теперь я иду к нему.

И объявил Соломон, что он свободен, но, отпуская его от себя, он спросил:

— А кто такие у тебя «товарищи» Амру, Фанор и Муфусаил?

— Это, — отвечал Адонирам, — бездарные подмастерья. Они домогались получить от меня степень и плату мастера, но я отверг их незаконное домогательство.

И отпустил от себя Соломон Адонирама, торжественно уверив его в неизменной к нему любви и привязанности. А между тем призвал к себе Соломон трёх «товарищей» и сказал им:

— Адонирам уходит и сегодня будет производить уплату жалования рабочим. Умерло несколько мастеров и нужно заменить их. Вечером сегодня после платежа подойдите к Адонираму и потребуйте от него, чтобы он посвящением даровал вам степень мастера. Если он даст вам её, то вы приобретете и мое доверие. Если же он вам откажет в посвящении, то явитесь завтра ко мне вместе и я произнесу суд свой, только бы Адонай не оставил его и не положил бы на него печати своего отвержения![36]

А тем временем у Адонирама уже происходит прощание с царицею перед предполагаемым соединением навеки. И говорит царица супругу:

— Дважды счастлив будь, господин мой многолюбимый и владыка! Служанка твоя ждёт не дождётся навсегда соединиться с тобою. С нею вместе под небом Аравии обретёшь ты и плод любви твоей, который я, слуга твоя, уже ношу под сердцем.

И простились возлюбленные, едва оторвавшись от взаимных объятий.

Соломон же между тем, получив донос «товарищей», спешит, торопит царицу скорее заключить обещанный брак свой с нею. И вот в тот вечер, когда должен был Адонирам произвести расчёт рабочим, Соломон за ужином под действием неумеренных возлияний убеждает царицу немедленно уступить желаниям любви его. И настал час, которого ждала Балкида. Она побуждает царя продолжать упиваться вином, и, надеясь в вине обрести смелость, чтоб совершить насилие над нею, склоняется Соломон на её уговоры и пьет без меры. И видит Соломон, что сама царица осушает кубок, но не видит того, что не в уста её льется вино, а на землю. И упивается Соломон вином до потери сознания и впадает в беспробудный сон, упившегося вином человека. И снимает Балкида с руки царя обручальный перстень, данный ему в залог её верности[37], и быстрый конь Аравии мчит Балкиду далеко от Иерусалима в страну Савскую, где, думает она, уже ждет её благословенная гениями Огня любовь Адонирама.

Когда же, произведя расчёт рабочим, стал выходить Адонирам из западных (по другому варианту легенды — восточных) ворот, он встретил у них с угрозой стоящего Муфусаила, который потребовал от него «проходное» слово мастера. Ибо надеялся таким образом при выплате зарплаты обманом получить больше следуемого. Когда Адонирам отказал ему в этом, Муфусаил ударил его молотком. Адонирам поспешил к северному выходу, а там его уже ждал злобный Фанор. Он также потребовал сообщить ему слово мастера, и, так как Адонирам отказался вновь, Фанор нанёс ему удар киркой[38]. Тогда Адонирам поспешил к южным воротам, успев ещё по дороге бросить в колодец священный золотой треугольник[39], дабы он не попал в руки непосвящённых. У южных ворот стоял, поджидая его, Амру и, на отказ выдать слово мастера, заколол его циркулем. Так пал Адонирам за отказ выдать пароль в руки убийц-предателей[40]. Но тут преступниками овладел страх. Они взяли тело Адонирама, вынесли его за пределы города, где и закопали Великого Мастера храма на одиноком холме.

Когда же рассеялись винные пары из головы Соломона и увидел он, что остался один, покинутый Балкидой, он распалился яростью и вознёс было в гневе своём страшную угрозу на бога своего Адонаи и его первосвященника Цадока. Но предстал перед ним силомлянин пророк Ахия и укротил ярость его словами:

— Знай, царь, что тому, кто убил бы Каина, должно было быть отомщено всемеро, за Ламеха же — семьдесят раз всемеро. Тот же, кто дерзает пролить соединённую кровь Каина и Ламеха в лице Адонирама, наказан будет семьсот раз всемеро.

И, чтобы не понести на себе последствий этого приговора, Соломон повелевает, выбрав 9 старейших мастеров, непременно отыскать труп Адонирама и изменить своё слово — пароль «Яхве», ибо по своей великой мудрости Соломон догадался, что убили Адонирама те три «товарища», выпытывая у него слово мастера. Избранники эти пошли отыскивать труп и по таинственному предчувствию взошли на один холм, но, когда прилегли на землю, чтобы отдохнуть, почувствовали, что она очень рыхлая. Заподозрив, что это именно могила Адонирама, они воткнули в это место для памяти ветку акации[41] и возвратились к прочим мастерам.

Так как у Соломона и мастеров было, как мы видели, достаточно основании подозревать, что слово мастера стало известно непосвящённым, то на общем совещании было поставлено заменить слово «Яхве» тем словом, которое кто-нибудь из них ненамеренно скажет, когда тело Адонирама будет найдено. Обряд эксгумации и торжественного перенесения трупа Соломон поручил 27 мастерам[42]. В полночь[43] они отправились на холм, где был зарыт Адонирам, 18 из них должны были стоять на страже у подножья холма, 6 — по пути наверх, трое же начали рыть на том месте, где была воткнута ветка акации, причём, хотя ночь была безлунной, им светил при работе особый таинственный свет. Когда они убедились, что роют, где надо, они подозвали 6 патрульных со склона и дальше рыли сообща. Так вдевятером они дорыли до трупа. Когда один из мастеров схватил труп Адонирама за руку, то мясо сползло с костей. В испуге он воскликнул: «Мак бе нак!», что по-еврейски значит: «Плоть отделяется от костей». Эта первая ненароком произнесенная фраза должна была на будущее время заменить старое «проходное» слово мастера «Яхве».

Мастера завернули труп «несчастного отца» в свои передники и отнесли его в храм. Только упомянутые 27 мастеров и Соломон приняли участие в тайном, но торжественном погребении: при троекратном возжении огня Адонирам был похоронен под алтарем храма. Девять мастеров, которые откопали труп Адонирама, были Соломоном особенно отмечены: он пожаловал каждому серебряный череп, который они как знак отличия в доказательство их невиновности (в чём?) должны были носить на шее на чёрной ленте с тремя белыми полосами[44]. Кроме того, он предоставил им право постоянного свободного доступа к своей особе и дал им колокольчики, которые должны были извещать его о приближении кого-либо из них. Это возбудило зависть остальных 18 мастеров и они потребовали равноправия с первыми девятью: Соломон притворился будто он уступает им. Втайне же он пожаловал первым 9-ти ещё особые преимущества, дабы они везде и всюду могли бы друг друга узнавать, и особое слово мастера, кроме того, кинжал на повязке через плечо для защиты и для отмщения за смерть Адонирама[45].

И тем не менее со дня похорон Адонирама ужас и страх преследуют Соломона, восседающего на троне из золота и слоновой кости. И тщетно заклинает он силы «мировой души»[46] оказать ему пощаду и милость. Но нет пощады и величию созданного им царского трона. Гибель грозит ему от мельчайшего из насекомых — древесного клеща. И клещ этот, терпеливый и упорный, в течение двухсот двадцати четырёх лет[47] точит трон царя Соломона. И трон этот, под которым, казалось, гнулась вся земля, наконец, рушится с грохотом, наводящим ужас и трепет на всю вселенную»[48].

Такова без существенных пропусков «Легенда об Адонираме» — поэтическая сатанинская сказка, цель которой на 180° поворачивать нормальную психологию и мировоззрение, но отнюдь не в сторону атеизма и антимонархизма, а в сторону отказа её патриотизма в угоду «богоизбранным».

Не был забыт при выработке плана-трёхтысячелетки и старый символ еврейского народа змий — символ энергетической (оккультной) мощи иудеев.

На своем пути к мировому владычеству этот змий, выползая из Иерусалима, совершает по земле полный круг, подминая и сглаживая на своём пути все гойские институты: государственные режимы, различные идеологии, культуры, искусство, национальные традиции гоев, их хозяйственную жизнь и даже их национальные языки (для этого уже изобретён космополитический язык эсперанто). Все эти институты гоев изображены в форме гор, которые по мере прохождения через них иудейско-масонского змия нивелируются и превращаются в ровную пустыню. Всё одинаково, всё под одну гребёнку! Вольные каменщики рушат изнутри самые основы очередной для змия гойской иерархической пирамиды. Через три тысячи лет змий возвращается в Иерусалим и находит, что его кончик хвоста всё ещё остается в этом городе. Змий берёт кончик хвоста в рот, что символизирует полное выполнение задачи: кольцо всемирного господства Сиона замкнуто.

Змий, держащий свой хвост во рту, украшает многие иудомасонские эмблемы, например, герб ордена Великий Восток Франции.

Накануне XX века, на I конгрессе сионистов в Базеле в 1897 г. была подработана программа на последние 100 лет трёхтысячелетия Соломона. Нужно отметить, что пока сионисты идут по графику в выполнении этой завершающей столетки, в итоге которой все иудеи должны стать эксплуататорским классом.

В конце своей жизни Соломон, будучи от природы человеком одарённым, видимо, осознал всю антигуманность левитского замысла, названного его именем. Он порвал с левитами и полностью отошёл от первородного иудейского фашизма: стал поклоняться традиционному пантеону богов арийцев, живших в Палестине, от которых в своё время другие семиты ханаанского происхождения — финикийцы также восприняли этот пантеон, правда, со своими нюансами. Измена Соломона левитам не прощена ему и поныне. Несмотря на это, вся система иудо-масонства продолжает с завидным фанатизмом выполнять его план. Сам же Соломон, как мы видели в дошедшем до нас варианте «Легенды об Адонираме», представлен в ней как высокомерный и недостойный царь. В этом прослеживается всё та же фанатическая нетерпимость к инакомыслящим, особенно в своих собственных рядах, которая красной нитью проходит через весь иудаизм и через всё масонство. Не мог избежать этой нетерпимости и реформированный иудаизм — христианство, задуманное как массовая масонская ложа низшей ступени. Недаром знаменитая фраза Христа: «Кто не со мною, тот против меня»[49], сказанная «братиям» во Христе, не раз служила законным основанием для массовых репрессий против инакомыслящих.

Советский писатель еврейского происхождения Цезарь Солодарь подтверждает, что современные «сионисты никогда никому ничего не прощают»[50]. Следовательно, ни через тысячу, ни через три тысячи лет после Соломона у обожателей Сиона в этом плане ничего не изменилось!

На «Легенде об Адонираме» построена основная масса масонских ритуалов и мистерий, особенно при посвящении в различные степени масонства. Равно как и сами степени по своим названиям в значительной мере связаны с легендой. Однако в связи с тем, что наиболее влиятельные масоны и масонские ложи мира находились и находятся по сей день в странах с христианским населением, то у масонов естественно возникала потребность и необходимость сравнения сведений о строительстве храма Соломонова в «Легенде об Адонираме» с тем, что говорится об этом в Ветхом Завете. Наиболее подробные данные об этом имеются в III книге Царств и II книге Паралипоменои русской редакции Ветхого Завета или соответственно: 1 книге Царств и II кн. Хроник на языке оригинала, т. е. на иврите. Сравнения масонов-христиан привели к значительной путанице в имени самого Адонирама. Дело в том, что наряду с уже известным нам тирским царём Хирамом в указанных книгах Ветхого Завета упоминается ещё литейщик Хирам (в I кн. Царств) или Хурам (во II кн. Хроник)[51]. Причём во II кн. Хроник, II, 13 он называется ещё Хурам Ави. Соответственно и сам царь тирский в I кн. Царств называется Хирам, а во II кн. Хроник — Хурам. Кроме разницы в одной долгой гласной букве между Хирамом I (III-II) книга Царств и Хурамом-Ави или просто Хурамом II книги Хроник (II Паралипоменои) есть некоторая разница. Хирам — сын одной вдовы из колена Неффаилова из Тира. Отец его тирании медник и сам он владел способностью, искусством и умением выделывать всякие вещи из меди. Он отлил уже знакомые нам колонны Боаз и Иахин, медное море и множество других предметов (III кн. Царств, VII, 13, 14, 23, 24, 40-50). Хурам-Ава — сын одной женщины из дочерей Дановых, а отец его тирании. К числу талантов Хурама причисляются способности ювелира, металлиста, каменотеса, резчика по дереву и даже ткача, художника, гончара и кустаря (II кн. Парал., III, 13, 14; III, 11-16).

Упоминается в Ветхом Завете и Адонирам (1 книга Царств, IV, 6 и V, 14 в еврейском оригинале[52]) — «Адонирам, сын Авды, был начальником над податями» и «Адонирам же начальствовал над ними» (над 10.000 дровосеков в Ливане). Этот Адонирам таким образом, был просто чиновником по заготовке леса для Соломона и, скорее всего, к легендарному Адонираму никакого отношения не имеет. С другой стороны, слово «аден» значит: «господин», «хозяин». Не исключен вариант соединения слова «адон» с именем Хирам, которое при условии отпадения первого коренного звука и буквы «х» могло дать также Адонирам, в первоначальном значении г-н Хирам.

Как бы то ни было, но вышеуказанные копания в Ветхом Завете масонов-христиан привели к тому, что наряду с именем Великого Мастера Адонирама в некоторых масонских источниках и даже обрядах главный строитель храма Соломонова именуется то Хирам, то Хурам, а то и Хирам-Абиф.

Следует, однако, полагать, что какой-то выдающийся и знающий многие профессии и ремесла ведущий строитель храма всё же существовал, так как исторические места упомянутых ветхозаветных книг едва ли можно считать чистой выдумкой: в них приводятся слишком много подробного архитектурно-строительного материала конкретного характера.

Сатанизм «Легенды об Адонираме» отнюдь не является оригинальным сочинением левитов, а, как и многое другое, просто украден, как и сама ветхозаветная книга Бытия, из шумерского эпоса о Гильгамеше: в ней тоже есть схождение в ад. Отражение этих древнеарийских легенд мы находим и в посещении Одиссеем царства Плутона, и во многих других мифах и сказаниях. Однако главное здесь это то, что, в отличие от арийских легенд, у левитов владыка ада и его окружение показаны положительными персонажами: т. е. — расчёт на выворачивание психологии наизнанку.

Исходя из изложенного, мы приходим к выводу, что масонство, как тайная иерархическая организация для гойской элиты, стоящей на службе у мирового Сиона, возникла на базе древних жреческих многоступенчатых союзов с использованием древних цеховых структур в самом начале возникновения древнеизраильского государства за тысячу лет до христианства и более чем за 1600 лет до возникновения ислама. Христианство было организовано масонами на базе иудаизма как низшая ступень посвящения в примитивное иудофильство с тем, чтобы, ежедневно молясь иудейским персонажам Ветхого и Нового Заветов, широкие массы верующих христиан проникались бы благоговением к тем, кто поставил задачу полного их порабощения. Следует сразу констатировать, что искренно верующий христианин не в состоянии поэтому вести подлинно последовательную борьбу с сионизмом. Чего нельзя сказать об исламе, который избежал этого в силу резкой критики иудеев и их сатанинской морали в Коране.

В связи с массовым отходом от христианства миллионов верующих, причём не только в странах социализма, сионисты забили тревогу, пытаясь снова возродить христианские «ценности». Но ведь совершенно ясно, что сионисты дрожат прежде всего за свою шкуру: отход от христианства это отход от иудофильства. Поэтому приводившуюся выше откровенную фразу М. Агурского надо бы читать:

«ЖИЗНЬ ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО АНТИХРИСТИАНСТВО ЕСТЬ В ТО ЖЕ ВРЕМЯ И ДАЖЕ ПРЕЖДЕ ВСЕГО АНТИСИОНИЗМ… ВСЁ ЭТО ДАЁТ МНЕ ПРАВО ОБРАТИТЬСЯ С ПРИЗЫВОМ КАК К ВЕРУЮЩИМ ЕВРЕЯМ, ТАК И К ВЕРУЮЩИМ ХРИСТИАНАМ ОБЪЕДИНИТЬСЯ НА БОРЬБУ С НЕОЯЗЫЧЕСТВОМ» — иными словами, Сион призывает нас к новым порывам иудофильского интернационализма. Но мы от этого устали, хватит!

Но иудеям и христианам объединяться нечего — они и так уже 2000 лет объединены, и если отцы христианской церкви иногда и устраивали антииудейские гонения, то по большей части это делалось с одобрения и согласия мирового Синедриона для «отсечения высохших ветвей древа иудейского» и для ещё большего сплочения после этого своей паствы. Причём масоны высоких посвящений знали об этом на протяжении веков. Так, например, известная дореволюционная масонка Е. П. Блаватская прямо пишет, что крестная смерть и воскресение Христа выдуманы церковью на основании «Легенды об Адонираме», т. е. не иначе как с одобрения левитов.

Следовательно, христианство необходимо мировому Сиону ещё и как своеобразная плеть, при помощи которой раввины, когда им это нужно, загоняют низшие ступени иудейской иерархической пирамиды в духовное гетто Яхве, за которым на самом деле кроется культ Сатаны-Люцифера.

Тем не менее, христианство уже в первые века своего существования попыталось в силу отхода от космополитизма и регенерации арийского национально-освободительного духа вырваться из подчинения мировому Сиону. Ислам тоже пытался бороться с Сионом. Но тут в ход пускались масоны, заранее внедренные Сионом в высшие слои духовенства. И уже в первые века существования христианство было расколото на два больших течения: католицизм и православие, а ислам — на шиизм и суннизм. Подобно этому масонская агентура на самой заре социалистической государственности сумела расколоть монолитный, мировой союз коммунистов на два основных направления: китайское и советское. Хотя об опасности этой масонской агентуры ещё в 1920 году и в 1922 году нас со всей серьёзностью предупреждали важные документы II и IV конгрессов Коминтерна, в том числе резолюция 32-го заключительного заседания IV конгресса Коминтерна, принятая 5 декабря 1922 года при непосредственном участии В. И. Ленина, а также статья последнего генерального секретаря Коминтерна Георгия Димитрова «Масонство — национальная опасность», опубликованная им уже в Болгарии в 1945 году (Георгий Димитров, Сочинения, том XII, стр. 235-236, София, 1954)[53].

Характерно, что во всех трёх случаях гойская идеология сначала делилась на две части, чтобы вражда между ними засевала всё прочнее. Потом, по мере роста самостоятельности и национального самосознания, в каждой из «половинок» в свою очередь производились расколы на секты, отвлекавшие внимание гоев от главного противника теперь уже внутри каждой из «половинок». Удивительное сходство этого процесса во всех трёх гойских идеологиях наводит на мысль, что во всех трёх случаях мировой Сион, чтобы особо не утруждать себя изысканиями, использовал одно и то же клише, или штамп. Для нас в данном случае неважно, кто основывал ту или иную массовую гойскую идеологию интернационального типа и с какими целями. Главное для нас, что на нужном Сиону этапе он имел возможность осёдлывать незримым образом эту идеологию через посредство своей масонской агентуры. Что же касается планирования, то оно налицо: первые три вышеуказанные «половинки» вышли из-под штампа экстремизма и пуританизма, вторые — большей умеренности и терпимости. Мелкие секты отлетали практически из-под тех же штампов, как правило, в ещё более ужесточенных или умягченных формах: в каждом случае по заказу всё той же правящей иерархической пирамиды Сиона, т. е. международного класса эксплуататоров.

Поэтому перед рабочим и коммунистическим движением всех стран мира стоит в настоящее время как самая насущная задача вытряхнуть из себя масонскую агентуру, об опасности которой нас предупреждал Коминтерн, В. И. Ленин и Г. Димитров.

Однако прежде, чем бороться с тайной организацией, которой является мировая иудо-масонская пирамида, необходимо с ней познакомиться поближе. Сначала познакомимся с теми стеллажами, на полках которых располагается иудо-масонская структура, а позднее посмотрим, в меру нашей осведомлённости, что лежит на этих полках. При этом мы не будем углубляться в то, когда и кем эти стеллажи строились. Для нас важно, что они существуют и прекрасно работают в наши дни. В конце концов, если сами масоны указывают те или иные даты и другие сведения, пусть будет даже так: ведь от этого зловредность иудо-масонской структуры не усиливается и не ослабевает.

Как мы уже видели из «Легенды об Адонираме», Соломону приписывается создание двух дополнительных степеней — 4-й и 5-й, которые были скрыты от первых трёх, а 5-я, в свою очередь, — от 4-й. Таким образом, уже в самой легенде заложен принцип так называемых невидимых начальников, которым каждый масон даёт клятву беспрекословного подчинения. Если считать, что этими высшими степенями командовал сам Соломон (условно — 6-я степень), действиями Соломона руководил первосвященник-левит Цадок (условно — 7-я степень), а над Цадоком тоже были руководители и не один, то упирались они в жреческую структуру Древнего Египта 99 степеней посвящения. Постепенно, особенно с помощью знаменитой александрийской иудейской школы, египетская жреческая пирамида была полностью оседлана сынами Сиона, а потом произошла и полная кадровая замена египтян на иудеев. Также была подмята и жреческая пирамида Двуречья, взаимосвязанная с египетской. Кстати, если усматривать в пропорциях, размерах и т. д. каменных пирамид Египта какой-то скрытый смысл, то его нужно искать не в связи с предполагаемыми пришельцами из космоса, а именно в связи со структурой жреческой иерархической касты. Однако как раз этого-то и не допускают масоны, уводя исследования в ложные русла.

Мы видим, что фактически существуют две иерархические пирамиды: одна — чисто иудейская, куда гоям нет доступа. Она состоит из 99 ступеней. Первые 33 ступени посвящения для 11 светских колен израилевых и с 34-й по 99-ю для идеологического колена Левит. Светский иудей, достигший 33-й ступени, может перейти в левиты. На верхней — 99-й ступени стоят три верховных невидимых раввина, которые как бы возвышаются на трёх пьедесталах над площадкой, образующей 100-ю ступень, на которой находится невидимый Царь Иудейский. Царь имеет невидимого для него самого «дублера», подготовленного для этой роли, но не догадывающегося об этом. В случае смерти или смещения Царя Иудейского, дублер автоматически заступает на его место. В упрощённом, но приближенном к этому варианте мы знаем это по системе «президент — вице-президент США», созданной по образу и подобию верхушки невидимой иудейской пирамиды. Упрощение в США в том, что вице-президент знает, что он может стать президентом, а это может создать соблазн для организации тайного убийства. В иудейской пирамиде этот соблазн исключен. Вторая пирамида предназначена для гоев-масонов, но иудеи имеют право в них тоже участвовать. О существовании иудейской пирамиды масоны до 30-й степени не подозревают. Всего же степеней у масонов только 33. Но это по вертикали. По названиям же и по специализации в каждой из 33 степеней может быть по много вариантов. Так известный масон д-р Бёкк насчитывает таковых до 800. Само собой разумеется, что понадобилось бы много томов для их исследования. Но такая работа едва ли имела бы пользу, ибо она создала бы тот ряд деревьев, за которыми леса не видать. Чтобы объяснить, что такое яблоко и научить отличать его от груши или апельсина, вовсе не надо перебирать все сорта яблок, а присущие ему особенности, отличающие его от других плодов и яблок. Также обстоит дело и с масонскими степенями.

В классическом плане мировой масонский орден имеет 33 степени; пирамидально восходящие от низших к высшим. При колоссальном распространении масонства и его эластичной приспособляемости к национальным, политическим, социально-экономическим, бытовым, культурным и вообще всякого рода локальным условиям, число степеней не везде одинаково. Однако нужно твердо помнить, что, несмотря на видимую пестроту и мнимое многообразие, сопровождающееся иногда даже настоящей враждой между низами отдельных орденов, все верха масонских пирамид всегда пребывают в тесном согласии и взаимодействии, а нити управления этими верхами сходятся к левитам. МАСОНСТВО ЕДИНО ВО ВСЁМ МИРЕ, хотя масонские низы об этом и не подозревают.

Всё многообразие масонской системы в мировом масштабе можно сравнить с многообразием системы образования, начиная с дошкольных заведений и кончая академиями. Большая часть масонских лож во всём мире, подобно начальным школам первой ступени, состоят всего из трёх классических (по Адонирамовой легенде) масонских степеней: ученика, подмастерья и мастера. И подобно тому, как во многих слаборазвитых странах иногда нет даже собственной средней школы, так и по мировой масонской разнарядке в ряде стран мира не разрешено открывать ложи, имеющие степени выше первых трёх. И если учесть, что в отличие от системы народного образования, структура которой всем известна, масонство — сугубо секретная организация, то получается следующая картина: при вступлении в масонство новоиспеченному «брату»-ученику объясняют, что в масонстве всего три степени, а если он вдруг и слышал, что существуют более высокие, то ему объясняют, что это злостная клевета, которая веками приписывает масонству то, чем оно никогда не обладало и не обладает. В связи с тем, что подавляющее большинство мировой армии масонства за свою жизнь не поднимается выше этих трёх степеней, то даже на смертном одре рядовой масон, который всю жизнь состоял в ложе, совершенно искренне будет нас уверять, что больше трёх всем известных степеней в масонстве ничего тайного нет, кроме особого благочестия, внутренней солидарности и взаимопомощи «братьев» и идеалов ордена, выраженных в триединстве — «Свобода, равенство и братство!» Вместе с тем, сам того не осознавая и не понимая, этот благочестивый «брат» всю свою жизнь, в силу данной при вступлении в орден клятвы, подобно роботу-автомату беспрекословно выполнял все внушения-приказы как видимых, так и невидимых начальников ордена, работая в конечном итоге на благо 99-й ступени иудейской пирамиды. Те немногие, которые, будучи в активистах на ступеньке «мастера», приглянулись невидимым начальникам, тайно посвящаются в 4-ю степень, оставаясь для видимости продолжать состоять в III ступени и посещать как и раньше все её заседания. Далее, таким же образом он может перейти в 5-ю степень и т. д., но при этом каждый раз ему говорят, что он достиг наивысшего, что есть в масонстве или по крайней мере — почти наивысшего — там далее ещё может быть ступенька и всё… Даже названия степеней подобраны с расчётом на это.

Следовательно, в отличие от системы народного образования: детсад — Академия наук, где даже ребёнок может своими родителями или просто старшими быть поставлен в известность о перспективе своего образования, в масонстве (как в городе Глупове у Салтыкова-Щедрина) «братья»-сосунки (т. е. «ученики») отлучаются от общения со старшими, а потому перспективы всех степеней масонской, а уже тем более стоящей над ней иудейской пирамиды никогда не видят. Внутренняя левитская пирамида — вершина класса эксплуататоров мира.

Подобно системе: начальная школа — средняя школа — высшая школа — академия, иудо-масонская система подразделяется на: Иоанново масонство — Андрееве масонство Шотландское масонство — чисто иудейская масоновидная пирамида. Христианство располагается в этой системе на уровне «детсада» перед Иоанновым масонством, являясь массовой идеологической базой, подготовляющей формирование масонского сознания.

Итак:

По этой цепочке от низших степеней к низшим поступает информация. В обратном направлении спускаются внушения-приказы.

Принципиальная организация иудомасонства выглядит так: (см. следующую страницу)

Как уже выше было отмечено, в зависимости от местных особенностей существует большое разнообразие национальных форм масонства. Из всего этого многообразия нам небезынтересно будет познакомиться с так называемой шведской системой. Как показывает название, она тесно связана с историей Швеции. Согласно же §3, главы III Фундаментальной конституции этого масонства, царь Соломон почитается её основателем и первым гроссмейстером (т. е. Великим Мастером). Но самое важное то, что эта же конституция ордена требует, чтобы должность гроссмейстера ордена предоставлялась только ч л е н а м р о д а С о л о м о н о в а. Сообразно с этим гроссмейстер именуется «викарием Соломона». Настоящий руководитель ордена известен только ему и Совету Ордена. Так как никому более из братьев он неизвестен, то эта система называется ещё «Системой неизвестных начальников». На самом деле её основателем, как полагают, был канцелярский советник Карл Фридрих Эклефф, который на основании какого-то подозрительного диплома, открыл в 1756 году в Стокгольме «Капитул» ордена в качестве «викария Соломона» и продал свои права шведскому королю. Последний в лице каждого из своих преемников по сей день является гроссмейстером ордена. Эклефф и шведские короли не были иудейского происхождения и таким образом вышеупомянутое требование масонской конституции не было выполнено. Может быть именно поэтому прежнему королевскому дому База пришлось уступить трон. Родоначальником ныне царствующего шведского королевского дома был адвокат Бернадотт из По во Франции. Впоследствии маршал Наполеона, чёрной неблагодарностью отплативший своему суверену за все его благодеяния. Он был иудеем. Так что в жилах нынешнего гроссмейстера — короля Карлин течет немного, требуемой масонской конституцией, еврейской крови. После этого становится ясным, что израильская террористическая организация Штерн, осуществлявшая под руководством нынешнего премьер-министра Израиля Менахема Бегина убийство посредника ООН в Палестине графа Бернадотта — родственника шведской королевской семьи, имела на это вполне оправданные масонской конституцией основания, его казнили как предателя «всемирной еврейской нации», которой пусть незримо, но подчиняется шведская система масонства. А не один член рода Бернадотт не может быть не охвачен членством в этой системе, ибо для этого рода членство в ней наследственно. Кстати, бывший шведский премьер-министр Улаф Пальме — член того же ордена, как и все члены нынешнего кабинета Швеции, датский премьер Краг и многие политические деятели скандинавских стран.

Шведскую систему перенёс в Германию в 1786 году известный в истории масонства мошенник Эллерман, путём усыновления приобретший фамилию фон Цаннендорфа, полевой врач по профессии. (В Московском историческом музее сохранился любопытный документ доктора Е. Е. Эллизена, мастера стула ложи «Петра к истине», к Беберу, великому мастеру Директоральной ложи, от июля 1814 года, в котором Цаннендорф именуется «признанным обманщиком». Письмо полностью перепечатано в весьма ценном и редком исследовании А. Н. Цыпина «Русское масонство XVIII в. и первой четверти XIX в.», вышедшем под редакцией и с примечаниями Г. В. Вернадского в изд. «Огни» в Петрограде, 1916 г., стр. 402). Цаннендорф назвал основанную им ложу «Великой материнской ложей к трём глобусам». Русское масонство XVIII века было учреждено по шведской системе.

Шведская система имеет три ступени с 11 степенями посвящения.

Первую ступень составляют «работающие» иоанновы ложи, известных трёх степеней. Вторую ступень составляют «светящиеся» Андреевы ложи, где 4-я степень называется Андреев ученик, 5-я — Андреев товарищ или подмастерье и 6-я — Андреев мастер. Третью ступень составляют «озарение» или «подлинные ложи стюартов», где 7-я степень — Высокоозарённый брат стюарт, 8-я — Наивысшеозарённый доверенный Соломона, 9-я — Озарённый доверенный ложи св. Иоанна, 10-я — Высокоозарённый доверенный ложи св. Андрея, рыцарь пурпурной ленты, или Пурпурная степень магистра Храма; на этой степени хранятся и показываются посвященному мощи правого указательного пальца Иоанна Крестителя, который гроссмейстер тамплиеров де Моле завещал брату Божо; 11-я — Наивысшеозарённый Командор Красного Креста или Викарий Соломона. Но так как было указано, что он в действительности не стоит во главе ордена, а управляем неизвестным начальником, то таинственные нити, связующие планы порабощения народов и государств, становятся ясно зримыми.

На каждой из 33 ступеней масонской пирамиды существует своя ложа: для учеников, для подмастерья и т. д. со своей иерархией должностных лиц:

7-й ранг

6-й ранг

5-й ранг

Мастер стула (мастер ложи)

Его заместитель

1-й наблюдатель (надзиратель)

или «брат ужаса»

2-й наблюдатель (надзиратель)

I ступень

«царствуют в ложе»

4-й ранг

3-й ранг

2-й ранг

Секретарь, 1-й диакон

Ритор или препаратор, 2-й диакон

Церемонемейстер, Эксперт

II ступень

«управляют в ложе

1-й ранг

1-й стюарт (кондуктор)

2-й стюарт (кондуктор)

Казначей

Препаратор

Благотворитель

Архивариус

Больничник

Декоратор

1-й (внутренний) часовой

2-й (наружный) часовой

III ступень

«исполнители»

Примечания:

«Брат ужаса» непосредственно руководит жуткими испытаниями неофита.

Ритор — в средние века полир или парлир, он же препаратор — провожатый и вожатый неофита.

Казначей, несмотря на 1-й ранг и III ступень — должность очень важная, так как масоны всегда располагают огромными деньгами.

Благотворитель — также очень важная должность, т. к. масоны содержат огромное число благотворительных учреждений. Архивариус — не менее важная должность, ибо доступ к масонским архивам даже отдельных рядовых братьев закрыт. Больничник — выполняет обязанности по заботе за больными братьями.

Декоратор (кровельщик) и двое часовых — охрана ложи от возможного вторжения немасонских элементов, при этом в средние века применялось ничтоже сумнящеся оружие.

Мастер стула — величайшее, чего может достичь масон в конкретном масонстве. Он должен быть точно знакомым с орденом на этом уровне, с его учением, с его тайнами, историей и конституцией ордена и уметь «светозарно мыслить и учить». Он также должен обладать даром красноречия. По масонским статусам мастер стула избирается братьями. Но в большинстве случаев это только маневр. Он просто назначается незримым руководством ордена, а потом проделывается комедия выборов: стоящие за кулисами гарантированы, что пройдёт только нужный человек.

— « —

Сила масонской организации заключается в железной, проверенной тысячелетиями организации, снабженной идеологией, не только привлекательной внешне, но и обеспечивающей карьеру и прочие блага жизни на этом свете, в ЯВИ, а не в гипотетическом даже для многих верующих потустороннем мире. Поэтому в масоны идут сознательно те, кто согласен для достижения земных грубо материальных благ поступиться совестью. Это те, кто сами рвутся в ложи. Другая категория — это те, кто нужен самому масонству в силу их положения в обществе. Именно на таковых и рассчитаны первые ступени масонства, которые встречают неофита в ризах добродетели, жестами благоволения и словесами добра, но скрытую за всем этим маскарадом суть масонства он узнает лишь тогда, когда за ним навеки захлопывается дверь с роковой надписью из Дантова ада: «Надежду всяк оставь сюда входящий». Да, масонство имеет только вход! Уйти из него, даже с первых степеней посвящения, практически почти невозможно. Ренегата отступника, могущего разгласить то немногое из полутайн, что ему доверили, ждёт почти всегда верная и неизбежная смерть. Надо вспомнить только ряд загадочных неожиданных смертей лиц, ставших неугодными ордену…

— « —

Как уже говорилось выше — если что-то гойское вообще и арийское в частности попадало в руки левитов, то всё, что было в нём благородного и чистого коверкалось, похабилось и выворачивалось наизнанку. Но арийцы также не оставались в долгу — в меру своих возможностей они старались облагородить подсунутое им реформированное иудейское мировоззрение, известное как христианство. Увидев это, левиты испугались, что выпущенный ими джинн пойдёт на них же, они раскололи его надвое — на католицизм и православие. А когда они поняли, что и эти «половинки» начинают вести себя самостоятельно и поворачивать мечи против «богоизбранных», то в ход были пущены ереси. XII-XIV века как для католических стран, так и для православной Руси были временем, когда арийцы настолько оседлали и облагородили христианство, что оно из слуги левитов стало превращаться в их грозного врага. К этому же времени, преодолев вызванный левитами раскол на суннизм и шиизм, перестали особо жаловать обожателей Сиона и мусульмане. Ранее левиты надеялись, что они при помощи арабов-мусульман, вышвырнув из Палестины европейцев, возьмут её себе. Но не получив её от арабов-мусульман, решили натравить на них европейцев-христиан и, под предлогом освобождения Гроба Господня, захватить руками доверчивых христиан Палестину, взаимоослабив при этом и христиан и мусульман, вырвавшихся в определенной мере из-под власти иудейской пирамиды. Стравливание христиан с мусульманами, руководимое из-за кулис левитскими дирижёрами, не принесло им желаемого — Палестина осталась в конечном итоге за арабами. Попытка выполнить трёхтысячелетку Соломона за дне тысячи лет сорвалась. Но неугомонные левиты не унимались. За время пребывания крестоносцев в Палестине они создали из их числа свой передовой масонский отряд и только благодаря чистой случайности изумленная Западная Европа узнала в 1307 году, что стояла на грани порабощения её мировым сионским спрутом.

Вот как это произошло.

В один из осенних дней 1305 года французский король Филипп IV по прозвищу Красивый (1268-1314) получил письмо от управляющего его замком близ Безьера в Лангедоке. В письме сообщалось, что некий житель города Скин де Флориан, приговоренный к смерти за какое-то обычное уголовное преступление, пожелал сделать какое-то важное заявление его величеству. Флориан утверждал, что тайна, которую он имеет сообщить, такова, что его величество за неё не пожалеет отдать и лучшую из своих провинций, но сообщена она может быть только лично самому королю[54]. Донося об этом, управляющий королевским замком сообщил, что им приостановлено приведение приговора в исполнение, и что он ожидает дальнейших распоряжений.

Король приказал заковать этого человека и доставить его к нему для допроса. Представленный королю Скин де Флориан бросился ему в ноги и умолял даровать ему жизнь. Король обещал кроме помилования и награду, если донос действительно окажется таким важным. Тогда Флориан объяснил, что после приговора к смертной казни он сидел в одной камере смертников с одним из членов ордена тамплиеров или рыцарей храма Соломонова. В те суровые времена преступникам зачастую отказывали в исповеди перед смертью. Христианство было господствующей идеологией, и кем бы ни был преступник при жизни, перед смертью ему было далеко небезразлично, как он умрёт. Умереть без исповеди означало гибель души во веки веков. Поэтому, при невозможности исповедоваться священнику, можно было заменить это исповедью друг другу.

И вот, во время исповеди храмовник открыл де Флориану те страшные в идеологическом, а следовательно и в политическом плане действия, которые имели место в ордене. Речь шла не только о сатанизме и отступничестве от Христа, но и об иудейско-масонском заговоре стать хозяевами во всей Европе.

Примерно в то же время за какие-то другие преступления были арестованы ещё два храмовника: приор Монфокона из Тулузского округа и флорентиец Ноффе Деи (Дельфи). Несмотря на аналогичные признания, оба тамплиера были повешены. Что касается Скина де Флориана, то он за свой донос получил огромное вознаграждение, но позднее умер насильственной смертью, как и большинство причастных к раскрытию заговора тамплиеров.

Зная силу и коварство членов ордена, Филипп Красивый действовал очень осмотрительно и поручил сперва двенадцати своим шпионам в разных провинциях вступить в число членов ордена и, подчиняясь уставу, исполнять всё предписываемое из обрядов и приказов ордена. Более того, он сам вступил в орден, чтобы этим путём узнать истинное положение вещей. Разумеется, он столь же мало узнал, как впоследствии императоры и короли, вступавшие с подобными же целями в масонские ордена и всегда оказывавшиеся в положении одураченных. Когда в 1306 году агентура левитов спровоцировала в Париже восстание, король даже принял предложенную ему орденом (как потом стало известно, чтобы испытать его преданность и веру ордену) защиту и укрылся в их замке Тампль (т. е. Храм). Более того, весною следующего 1307 года, когда уже между ним и папой римским Клементом V было тайно всё обусловлено и договорено, как прихлопнуть орден, король, отлично нося маску верного тамплиера, присутствовал при посвящении в тамплиеры собственного брата, а также приглашал столь прославленного потом масонами гроссмейстера ордена Якова Беригарда де Моле окрестить своего ребёнка! Де Моле и не подозревал о грозящей ему и ордену гибели и лично руководил в Иоаннов день 24 июня 1307 года заседанием орденского капитула в Париже. 24 июня по сей день является главным орденским праздником всех масонов, каковым этот день был и у тамплиеров.

Наконец приспела пора действовать. Решительный король разослал летом 1307 года всем своим руководящим провинциальным чиновникам запечатанные конверты с приказом вскрыть их только в ночь с 12 на 13 октября. К таким предосторожностям король принужден был прибегнуть потому, что сам папа в вопросе о тамплиерах всё ещё колебался, как явствует из сохранившихся до сих пор его писем. А у храмовников были друзья, единомышленники и благодетели везде, вплоть до занимающих высшие должности в государстве лиц. Ознакомить с проскрипционными списками раньше даже собственных агентов было равносильно риску провалить весь план. В пятницу 13 октября 1307 года королевский тайный приказ был выполнен. В утренние часы этого дня были захвачены почти все французские тамплиеры, за исключением немногих, главным образом, высокопоставленных лиц ордена, которым удалось ещё раньше выехать за границу. ВПЕРВЫЕ И, К СОЖАЛЕНИЮ, ЕДИНСТВЕННЫЙ РАЗ ЗА 3000 ЛЕТ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ АППАРАТ ГОЕВ ОКАЗАЛСЯ НА ВЫСОТЕ и не только во Франции. В этот же день по просьбе дружественного им Филиппа Красивого многие монархи Европы поступили так же.

Важнейшим подготовительным мероприятием, проведённым Филиппом перед арестом тамплиеров было полное удаление из Франции всей критической массы иудейской пирамиды. Без этого его акция была бы заранее обречена на провал. Он провёл эту хирургическую операцию ещё в 1306 году. Только после этого он принял меры против тамплиеров, в которых видел уже производную после золотой пирамиды опасность. В этом сказалась его величайшая государственная мудрость. Хозяева иудо-масонской пирамиды учли ошибки 1307 года: а) единоначалие гойских правителей должно быть ограничено широким советом или парламентом (т. е. своими людьми), без которых ни одно решение не может приниматься; б) духовное единоначалие папы римского должно быть уничтожено созданием в каждой стране «национальных» еретических церквей, за главами которых скрывались бы левиты; в) ни одна важная с точки зрения золотой пирамиды страна не может оставаться без наличия в ней её критической массы, пусть даже формально замаскированных под христиан (как, например, мараны в Испании, ловко скрывавшиеся под личиной христиан с 1492 г. до наших дней, когда после восстановления монархии в Испании вся экономика этой страны вдруг оказалась в руках лиц, которые стали посещать вновь открывавшиеся через пять веков синагоги).

В условиях нашей страны агентура Солженицына также пытается создать обстановку некой ностальгии по царской монархии, конечно, парламентской по их замыслам, при одновременном подогревании интереса к православию солженицынского же покроя. В «верующие» и даже в священнический сан толпами валят «бывшие» советские иудеи, лелея надежду, что при реставрации угодного им строя в нашей стране, они войдут в него как испанские мараны полными хозяевами, как у трона их ставленника, так и в церкви, идеология которой должна будет по их замыслу заменить коммунистическую идеологию при полном соответствии интересам золотой пирамиды.

Создание в Западной Европе «еретических», т. е. еврокоммунистических тенденций в коммунистическом движении, как и во времена зарождения «ереси» тамплиеров, руководится всё из той же золотой пирамиды с использованием аналогичных клише.

Поэтому внимательное рассмотрение того, как христиане-крестоносцы превратились в сатанистов-служителей левитов имеет для нас далеко не чисто исторический интерес.

Основателями ордена были соратники Готфрида Бульонского французские рыцари Гуго де Пайянс и Готфрид де Сент-Омер, которые в 1118 году вступили в Палестине в союз с семью другими рыцарями и во имя Божьей Матери принесли обет целомудрия, послушания и бессребреничества, четвёртым главным обетом этих девяти рыцарей была защита паломников в Св. Землю против сарацин. Существует мнение, что уже при самом основании ордена стояли левиты. Рыцари — основатели ордена не были монахами, ибо монах не носит меча, тем не менее они повторили перед патриархом иерусалимским вышеназванные три монашеских обета, неисполнение которых служило одним из главных предметов обвинения после ареста храмовников в 1307 году. Основан был орден в иерусалимском странноприимном доме. Вскоре король Балдуин II Иерусалимский отвел им именно ту часть своего дворца, которая была построена на том месте, где находился Храм Соломона. Многие исследователи полагают, что иудейские менторы рыцарей особенно заинтересовались ими как раз после этого и подсказали также выбор орденского знамени, состоявшего из сшитых вместе чёрного и белого квадратов, знаменующих главную идею дуализма — равнозначность добра и зла, т. е. бога и сатаны.

Автор книги «Космическое создание» доктор медицины и масон 32 степени И. Д. Бекк и уже упоминавшаяся Е. П. Блаватская, так же как и противник масонства знаменитый германист Гендо фон Лист, все, считающие Соломона основоположником масонства, видят в шахматной чёрно-белой мозаике пола в масонских ложах воспоминание о чёрно-белом знамени тамплиеров.

Счастье сопутствовало ордену. Положение об ордене было написано самим св. Бернардом, которое папа Гонорий II подтвердил на Тройесском соборе в 1127 году. Пожертвования и наследства потекли в кассу ордена. Папа Александр III подтвердил и умножил в 1172 году привилегии ордена, и папа Иннокентий III, тот самый, который исповедь и предсуществование возвел в догматы, освободил духовенство ордена от присяги на верность и послушание епископам, что особенно было чревато последствиями для тамплиеров. Благодаря привилегиям церковь и государство вскоре потеряли всякий контроль над орденом, его членами и его имуществом и мало-помалу тамплиеры образовали государство в государстве, а также церковь в церкви.

Созданный несколько ранее тамплиеров орден св. Иоанна или иоаннитов, сохранившийся до наших дней, такими привилегиями не пользовался. Скорее всего, его спасло именно отсутствие привилегий, подобных тамплиеровским, а может быть лучшая маскировка и конспирация.

«Ордена св. Иоанна и храмовников служат истинным выражением духа крестовых походов, духа воинственного и религиозного, и они преисполняли славою весь христианский мир, — писал известный апологет масонства историк Г. Мишо, — они были для королевства Иерусалимского как бы живою крепостью, вечно поражающей и никогда не поддающеюся. Какая радость была для бедных безоружных пилигримов, когда где-нибудь, в горах Иудейских или равнинах Саронских, они примечали вдали красное одеяние иоаннитов или белую мантию рыцарей храмовников!»[55].

До самого краха государства крестоносцев храмовники и иоанниты оставались в Палестине, а после разрушения Птолеамаиды иоанниты поселились на о. Родосе, храмовники же — в своих обширных владениях в Европе. «Здесь они предали забвению статуты св. Бернарда, — свидетельствует, несмотря на все свои симпатии к ним, Г. Мишо, — и возбудили против себя алчную и завистливую политику монархов»[56].

Последняя точка зрения, бросаемая Г. Мишо в его книге вскользь, является лишь одним из повторов заученной историками масонской басни о «невиновности» тамплиеров, якобы ставших жертвой алчных до золота монархов. Поэтому восстановление исторической правды о храмовниках и их предтечах по идеологической и политической диверсии против существовавшего в то время в Западной Европе строя — альбигойцах является благородной задачей историков, стоящих на марксистско-ленинских позициях. Благородной потому, что этим развеивается миф о прогрессивности и даже чуть ли не революционности этих служителей сатанинского культа. К сожалению, ещё до сих пор приходится встречаться с точкой зрения, согласно которой любая борьба против союза монархии и церкви или против них по отдельности рассматривается как прогрессивное явление. Спрашивается, как тогда относиться к такому явно «монархо-клерикальному», с формальной точки зрения, союзу, как сотрудничеству Д. Донского и Сергия Радонежского? Ведь в двадцатых годах находились обожатели Сиона, которые не только их хаяли, но и выбросили из Старого Симонова в Москве останки героев Куликовской битвы Пересвета и Осляби! Совершенно неприемлема и та точка зрения, согласно которой отрицание Христа путём подмены его культа культом сатаны, рассматривается как явление атеистического характера, так замена культа бога на культ антибога не есть атеизм, а скорее замена меньшего зла большим. За неимением в конкретных исторических условиях другой, кроме религиозной, идеологии, при всех недостатках культа бога с ним культивировалось в людях понятие добра, в то время как с культом антибога-сатаны могло культивироваться только зло.

Гробница Пересвета и Осляби в старом Симонове (ничего не сохранилось. На этом месте стоит компрессор завода «Динамо»)

В этой связи в отличие от буржуазных историков, как прошлого, так и настоящего, мы придерживаемся той точки зрения, что действия Филиппа Красивого и папы Клемента V были прогрессивными как для своей эпохи, так и далеко выходят за её рамки. И всё это несмотря на формальный клерикально-монархический союз между королем и папой. Безусловно, что даже с нашей сегодняшней точки зрения защита менее реакционной идеологии патриотического характера от более реакционной идеологии иноземного происхождения и сути было патриотическим долгом каждого честного гражданина той эпохи — от короля до простого крестьянина. Расшатывание идеологической надстройки патриотического характера было для Франции и всей Западной Европы равносильно самоубийству, которого ни Филипп, ни папа не могли пожелать ни феодалам, ни крестьянам. Но ведь кроме идеологии речь шла и о полном экономическом и политическом порабощении Европы.

Поэтому Филиппу Красивому необходимо было действовать и он делал это как подлинный патриот не только Франции, но и всей Европы.

Из мрачного замка Тампль жадные щупальца тамплиеров тянулись во все страны Западной Европы и Средиземноморья. Опыт строжайшей конспирации, почерпнутый во время их пребывания в Палестине, плюс всё золото, награбленное крестоносцами в эпоху крестовых походов, казалось, делали их полностью неуязвимыми. Те, кто помнит вальтерскоттовского «Айвенго», знают, что эти грубые и надменные храмовники не ведали ни жалости, ни совести. Выдавая себя за «защитников христианской веры», орден являлся на деле тайной корпорацией по ниспровержению ставших неугодными мировому Сиону христианских монархий. Вальтер Скотт вполне верен исторической правде, когда храмовник в его романе говорит «прекрасной еврейке» Ревекке: «Не ссылайся на различие наших верований. На тайных совещаниях нашего ордена мы смеемся над этими детскими сказками. Наш орден усвоил себе смелые и широкие взгляды. Наши громадные поместья во всех королевствах Европы, наша военная слава, гремящая во всех странах и привлекающая в нашу среду цвет рыцарства всего христианского мира, — всё это служит целям, которые и не снились нашим благочестивым основателем, но мы храним это втайне от тех слабых умов, которые вступают в наш орден на основании старинного устава и пребывают в старых предрассудках, а мы используем их как слепое орудие нашей воли.» Что орден действительно не знал предрассудков христианской церкви того времени, свидетельствует хотя бы тот факт, что во владениях тамплиеров «благородным католическим рыцарям» беспрепятственно позволялось жениться на дочерях «распинателей Христа», что было бы немыслимо для любого другого католика», пишет учёный Н. Лисовой.

Мировое владычество начало рисоваться воспаленному воображению рыцарей ещё в период их пребывания на развалинах Соломонова храма в Иерусалиме. Тогда-то и объявились там мудрецы, а по местному — хахамы, которые постепенно, шаг за шагом, стали перепрограммировать их психику одним им известными «магическими» методами. Именно эти мудрецы и внушили им мысль о необходимости восстановления храма Соломонова во всём блеске его культа с кровавыми всесожжениями и, узаконив его в качестве единственного религиозного (т. е. идеологического) центра всей земли, утвердить на костях поверженных и угнетённых народов своё «тысячелетнее царство». Как и ради чего орден защиты христианских паломников, который по самой своей идее должен бы быть непримиримым врагом распинателей Христа, вдруг мечтает о восстановлении храма Соломонова с иудейскими ритуалами? Кто те сионские хахамы, которые чуть не с первого дня создания ордена начинают перепрограммировать мораль его членов? И, наконец, зачем самим крестоносцам-храмовникам это понадобилось?

А ещё: не повторяется ли сейчас, что-либо из того, о чём мы уже крепко успели забыть или чему нас вовсе не учили на уроках истории?

Для того, чтобы разобраться в вопросах, нам необходимо познакомиться с тем промежуточным звеном, которое связало храмовников с золотой пирамидой. Роль этого связующего звена играли ассасины. Они ведут своё происхождение от считающейся формально мусульманской секты исмаилитов, которые в свою очередь вышли из недр шиитского направления в исламе, т. е. как раз той его «половинки», которая так схожа с католической «половинкой» христианства. Секта исмаилитов образовалась в 760 году первоначально в Иранской провинции Халифата.

Если учесть, что самый «цвет иудейской элиты» после разрушения Титом её осиного гнезда — Иерусалима подался в сторону Двуречья, Ирана и Закавказья, а в Европу — плебейские низы еврейства, то станет ясным, почему эта элита иудеев через несколько веков попыталась оседлать именно представителей мусульманского мира, ведь эта иудейская элита оказалась в самом его центре. В то же время европейские христиане к этому времени не оправдали полностью тех надежд, которые возлагали на них левиты и масоны, создавшие христианство. Мусульмане же были рядом под рукой опытнейших талмудистов Вавилона и Иерусалима. В IX веке каббалистами была создана новая секта — новоисмаилитов. Её создателем был иудейский философ Абдалла бен Маймун. Он нашел приверженца в персидском богаче Зейдане, который дал ему 3 млн. золотых монет на пропаганду. Масоны чтят по сей день Абдаллу бен Маймуна как великолепного организатора, который расширил уже и без того «смелые и широкие» для ислама взгляды исмаилитов. Они не соблюдали молитв и постов, а часть их даже не посещала мечетей. И сейчас каждый масон высоких посвящений помнит наизусть завет «магистра» бен Маймуна: он разрешил им убивать, жечь и грабить, уверяв, что греха нет и что не надо бояться преступлений, как бы ужасны они ни были; он научил их, что нет греха и не будет никакого наказания (на том свете). Он снабдил их сложной организацией со строгими правилами посвящения. Высших степеней в этом ордене достигали очень немногие, которым рядовые исмаилиты слепо повиновались[57]. Однако левитам этого было мало. Понадобились боевики и в 1081 году они отделили от исмаилитов особую секту хашшашинов (по-европейски — ассасинов). Название идёт от араб. слова «хашин» — трава, в связи с тем, что члены этой секты употребляли наркотическую травяную смесь, в которую входила, например, индийская конопля. Основателем секты был некий «маран» в исламе проповедник исмаилитов Хасан ибн Саббах. Сначала он вел пропаганду в Сирии в районе Алеппо. Затем деятельность его распространилась на Иран. Скоро члены секты-ордена Хасана ибн Саббаха хитростью овладели неприступной крепостью Аламут (Орлиное гнездо) в горах Эльбруса в Иране, а потом орден оказался владельцем многих захваченных им крепостей и вновь построенных замков. Эти твердыни хашшашинов находились, как правило, в трудно доступных горных районах Сирии, Ливана и Ирана[58], образовалось необычайное многоанклавное («в горошек» на карте) государство хашшашинов (1090-1256), главой которого был «старец горы» (магистр ордена хашшашинов). «С высоты своего Мосандского укрепления «старец горы» царствовал силой ужаса, который он внушал всем князьям» — свидетельствует Г. Мишо[59]. Хашшашины практиковали методы индивидуального террора в отношении знатных лиц и государей. Практически это было специализированное отделение всё той же мафии, но в специальной идеологической оболочке. Невидимые левиты направляли все действия «старца горы». Исполнителями политических убийств были ф и д а и (во мн. ч. — фидаин): по-арабски — «жертвующие собой ради достижения высокой цели». Орден рекрутировал своих членов, конечно, из гоев, главным образом из арабов. Фидаями были специально воспитываемые с ранней юности в горных цитаделях молодые люди, которые шли на верную смерть, как на подвиг[60]. «Фидаи», слепо подчинённые воле начальника, были вооружены кинжалами для того, чтобы убивать тех, на кого им будет указано; для них не существовало ни страха, ни препятствий; намеченную жертву они должны были отыскать среди толпы, и во дворцах и на поле битвы; собственной гибели они не опасались, убежденные, что через смерть войдут они в обладание всех радостей рая. Эти радости будущей жизни, эти блаженства представлялись им в грезах и сновидениях, возбуждаемых употреблением хошиша»[61]. Попасть в рай можно было, лишь пожертвовав своею жизнью по указанию «старца горы». «Причём фидай, будучи членом одной из низших ступеней иерархии ассасинов, рай понимал как чисто чувственное блаженство. Он не ведал, что согласно «внутренней» доктрине исмаилитов, в которую посвящались лишь члены высших степеней, рай — аллегория совершенного знания и возможны в раю лишь духовные наслаждения[62]. Фанатическая вера фидаев в «старца горы» была совершенно феноменальной. Известен случай, когда один из правителей государства крестоносцев был приглашен к «старцу горы». Желая произвести наибольшее впечатление на гостя, «старец горы», проходя под высокими стенами крепости своей, на которой стояло несколько юношей-фидаев, сказал: «Мне достаточно сделать еле заметный жест, и они бросятся к нашим ногам». После этого он сделал жест, и юноши разбились насмерть у их ног.

Идеология исмаилитов-ассасинов уже не имела ничего общего с исламом. Правильно будет назвать её антиисламом, выраженном под одну из мусульманских сект. Учение ассасинов представляло эклектическую смесь учения всё тех же иудейских александрийских гностиков, зороастийцев, манихеев, бардесанитов и примитивного варианта йоги, но в дополнение — над всем этим нависла зловещая тень каббалы с её сложной системой психологической обработки, которую в настоящее время принято называть «модификацией поведения»[63]. Короче говоря, это была первая мафиозная масонская ложа, зафиксированная в анналах истории внутри ислама. Не исключено, что были факты и более ранних масонских орденов внутри ислама, которые пока нам неизвестны.

Уже в 1138 году ассасины официально отменяют в анклавных владениях своего ордена законы ислама, провозгласив лозунг «всё дозволено», что произвело неотразимое впечатление на иерусалимских рыцарей храма Соломонова. Именно начиная с этого времени и намечается в ордене храмовников существенный еретический уклон, приведший их постепенно к полному отказу от христианской нравственности, уже облагороженной в Европе, и переходу к сатанизму (люциферианству). Как бы то ни было, но обратно в Европу храмовники вернулись уже носителями идеологии сионских хахамов (цион-хахамов).

Ещё находясь в Палестине, рыцари Соломонова ордена стали настолько ревностными учениками идеологии и практики рыцарей «старца горы Ливанской», что структура первых стала предельно близка к структуре вторых. Тамплиеры скопировали и многоанклавную систему ассасинского государства «в горошек», не признающего государственных границ других, но свято оберегающих свои, малозаметные для других, границы. Об идентичности структуры, идеологии и практики масонских лож, ассасинов и тамплиеров свидетельствует общность таких главных атрибутов этих орденов, как многочисленность степеней посвящения; то, что тот же обет молчания обо всём, что происходит в ордене; та же неотвратимость наказания, вплоть до смертной казни посредством гибели при загадочных обстоятельствах; та же практика подрыва изнутри всех враждебных мировому Сиону институтов; то же неуёмное стремление к миродержавию при помощи «мирного» разрушения изнутри всего, что стоит на пути.

Вскоре европейские ученики (тамплиеры) превзошли арабских учителей (ассасинов). Последние уже стали платить им дань; левитские хозяева перенесли своё доверие на них. Это и понятно: ведь именно храмовники, а не ассасины сидели пусть пока на развалинах, но всё же так дорогого левитам храма Соломона, того храма, который после этого восстановления должен превратить весь мир в своё подножье. Дублёры же храмовников — ассасины (хотя и ранее их запущенные сион-хахамами на свою орденскую орбиту) сидели на горе Ливанской, пусть более труднодоступной, но всё же относительно отдаленной от Сионского холма. Верхушка пирамиды посвящённых ордена «старца горы Ливанской», чувствуя, что почва миродержавия для них заколебалась, прислали в 1172 году послов к ордену горы храма Соломонова с предложением перейти всем орденом ассасинов в христианство. Казалось бы, благочестивые крестоносцы, ради распространения веры христианской среди «язычников Востока», должны были бы принять их с распростертыми объятиями. Вместо этого тамплиеры перерезали послов «старца горы»: они уже были слугами храма и в конкурентах, а тем более идейных единомышленниках, не нуждались. Ведь «всё дозволено», и рыцари храма, облаченные в белые мантии с красными головными уборами (цвет невинности и крови), хладнокровно выпустили кровь из рыцарей-фидаев с гор Ливана, облачённых в одеяния тех же цветов[64].

Подобное коварство храмовников принесло им худую славу. Поэтому, ещё задолго до исторического признания Скина де Флориана по Франции и другим государствам Западной Европы, одновременно и повсюду, ползли слухи о тайных заговорах храмовников, распространяемые зачастую самими тамплиерами в соответствии со старой и зарекомендовавшей себя тактикой, вывезенной ими из Палестины. Эта тактика моделирования поведения производила на рядовых и тем более на коронованных европейцев такое же ужасное парализующее впечатление, как бросавшиеся со стены крепости юноши-фидаи на крестоносцев. Возвращавшиеся из крестовых походов уже на протяжении многих поколений рассказывали об ужасной практике тамплиеров на «святой земле». Европейцы знали и об их идейной близости с ассасинами. Они догадывались, что ассасинский орден — это не столько особое вероучение, сколько тайная политическая организация, оставившая о себе память во многих европейских языках. Достаточно напомнить, что слово «ассасин (о)» вошло в английский, французский, итальянский и др. языки в значении «убийца»[65]. С другой стороны, и необузданное поведение храмовников, их грубость, также остались в памяти французского народа, до сих пор сохранившего пословицу: «бранится как тамплиер».

Легенды масонских историков типа Г. Мишо о том, что храмовники якобы до последнего дрались за христианскую Палестину, также не подтверждаются историческими фактами. Так, в 1148 году Конрад III потерял Дамаск только из-за измены тамплиеров. Одного египетского христианского эмира, укрывшегося под защиту тамплиеров, они выдали врагам за 60000 золотых. В 1165 году король Иерусалима Амарлик велел повесить двенадцать тамплиеров за сдачу сарацинам изменнически, без боя важной крепости на Иордане. А когда в 1187 году арабы под предводительством египетского султана Салаха ед-Дина (Саладина) отняли Иерусалим у узурпатора Ганде де Лузиньяна, зятя Амарлика, значительная доля вины за это поражение легла на тамплиеров.

В итоге владение священными развалинами храма Соломонова и их окрестностями было проиграно и ассасинами и тамплиерами. Гора Сион осталась за третьей силой, силой, вышедшей на арену истории с берегов Волги и Нила.

В пятидесятых годах XX века этот вопрос, ранее игнорировавшийся масонскими историками, привлек внимание египтянина Амина Аль-Хели. В 1960 году он опубликовал в Каире книгу «Связи между Нилом и Волгой в XIII-XIV веках». В ней автор использует своеобразную терминологию, называя Ближний Восток «центром», а Палестину — «гребнем» Старого Света, следующем образом излагая события того периода:

«Объединённые силы Запада двинулись на Центр под знаменем религии Христа. Весь удар приняли на себя Египет и Сирия. В то же время с Востока двигалась, всё сметая на своем пути, грозная сила: она разрушила Багдад, опустошила земли Сирии и вышла на рубежи Египта. По отношению к Центру Запад и Восток по существу проводили общую политику. Запад использовал религию как средство привлечь Восток на свою сторону. И одно время казалось, что татары смогут помочь крестоносцам вернуть Гроб Господень.

Египет отражал натиск двух встречных потоков. Он боролся. Бразды правления в стране взяли в свои руки воины-мамлюки. Они покончили с крестоносцами и отразили нашествие татар»[66].

И несколько далее Аль-Холи говорит о всемирно-историческом значении утверждения власти мамлюков над центром древнейших цивилизаций.

«Центр был единственной силой, спасшей цивилизацию после того, как попытки многих народов Дальнего Востока и Запада защитить его потерпели крах. Он установил связи с другими народами, оказавшими определенное влияние на то, что татарский смерч был остановлен и спасена от гибели мировая цивилизация»[67].

Кто же такие мамлюки? У многих сложилось впечатление, усиленное выходом на экраны грузинского фильма «Мамлюк», что это были в основном мальчики кавказского происхождения (черкесы, грузины и т. д.). Имело место и это. Мелькали, правда, в старинных египетских летописях странные для арабов имена — «Иван-бей», «Ибн-Василий». И русское имя всегда представлялось в такой ситуации случайным. Представлялось… Но арабский историк, заново пересмотрев документы летописей, делает противоположный вывод, упраздняющий монополию «кавказских мальчиков», указывает историк Н. Лисовой.

«Мамлюки» почти все, или в большинстве своем, были кипчаками — волжским народом, полностью ассимилированным русскими, говорившим по-русски и крещёным в православие. Они поддерживали тесные «связи с Русью, вступали в браки с русскими и в большей степени, чем другие народы, смешались с ними»[68]. Экспорт невольников-кипчаков и русских осуществлялся через Золотую Орду по Волге и её притокам, работорговцами, главным образом иудейского происхождения, бравшими ясак в Орде на это выгодное коммерческое предприятие и почти полностью монополизировавших его. По мере коммерческой необходимости и поступления заказов от азовских, крымских, генуэзских и венецианских баз, иуды-работорговцы, выходцы из каганатов Средней Азии, нанимали целыми конными отрядами татар, а те, выполняя субподряд, нападали на беззащитные русские села и уводили для своих хозяев нужный живой товар. Вот что пишет об этом известный немецкий востоковед Христиан Адам Мей (1869-1917) в своей знаменитой книге «Мусульманский ренессанс»:

«В Европе работорговцами были почти исключительно евреи. Товар поступал главным образом с Востока… С торговлей рабами связано, по-видимому, расслоение евреев в восточно-саксонских городах Магдебурге и Мерзенбурге»[69].

Мец свидетельствует, что в интересующем нас Ближневосточном районе Халифата «категория белых рабов ограничивалась тюрками и представителями того неистощимого племени, которое дало в Европе название своему сословию, т. е. славянами. Они ценились выше тюрков»[70]. «Если нет славянина, то берут в услужение тюрка» — говорил Аль-Хваризми (Хатима, IV, стр. 116). Гораздо большей статьей вывоза из главного города волжских булгар — Булгара — были рабы, которые оттуда доставлялись на Амударью (Мукаддаси, стр. 325).

С запада Русь терзали набеги тевтонских псов-рыцарей, за которыми, как чёрное воронье, следовали работорговцы от Сиона, спускавшие ордену подряды на живой товар из Руси. «Второй путь вывоза рабов-славян шёл через Германию в Испанию, а также в провансальские города и итальянские портовые города Средиземного моря»[71]… «Во время транспортировки рабов этих еврейских работорговцев их добросовестно отбирали, по крайней мере немцы»[72]. Еврейская работорговля свободно шагала через все запреты христианской церкви продавать христиан в рабство. А выкупить всех христиан-рабов у евреев церковь зачастую не могла просто за неимением необходимых средств. Так, в 989 г. св. Адальберт сложил с себя сан епископа Праги из-за того, что не в состоянии был выкупить всех христиан, закупленных одним еврейским купцом[73]. Это указание очень ценно, так как свидетельствует о том, что иудейские работорговцы ещё задолго до того, как они создали на развалинах Соломонова храма Тевтонский орден, уже протоптали дорожку на Западную Русь со стороны Праги — этого древнейшего перевалочного пункта работорговли в Центральной Европе. Активное участие сионизма в событиях 1968 года в Чехословакии показывает, насколько глубоко окопался сионский зверь в этой славянской стране — стране потомков Щеки.

Но нет худа без добра: вчерашние мальчики-рабы, проданные иудейскими купцами на Ближний Восток, стали там правящим классом — мамлюками. Они добились господствующего положения и в Египте и в Палестине. Сохранились легенды, — пишет Н. Лисовой, — как царственные иван-беи отправлялись потом с пышными свитами в родные места, на Рязанщину и Тамбовщину, и приглашали за собой в «Святую Землю» не только родственников, но и земляков и целые деревни, которые ехали потом вниз по Волге и Дону через Крым в Палестину, где получали лучшие земли, почёт и уважение местного арабского населения.

Таким образом, в составе мамлюков, которые вышибли храмовников и прочих крестоносцев с горы Сион и её окрестностей, присутствовал весьма значительный русский по происхождению элемент, сделавший свой весомый вклад в дело спасения мировой цивилизации от надвигавшегося иудейского рабства. Работорговля славянскими рабами обернулась против замыслов хозяев золотой пирамиды.

Весьма символично, что именно потомки тех, кого воспитанные на Синае орды Иисуса Навина в 1250 г. до н. э. вытеснили из Опалённого Стана на север в район станового венедского хребта, в 1250 году — ровно через 2500 лет вернувшись мамлюками в Палестину, наголову разгромили армию Людовика I Святого, взяв в плен самого последнего слепого исполнителя замыслов хозяев золотой пирамиды. Последние остатки крестоносцев мамлюки выбили из Акконы в 1291 году, за 16 лет до ареста тамплиеров.

И кто знает, только ли случайное совпадение или какие-то ещё неисследованные историками тесные связи между Русью и Палестиной скрываются за разгромом псов-рыцарей на льду Чудского озера в 1242 году (за 8 лет до разгрома Людовика Святого), причём при явном благожелательном нейтралитете Александра Невского к Орде — поставщице русских мальчиков в ряды мамлюков?

Величайшая государственная мудрость Александра Невского подсказывала ему, что вся сила сокрушительного удара Руси прежде всего должна быть направлена на Тевтонский орден. Он возник в том же странноприимном доме в Иерусалиме, что и орден храмовников и почти одновременно с ним. Тактика и действия тевтонских псов-рыцарей, так похожие на деяния ассасинов и тамплиеров, были нацелены главным образом против Восточной Европы и особенно против Руси. И Русь первой ударила по отродью левитов, произведённому на свет на развалинах храма Соломонова. Становой хребет Тевтонского ордена был сокрушён сначала на Чудском озере и окончательно сломлен объединёнными силами славян и литовцев в битве при Грюнвальде 15 июля 1410 года.

Придёт время и благодарная Европа воздвигнет, где-то в своем центре, величественный памятник стоящим рука об руку соратникам но ликвидации мировой иудо-масонской угрозы — Александру Невскому и Филиппу Красивому, несмотря на то, что их сражения с масонскими орденами Сиона разделяло 70 лет.

— » —

Приступая к акции против тамплиеров, Филипп Красивый понимал, что вопрос стоял о том, быть Европе свободной или впасть в порабощение. Он знал, что речь идёт не только о свержении правящей верхушки европейских государств, но и о коренной идеологической ломке, о глубоком нравственном растлении, которое неминуемо привело бы к полной деградации современного ему цивилизованного мира, деградации, последствия которой трудно было бы даже представить. С другой стороны, Филипп не мог не догадываться, чем лично ему грезит решительный шаг в отношении Соломоновых рыцарей: неотвратимость смерти при загадочных обстоятельствах и посмертная дискредитация на долгие годы, а может быть и века. Нужно было обладать огромным гражданским мужеством, чтобы пойти на этот шаг. И всё же Филипп сделал его. Ведь недаром в народе его с уважением называли железным королём. Шаг этот был поистине историческим. Духовные наследники тамплиеров не могут простить его Филиппу и поныне, продолжая выливать на него ушаты грязи в своих псевдоисторических исследованиях о храмовниках. Уже более шести с половиной веков продолжается эта дискредитация. Нулевой образовательный ценз в отношении познания сущности иудо-масонства сказывается и у нас. Ещё в 1957 году Издательство иностранной литературы выпустило в Москве в переводе с французского языка грязную масонско-каббалистическую книжонку Мориса Дрюона «Железный король», в которой на Филиппа льются всё те же зловонные потоки грязи и клеветы. Однако трудно понять — только ли в результате нулевого образовательного ценза издательское предисловие к книге расхваливает автора как борца за мир и участника сопротивления — не тронь мол его — свой. «Сейчас, в годы, когда реакционные круги французской буржуазии проповедуют космополитизм, призывают к отказу от национального суверенитета, весьма знаменательно обращение писателя именно к той эпохе истории Франции, когда происходило становление французской нации и государственности» (стр. 5). И это в то время когда вся книга Дрюона направлена именно на защиту безродного космополитизма тамплиеров и против борца за становление французской нации и государственности — Филиппа Красивого. Иезуитство издательского предисловия поистине потрясающе!

А между тем европейцам XX века понадобилось пережить две мировые войны, потерять десятки миллионов жизней в них, чтобы додуматься в конце второй мировой провести Нюрнбергский процесс. Филипп же сначала провёл процесс над будущими (но не ставшими таковыми) главными военными преступниками не состоявшейся в XIV веке первой мировой войны, задуманной золотой пирамидой. Филипп отодвинул первую мировую войну ровно на шесть веков. И только в XX веке вновь окрепшая масонская пирамида и её хозяева из золотой пирамиды сумели развязать целых две мировых войны.

Безусловно, что профилактика, при правильном своевременном диагнозе — лучший способ врачевания недугов, в том числе и социальных. Образно выражаясь, Филипп взял в свои руки средневековые клещи (других у него по тем временам быть не могло) и резким рывком, естественно без наркоза, вырвал с мясом загнивший ноготь, грозивший гангреной всему европейскому организму; организм был спасён, хотя может быть ему самому и не очень понравился грубый рывок спасителя.

Перед арестом тамплиеров Филипп направил письма с просьбой об аналогичных арестах королю Римскому, королю Неаполитанскому, королю Английскому, королю Кастильскому, королю Аррагонскому, королю Наваррскому, королю Португальскому, всем курфюрстам, всем итальянским принцам и графу Фландрскому.

Всего было арестовано 140 человек во главе с Великим Мастером ордена Яковом де Моле. Начался, как бы теперь назвали, процесс века.

Те, кто дали клятву бессребреничеству, кончили громадным банкирским домом, который посредничал в валютных сделках между Востоком и Западом.

Ратники Христа, который выгнал торгующих из храма Соломонова, стали Ротшильдами своего времени. По сведениям современника Матвея Парижского, тамплиеры владели в начале XIV века 9 000 укрепленных замков. В их руках сосредотачивалось всё вексельное обращение католического мира. Папы и короли попали в денежную зависимость от них так же, как в наши дни международный сионистский концерн контролирует 80% капитала всего несоциалистического мира. Тамплиеры умели получать хороший процент. Когда Людовик XX Святой попал в плен к арабам, он должен был взять взаймы у тамплиеров большую часть назначенного выкупа в 26 000 золотых ливров. И тем не менее не только экономическая кабала, захлестывавшая Западную Европу, беспокоила мудрого Филиппа. На богатейшей экономической базе зиждилась многоступенчатая тайная организация с менее тайной многоступенчатой идеологией, которая подрывала господствующую христианскую идеологию изнутри.

Орден имел три степени: первую — кнехт (конюх, мастеровой); вторую — каплан (служка, оруженосец) и третью — рыцарь. Далее шли незримые степени. Кроме посвящённых имелись ещё так называемые «аффиллированные», в переводе — «усыновлённые», но это выражает только приблизительно смысл этого разряда, в который могли входить как дворяне, так и разночинцы, мужчины и женщины, частью или полностью принесшие монашеские обеты. Нечто соответствующее мы находим в настоящее время в масонстве у так называемых «масонов без передника», к которым относится большинство наших диссидентов, и у иезуитов в лице так называемых «иезуитов короткой рясы». Далее имелись ещё «донаты» (вкладчики), которые, не принося особого обета, предоставляли своё состояние или себя для светских услуг (или и то и другое вместе) ордену. Разновидностью «донатов» были «облаты» — лица, которые с детства были предназначены родителями для служения ордену. При этом правила для выбора гроссмейстера ордена были составлены так, что все гарантии для сохранения традиций ордена и раз навсегда намеченной линии поведения были налицо — всякие отклонения являлись невозможными. Выборный капитул, заведующий которым всегда назначался при жизни гроссмейстера, составлялся по его смерти по правилам самокооптации так, что всегда проводились только свои люди, на которых можно было положиться, и все выборы сводились только к фиксации заранее намеченного кандидата. Но кто же выбрал и посвятил первого гроссмейстера ордена? Ведь как нам уже известно, новый масонский орден не может быть организован без патента свыше. Е. П. Блаватская авторитетно утверждает, что основоположник ордена Гуго де Пайянс получил посвящение от самого «старца горы». От него же, по сведениям графа Кутелэ, после заключения мира с ассасинами перед падением Иерусалима получил посвящение от «старца горы» и рыцарь Гильом де Монтбар, что дало тамплиерам возможность беспрепятственного отступления к морю.

То, что все тамплиеры были сатанистами, утверждать всерьёз нельзя. Как и в масонстве вообще, к сатанизму подводят постепенно. Но что верхи ордена были заражены сатанизмом, в настоящее время для нас совершенно несомненно. В 1877 году были изданы с параллельными латинскими и немецкими текстами тайные статуты ордена (издатель д-р Мерцдорф с предисловием Швечке) на основании ватиканской рукописи, вопрос о подлинности которой масоны по сей день пытаются тщетно оспаривать с пеной у рта. «Возникший между 1220 и 1290 годами тайный устав этот составлял неприкосновенную тайну, — пишет Г. Шустер, — под угрозой строжайшего наказания братьям было воспрещено иметь с него копии или даже носить их при себе»[74]. Такая таинственность объяснялась дуализмом тамплиеров. Секретные статуты совершенно ясно показывают, что дело началось сектантским изложением мистерий христианства и по мере подъема по масонским ступенькам кончилось отречением от Христа. В настоящее время член масонского ордена в странах социализма начинает с небольших диссидентских вольностей в идеологическом и практическом планах и заканчивает через две-три степени посвящения отречением от коммунизма вообще, сохраняя тем не менее партийный билет в кармане.

У тамплиеров при проведении новопосвящаемого к присяге, в которой, между прочим, Рим признавался синагогой антихриста, предписывалось присутствующим братьям бросить свои кресты на землю, топтать их ногами и оплевывать. Потом неофиту подавался деревянный крест и предлагалось в подтверждение своей клятвы последовать примеру присутствующих. Кроме осквернения креста ему вменялось присутствие на совершении чёрных месс по субботам и поклонение идолу Бафомета. Даже защитники тамплиеров П. Мартене и Карл Гейзе, совместно написавшие книгу «Тайные общества», не отрицают сатанизма тамплиеров. Известный исследователь масонства Шреймарк метко называет чёрную мессу продуктом духа отрицания и культурной подделкой под шабаш ведьм. Главными моментами её являются осквернение св. причастия (у католиков — облатки) и заклание новорожденного или невинной девушки; причём алтарём для совершения чёрной мессы должно служить обнажённое тело публичной девки. Месса обычно оканчивалась свальной оргией. Привходящим элементом является целование под хвост живого козла, изображающего самого сатану в образе Бафомета. Позже из скандальных актов французского двора также всплыли факты, свидетельствующие, что известная фаворитка маркиза де Монтэспань (кстати, типичная маранская фамилия), приносила вместе с расстриженным аббатом Гюнбуром в жертву маленьких детей, думая, как она потом изворачивалась, вернуть себе расположение короля Людовика XIV. Тамплиеры также изворачивались на суде, объясняя, что оплёвывание креста означало всего лишь первоначальную ступень «христианского» посвящения, символизирующего якобы отречение апостола Петра от Христа. Поклонение же идолу Бафомета они объясняли как чисто христианскую символику, якобы прославляющую «Сына Человеческого». Венский ориенталист И. Х. Пургшталль, изучивший в различных странах храмы и капеллы тамплиеров со множеством различных изображений Бафомета, пришёл к выводу, что они идентичны с идолом, которому поклонялись наряду с тамплиерами последователи гностически-офитских учений.

В третьем отделе упомянутых тайных статутов ордена, мы также встречаем Бафомета, к которому обращается третья молитва при совершении таинства «крещения». Знаменитый американский масон Альберт Пайк, которого противники масонства именовали «масонским папой» или «антипапой», называет Бафомета первичной материей великого творения, гностически толкуемым «огненным телом святого духа», символизируемым козой-гермафродитом Менде.

Знаменитый французский оккультист Элифас Леви в книге «Учение и ритуал высшей магии», СПб., 1910 г., дал стилизованное изображение Бафомета[75]. Рисунок показывает нам чудовище с головой козы (или козла) Менде. Череп меж сильно раздвинутых рогов дымится серой. На лбу горит пентаграмма — Маген-Шломо. Чудовище имеет женский торс и крылья, козлиные ноги попирают земной шар. Живот покрыт русалочьей чешуей. Промеж ног высовывается предмет с набалдашником, похожий на обвитый двумя змеями посох Эскулапа, иначе кадуций Гермеса, символизирующий мощь знания, которое без культуры сердца, по словам Екатерины II, есть путь к погибели. Две змеи символизируют полярную равнозначность добра и зла, т. е. всё ту же идею дуализма. Надписи на руках Coagula и Solve. Левая направлена к луне на приросте, а правая — к месяцу на ущербе и представляют собой один из пантаклей (талисманов) мистической каббалы и относятся к законам, регулирующим так называемую астральную и душевную силу (понятия из сионизированной йоги) и означают: «Сначала собери (Coagula), а потом распространи!» (см. Владимир Шмаков, «Священная книга Тота. Великие арканы Таро. Абстрактные начала синтетической философии эзотеризма. Опыт комментария». М., 1916 г.).

Бафомет имеет ещё название Бегемота. По эстетическим воззрениям масонов и их хозяев раввинов это, безобразное на наш взгляд, чудовище является верхом совершенства. Иудейские девушки мечтают до брака быть познанными во сне набалдашником «божественного Гермафродита» — так их воспитывают в семьях. И хотя это одна из великих тайн раввинов, тем не менее в иудейской художественной литературе мы нет-нет да и находим об этом красноречивые признания. Так, в 1915 году иудейский писатель-каббалист Густав Мейринк издал роман, опубликованный в русском переводе в Петрограде в 1928 году. Голем — вековечная мечта раввинов о создании человека служебного — якобы был создан в Праге в старом еврейском квартале одним опытным в каббале раввином. Для запуска этого биоавтомата раввину было достаточно всунуть в его рот магическую тетраграмму. Как-то по оплошности раввина Голем рассыпался в прах в старопражской синагоге — ныне якобы древнейшей из существующих в Европе. Куча земли посередине этой синагоги по сей день выдается многочисленными паломниками и туристами за прах Голема, созданного при содействии Бафомета-Гермафродита. Масону ложи Фуле Адольфу Гитлеру эту синагогу трогать было категорически запрещено.

Взамен по обе стороны линии фронта сохранились дети вождя. «Дети Гитлера живут и здравствуют», — утверждает 70-летний немец Эли Вашбах. Он, быть может, единственный оставшийся в живых участник длившегося 6 лет эксперимента, когда спермой Гитлера были оплодотворены тысячи чистокровных ариек в разных странах мира. В результате у фюрера родилось около 200 детей, которые были материально обеспечены и воспитаны в нацистских традициях. Предполагалось, что они станут управлять миром после смерти фюрера. Но хотя идея тысячелетнего рейха провалилась, дети фюрера, если верить Вашбаху, входят в правительства но крайней мере 15 европейских стран, в т. ч. в Москве. Как тетраграмма, вставленная в Голема, жидомасонская кровь Гитлера- Шикельгрубера обеспечивает жидовское присутствие у власти до первых секретарей обкомов, потом до секретарей ЦК КПСС, потом до…

А во время событий 1968 года сионисты из правительства охраняли эту синагогу особо тщательно. Густав Мейринк прозрачно даёт понять в своем романе, что в ней хранится одна из наиболее герметических (т. е. тайных каббалистических) книг — книга «Иббур»[76], содержащая тайны великих знаний Сатаны-Бафомета. Мейринк говорит о тайном проходе, соединяющем синагогу с подземным хранилищем на улице Алхимиков, где верхушка золотой пирамиды, скрывавшаяся ранее под вывеской ордена «Азиатских братьев» (ныне Бнай-Брит), имела своё изображение Бафомета-Гермафродита:

«Как конечную цель, — говорит дочь пражского раввина, — я представляю себе слияние двух существ в одно — в то, что вы слыхали о древне-египетском культе Озириса, в то, смыслом чего является Гермафродит. То есть мистическое соединение женского и мужского начал» (стр. 176).

«На улице Алхимиков стоит дом, видный только в тумане и то счастливцам. Он называется «дом последнего фонаря». Днём — это большой серый камень, за ним обрыв и глубокий олений ров. Под камнем лежит огромный клад. Камень этот положен орденом «Азиатских братьев» в качестве фундамента для дома. В этом доме в конце времени должен поселиться человек, лучше сказать Гермафродит. Создание из мужчины и женщины. У него в гербе будет изображение зайца — символ Осириса и отсюда происходит наш обычный пасхальный заяц[77]. Это место охраняется Муфусаилом, дабы Сатана не совокупился с камнем и не родил от него сына: так называемого Армилоса. У него (это знают раввины) будут золотые волосы, собранные сзади в косичку, два затылка, серповидные главы и длинные до ступней руки» (стр. 188).

Далее идёт описание Бафомета:

«Садовая стена вся покрыта мозаикой. Странно переплетённые фрески бирюзового цвета с золотом изображают культ египетского бога Осириса. Ворота представляют самого бога: Гермафродит из двух половин, образуемых створками ворот, — правая женская, левая мужская. Он сидит на драгоценном плоском троне из перламутра. Его золотая голова имеет форму зайца. Уши его подняты кверху и тесно прижаты друг к другу, так что напоминают страницы полураскрытой книги»[78] (стр. 276).

Здесь мы имеем дело с замаскированным Бафометом. Дело в том, что козел-коза Менде уж слишком похож на Сатану в христианском представлении. Тем не менее эстетика иудомасонства в этом образе предельно отвратна для нормальных людей.

Стоит ли после этих эстетических экскурсов в символику Бафомета удивляться тому, что обвинение вменяло тамплиерам несоблюдение обета целомудрия. На процессе было доказано, что новопосвящаемый должен был взаимно с рецептором (приёмщиком) целовать неудобноназываемые части тела, в чём созналось подавляющее большинство членов ордена. Было убедительно доказано, что хотя сношения с женщинами были запрещены, таковые с братьями — разрешены.

Поэтому доверенный Филиппа Красивого архиепископ Нарбонский сравнивал тамплиеров с ветхозаветными развратными маджаиштами. В письме от 25 октября 1307 года гроссмейстер ордена тамплиеров Яков де Моле сознался в этих и им подобных гнусностях и дал своим братьям по ордену в силу своего сана приказ повиноваться во всём следственным органам, которые возглавил канцлер и преданнейший друг короля Гийом де Ногаре. Его по сей день обливает грязью и клеветой вся свора масонских историков мира. Письмо это ещё по сей день хранится в Хартулариуме (собрании рукописей) Парижского университета и было опубликовано проф. Финке во II томе его исследования. Если при этом принять во внимание, что именно гроссмейстер ордена никак не был подвергнут пытке и что, следовательно, о физическом принуждении не может быть и речи именно у этого наиважнейшего свидетеля, то картина получается полная и неоспоримая.

В течение процесса, длившегося 7 лет, по приказу с воли от золотой пирамиды некоторые тамплиеры взяли свои признания обратно и тем осудили себя сами на костер. Скольких сожгли, сколько умерло от последствий пыток — ныне восстановить документально более не представляется возможным. Известно только, что 12 мая 1310 года в Париже было сожжено 54 тамплиера, несколько дней спустя — ещё 4. 27 мая того же года в Сенлисе сожгли ещё 9 тамплиеров. Вскоре после этого ещё несколько. Сам гроссмейстер Яков Бернгард де Моле был сожжен 18 марта 1314 года вместе с Коффруа де Шарнэ в Париже на Еврейском острове на Сене, где теперь находится пано Дофинэ. По свидетельствам очевидцев, объятый пламенем де Моле воскликнул:

— Папа Клемент, шевалье Гийом де Ногаре, король Филипп! Не пройдёт и года, как я призову вас на суд божий и воздастся вам справедливая кара! Проклятие! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!

Золотая пирамида позаботилась о неукоснительном исполнении «пророчества» — приказа, вложенного ею же в уста своего верного масонского холуя. Существует версия, по которой де Моле получил перед казнью записку от хозяев золотой пирамиды, в которой он должен был призвать к отчёту перед престолом божьим — папу в течение 40 дней, а короля в течение 40 недель. Шоттмюллер считает это недоказанным. Но два факта как будто говорят иное: папа Клемент умер в ночь на 20 апреля 1314 года в страшных мучениях от неизвестного недуга. Пожаром была уничтожена та церковь, в которой был помещён труп несчастного папы. Сгорела также и нижняя часть тела покойника.

Останки его затем были перенесены в мавзолей. В 1577 году плюралистический масонский оборотень, на сей раз в лице толп кальвинистов, яростью которых руководила какая-то неведомая сила, внушавшая им звериную ненависть к человеку, умершему за 263 года до этого, разрушила мавзолей, останки тела бросила в огонь и пепел развеяла по ветру. Филипп Красивый вскоре после казни заболел странной болезнью, которую ни один врач не мог распознать и которая унесла его в могилу 29 ноября того же года. Большая часть духовенства, тайно состоявшая в масонстве или затерроризированная им, отказалась служить по нём заупокойные обедни и преемники его власти были вынуждены прибегнуть к принуждениям. Как бы то ни было, если предсмертное заклятие Моле и выдумано позднее, то несомненно, что выдумали его те, кто отравил папу и короля. Ибо и канцлер Гийом де Ногарэ, и доносчик Скин де Флориан последовали за королем в очень короткий промежуток времени. Во всяком случае перед нами тот бесспорный факт, что главный начальник финансового управления короля Ангеран де Мариньи, пользовавшийся неограниченным доверием короля Филиппа Красивого и бывший его фактическим соправителем, был в 1315 году повешен в Монфоконе за измену.

Альберт Пайк в своем уже цитировавшемся труде «Учение и догма масонства» очень откровенно говорит: «Сломав меч тамплиеров, враги ордена заставили их обратить его в кинжал. Ритуальные мастерки каменщиков в руках тамплиеров стали строить гробницы». Подобным же образом повествует и вышеупомянутый Элифас Леви в своей «Истории магии»: «После казни три замаскированных человека тайно собрались под эшафотом Якова де Молэ и, смочив в его крови платок, поклялись над тремя, сложенными треугольником кинжалами в вечной мести королю и папе», т. е. руководству господствующего режима и господствующей идеологии любого гойского государства, неконтролируемого масонами, что по сей день является осью всех масонских программ в мире.

Масон Готгольд Ефраим Лессинг во II гл. своих «Диалогов о масонстве» подчеркивал преемственность современных ему масонов от тамплиеров; недаром в его драме «Натан Мудрый» он в таких подкупающих красках изобразил молодого храмовника!

В дни гонений на орден некоторые тамплиеры бежали за море к своим друзьям ассасинам. Большая же часть перебралась в Шотландию и нашла, по преданию, братский приём в существовавших там якобы с римских времен и во всяком случае до основания ордена тамплиеров, масонских ложах. Поэтому не случайно наименование высших степеней масонства «шотландскими».

Несмотря на то, что ряд масонов, чтобы запутать следы, оспаривают подлинность знаменитой «Йоркской хартии», возводящей основание масонства в Англии к III веку н. э., — дыма, как известно, без огня не бывает. Подобно старой потаскухе масонство всё время стремится уменьшить свой возраст; хотя бы на несколько сот лет. Застенчиво отворачиваясь от «Йоркской хартии», Великая ложа Шотландии в Эдинбурге тем не менее утверждает свою преемственную непрерывную связь с ложей, образовавшейся в Йорке в 986 году. В память о месте, где в Англии возникла первая масонская ложа, масонские колонизаторы Северной Америки переименовали Новый Амстердам в Нью-Йорк, и неудивительно, что именно здесь наиболее глубоко и прочно стоит одна из главных опор мировой золотой пирамиды. Ровно через 9 веков Великая ложа Эдинбурга поручила своему брату Лурье написать её историю, в которой утверждается, что она была основана лишь в Андреев день 1736 года. Таким образом, «разработка» высших степеней шотландского масонства французами является ещё одной попыткой замести следы того, что уже давным-давно существовало. Если же встать на иудейскую оккультную точку зрения, то дело с Шотландией вообще обстоит неладно. Не странно ли, что в трагедии великого тайноведа Шекспира «Макбет» появляются именно из Шотландии ведьмы, и уже не от них ли римскому императору Адриану (правившему империей с 117 по 138 гг. н. э.) пришлось строить знаменитую стену Адриана, отгораживающую через весь остров Англию от Шотландии? А ведь именно он в угоду золотой пирамиде отказался в самом начале своего царствования сделанных усыновившим его Траяном завоеваний по ту сторону Евфрата. Именно он в угоду тем же левитам ходил против росколанов и сариатов. Но ровно через три года после своего прозрения — подавления восстания Бар-Колбы, фанатики которого, вдохновленные гнуснопрославленным раввином Акибой, водрузили на свои головы магически-кровавый Маген-Шломо — любимый символ Лейбы Давидовича Бронштейна — Адриан скончался от невесть откуда взявшейся водянки. Не странно ли, что упомянутый Папюс в своей книге «Проклятые знания» совершенно серьезно утверждает, что в Шотландии и по сей день, наряду с чудонищем Лох-Несс, существуют могучие колдуны и прочая нечисть? Не странно ли, что древние шотландские роды периодически созывают съезды, содержание которых держится в глубочайшей тайне? Не странно ли, что шотландская кровь древнего рода Лермонт в жилах нашего Лермонтова, плюс увлечение сатанизмом Байрона — земляка его предков, были причиной его меланхолии и забиячества, причиной любви к симпатичному Демону? Не странно ли, что В. И. Крыжановская-Рочестер помещает замок белых магов в своих романах именно в Шотландию? Но ведь долго ли умеючи оседлать эту магию и превратить её в чёрную?

Резюмируя изложенное, надо сказать, что процесс тамплиеров с его последствиями — это визитная карточка, которая, наряду с «Легендой об Адонираме», предъявляется масонами до сих пор.

В большинстве случаев путь в масонство начинается не сразу, а с одного из его «предбанников», которыми, наряду с христианством и сектами, чаще всего бывают различные филантропические общества, руководимые масонами, которые приглядываются к возможным кандидатам в настоящее масонство. Иногда такие общества бывают даже сразу облечены в формы масонских лож, причём единственной задачей объявляется, например, борьба с алкоголизмом:

ЗА ГРАНИЦЕЙ

Борьба с алкоголизмом. В Стокгольме в июле состоялся всемирный конгресс международного союза «друзей трезвости», носящего официальное название «The Independent Order of good Templars» («независимое общество добрых хромовщиков»), так как начало этому движению было положено в Америке. Конгресс отличался особенным многолюдством, и все части света имели тут своих представителей. Из самых отдалённых мест земного шара съехались люди, чтобы поговорить о мерах против пьянства. Индия прислала ученого в тюрбане по имени Хаурианна, а с Золотого берега приехал чернокожий вождь Кукер. Это доказывает, конечно, что движение трезвости охватило весь земной шар в настоящее время, и что везде начинают вести борьбу с алкоголизмом. Один из присутствовавших на конгрессе членов сказал: «С одной стороны мы должны радоваться тому, что идеи трезвости получают такое распространение, с другой же — присутствие такой массы иноземных представителей подтверждает печальный факт, что везде пьют

Шведский министр иностранных дел Логоргельм лично npuвеmcmвoвaл конгресс как очень важное мировое собрание. Он говорил о результатах, достигнутых «Орденом трезвости» в разных странах, и о его распространении. В феврале этого года орден насчитывал уже до полумиллиона членов, распространённых во всех частях земного шара. Но самое большое число членов этого общества находится в Швеции — 183 997; Норвегия насчитывает 20 781 членов, Дания — же только 5 697. В маленькой Норвегии 3 412 человек вcmynuлu в орден трезвости и поклялись никогда не употреблять алкоголя. В Германии движение возникло недавно, но уже насчитывает 14 014 «good templars», из них 30 врачей. Очень большое распространение получило движение трезвости в Англии, где уже числится 113 347 членов; в Шотландии — 89 346 членов, а в Ирландии 10 149 взрослых и 13 773 подростка. Во Франции движение началось очень недавно, а в Бельгии и Голландии оно едва зарождается. В Швейцарии профессор Форель основал лигу темплиеров, в которой теперь уже имеется 3 559 членов. В Австрии профессор Вейктейпер основал движение трезвости, а в Польше апостолом трезвости является писатель Автославский. В Испании нет темплиеров, но в испанской Америке они уже есть.

«Если мы обратимся к другим частям света, прибавляет Логоргельм, — то увидим, как распространяются идеи ордена. В Индии орден темплиеров имеет две ложи с 3 900 членами, он распространился уже в Аравии, в Палестине и в Китае. Волнения, возникшие в Китае в 1900 году, приостановили распространение идей трезвости. Вообще китайцы имеют склонность к спиртным напиткам. Древние китайцы были большие пьяницами. Уже в 1120 году до Р. Х. император Ву-Ванг вынужден был издать весьма строгий эдикт против пьянства — это самый старинный китайский эдикт против алкоголизма. Но после того, как китайцы научились курить опиум, спиртные напитки отступили у них на второй план, и национальным злом в Китае является уже не пьянство, а курение опиума. В Африке, где ещё при Севострисе Великом существовал союз против алкоголя — древние египтяне и египтянки были ведь большими поклонниками Бахуса! — орден темплиеров имеет довольно большое распространение и насчитывает несколько ложь в Египте, Лагосе, Съера-Леоне, Либерии, на Золотом берегу и во многих других местах чёрного континента. Самое большое число членов этого ордена трезвости находится в западной части Южной Африки — 3 792, затем следует Трансвааль, Оранжевая республика и Родезия 3 134 членами. Большинство членов — англичане, буров очень мало. В Кимберлее орден трезвости выстроил свой дом, но во время бомбардировок он был разрушен. В Австралии орден темплиеров имеет шесть лож, из которых самая многолюдная находится в Новом Южном Валенсе — 16 967 членов. В Северной Америке, родине этого движения, оно, странным образом, пошло назад в последнее время. К 1-му февраля 1900 г. насчитывалось в Соединённых Штатах 129 518 членов этого ордена, а в 1903 г. к этому же времени — всего 63 149. Орден имеет свои ложи в Канаде, на Филиппинах, в Аргентине, Чили, Ямайке и многих вест-индских островах. Но колыбель этого ордена находится в штате Нью-Йорк, где в 1851 году был организован союз иерихоновских рыцарей (Knights of Iericho). Отделение этого союза носило название «The good Templars», но в 1852 г. часть членов этого последнего отделилась и основала ныне существующий и распространённый орден «The Independet Order оf good Templars». Движение перенесено было и Англию в 1868 г., и мало-по-малу орден получил огромное распространение по всему земному шару и сделался очень важным фактором в борьбе с алкоголизмом».

«МИР БОЖИЙ», № 9, сентябрь, 1908 г.

Весьма показательно, что именно православный русский журнал «Мир божий» предоставил свои страницы для рекламы нового масонского ордена. Комментарии, как говорится, излишни!

В наши дни в Москве филиал «добрых храмовников» скромно действует на квартирах по субботам как оздоровительный или геронтологический семинар, члены которого также яростно выступают против алкоголизма. Руководитель — человек выдающихся способностей, умеющий зажигать слушателей, ещё в молодости был настолько плотно утрамбован (сам того не сознавая) масонскими «идеологическими ценностями», что теперь вещает о них, будучи искренно уверен, что сам до них дошёл, или же почерпнул из приобщения к мифическим архивам Атлантиды, так обожаемой масонами. Вспомнить хотя бы масона Фрэнсиса Бэкона и его программное для масонов произведение «Новая Атлантида», пропагандирующее оседлание научно-технического прогресса всех стран мира и подтачивание изнутри их традиций тайными агентами-атлантами, в то время как у себя на родине они самым тщательным образом соблюдают все традиции, восходящие, конечно, всё к тому же Соломону. Папюс на стр.168 своего сочинения «Первоначальные сведения по оккультизму», Спб., 1911 г. в параграфе «Моисей-Каббала»« пишет: «Моисей воспитан при дворе фараона, посвящен во все таинства и рано попал в Эфиопию из-за совершенного им убийства. Там-то он и познакомился с первоначальным преданием атлантов о божественной единице». Далее Папюс говорит, что евреи, из племени которых был Моисей, произошли от смеси неких кельтов-бодонов с атлантами.

Конечно, руководитель оздоровительного семинара внушает, что у атлантов была великая цивилизация, но они ещё были смуглокожими, а первыми белокожими в истории человечества являются евреи. Своих адептов этот мастер стула, известный слушателям под полусерьёзным названием «маэстро», постепенно приобщает ко всем оккультным наукам: «тайнам» телекинеза, телепатии, ясновидения, хиромантии, астрологии, а, главным образом, к сионизированной йоге. На базе указанных оккультных наук, в органическом сочетании с молочно-овощной диетой, тремя особыми препаратами на травах и вызывающей на откровенность яростной критикой на словах международного сионизма, пропагандируется особо строгий оздоровительный режим. При этом внушается, что пока все гои на земле или, по крайней мере, в нашем государстве не начнут придерживаться всего идейно-оздоровительного комплекса этого режима, «мировая интуиция», действуя через посредство частиц разума — нейтрино, будет использовать иудеев как плеть, которой она будет хлестать упрямых пьянствующих гоев, закусывающих запрещёнными мясными продуктами, до тех пор, пока они не поймут полезности этого режима. Все люди, не следующие режиму, презрительно именуются хрюкающими свиньями, что исподволь приводит слушателей к мысли, что в отношении таковых всё дозволено. И так же, как у масона Михаила Булгакова, это неизбежно ведет к трагическим результатам: там, где мастер, не обходится и без сатанистки Маргариты, одно время жившей в том самом подвале, что и булгаковская, но в отличие от неё способной убивать.

Тем временем в оздоровительный семинар завлекаются и потом высвечиваются перед Сионом те, кто действенно борется с сионизмом, а наши внутренние эмигранты от Сиона заносят их в свои чёрные списки и поодиночке расправляются с ними по месту работы, учебы, военной службы и т. д.

Практика создания подобных якобы антииудейских или «антисемитских» лож не нова. Особенно успешно она применялась в Германии в XIX и XX веках. Золотая пирамида довела команду и вот… «даже те ложи, которые раньше обычно принимали евреев, как членов их посетителей, теперь не пускали их», — плачет в жилетку мирового общественного мнения матёрый сионист, профессор социологии и ректор Иерусалимского еврейского университета Яков Катц, пытающийся отрицать связь масонов и евреев в своей книге, и, сам того не замечая, снабжает читателя документами об этой связи на всём протяжении книги.

Другим примером незаметного приобщения к масонству является членство в международном эсперантистском обществе, совершенно легально пустившем корни в нашем социалистическом государстве. В связи с чем, на этом обществе, как на одном из многочисленных предбанников масонства, следует остановиться особо. В № 3 газет «Москоу ньюз», «Новедадес де Моску» и «Анба Моску» за 1978 год, издающихся в Москве соответственно на английском, испанском и арабском языках на половину 14-й полосы появилась статья некого Д. Перевалова. Уже сам её заголовок отдавал крикливостью и антинаучностью: «Язык эсперанто на службе разрядки» — на арабском языке; «Эсперанто служит разрядке» — на испанском языке и более скромно — «Эсперанто и разрядка» — на английском языке.

Казалось бы, что любому грамотному человеку известно, что сам по себе язык в некотором роде подобен средствам производства, которые служат тем, кто ими владеет, а, следовательно, язык может служить чему угодно. Во время беседы с руководством объединённой редакции указанных газет 26 января 1978 года один из этих руководителей, сам по совместительству один из ведущих советских эсперантистов, объяснил мне, что видимо, был не совсем чётко сформулирован заголовок, так как речь идёт не столько о языке эсперанто, сколько об эсперантистском движении. Это движение имеет свою довольно чётко сложившуюся идеологию. И именно её и следует иметь в виду.

Итак, первый вопрос, который встает: что это за движение и какова его идеология?

А отсюда естественно возникает и вопрос: кто и когда всё это затеял?

Д. Перевалов отвечает:

«Девизом эсперантистского движения является гуманизм, мир и дружба между народами, именно ради этих целей и был создан язык эсперанто».

В арабском варианте газеты цели движения вынесены ещё и в особую рамку рекламного характера, текст которой гласит:

«Идеи гуманизма, мира и дружбы между народами собрали под знаменем зелёной пятиконечной звезды — символа эсперантистского движения — людей различных национальностей и различных убеждений. В дополнение к этому язык эсперанто отличается легкостью изучения, вытекающей из твердости грамматических правил, не знающих исключений, наряду с богатством возможностей выражения. Изучение эсперанто требует во много раз меньше времени, чем изучение любого другого языка».

В английском и испанском вариантах газеты эта сомнительная реклама отсутствует.

Французский вариант газеты указанную статью вообще не опубликовал.

Резюмируя ответ автора на первый вопрос, можно констатировать, что собственно язык играет в движении эсперантистов второстепенную роль по отношению к политическим задачам движения, которые, правда, выглядят на поверхности в виде довольно привлекательной и цветистой мишуры. О подлинном содержании того, что под этой мишурой скрывается, мы поговорим ниже.

Тем не менее, для нас важно отметить, что в СССР существует довольно широко разветвленная сеть некой международной организации с определенными политическими целями, пусть на поверхности даже привлекательными, организации, имеющей свой центр за границей, организации, лидеры которой отнюдь не придерживаются нашей идеологии.

И, наконец, кто же создатель сего широкоразветвлённого международного предприятия?

Д. Перевалов отвечает:

«изобретателем эсперанто является польский гуманист Людвиг Заменгоф».

Не ограничиваясь этим и прикрываясь ссылкой на Болгарскую ассоциацию эсперанто (дескать, из братской социалистической страны подвоха быть не может) Д. Перевалов пишет:

«В этом году Болгарская ассоциация эсперанто организовала литературный конкурс в связи с тремя знаменательными датами: 90-летием эсперанто, 70-летием его международной ассоциации и 60-летием Октябрьской революции». Таким образом, на одну доску были поставлены несравнимые и несовместимые по значимости события. А это уже политика!

Кстати, этот приём, и именно со ссылкой на перепечатку из болгарской периодической печати[79], не так уж нов! 18 ноября 1977 года на 4-й полосе «За рубежом» появился пресловутый Маген-Довид академика Сахарова, со ссылкой на перепечатку из болгарского «Отечествен фронт». На снимке — иудейский шестиконечник оплетает мир (земной шар — ядро атома). Электроны — основные виды традиционного вооружения: самолет, танк, военный корабль. Смысл надписи провокационен до предела: попробуй сорви наши сионские электроны и Земля полетит к черту! Вывод: хочешь мира, о, Земля, живи в сионистской оплётке и не рыпайся. Естественно, что провокация прикрывается цитатой из выступления Л. И. Брежнева по поводу 60-летия Октября. Пунктир вокруг рисунка приказывает: вырежи и сохрани! Знай, мол, наших! Раскуёшь — взорвёшься!

В докладе на торжественном заседании в Кремле Л. И. Брежнев подчеркнул, что самая важная, самая необложная задача сейчас — это прекратить захлестнувшую мир гонку вооружений. Разрядка даёт возможность избрать путь мира. Упустить эту возможность было бы преступлением.

Видимо, жив ещё курилка: ведь эсперантистское движение — лучшая крыша для вербовки масонов и не только в Болгарии!

Расковать мирную энергию планеты!

«Отечествен фронт»,

София.

Также поступает и Д. Перевалов: эсперантисты СССР опубликовали де доклад Л. И. Брежнева на 25 съезде КПСС, они публиковали много материалов о Вьетнаме и… (какова наглость!) внесли вклад в дело победы вьетнамского народа! Стало быть: не тронь эсперантистское движение вообще! Тем более, что при Доме дружбы в Москве существует секция советских эсперантистов, входящих во всемирную ассоциацию этих «гуманистов». Сам факт существования в нашей и других социалистических странах эсперантистской сети можно объяснить только нашим гойским «нолевым образовательным цензом» в отношении сионизма и масонства, о чём подробно говорилось в моей справке «Кто стоит за Джимми Картером и так называемыми еврокоммунистами» от 10 января 1977 г.

У истоков зарождения идеи всемирного примитивного языка для гоев стояли выходцы из фарисействующих иудейских сект, особенно из хасидов, которые внутри иудаизма играют примерно такую же роль, как иезуиты внутри католицизма. Хасиды и их духовные предводители — цадики являются носителями наиболее рафинированного человеконенавистничества и иудейского расизма. Как самые ревностные талмудисты, хасиды особенно тщательно блюдут учение о кошере и трефе (о чистом и нечистом для иудея). К трефному относится всё нееврейское, т. е. гойское и, в первую очередь, сами гои. По отношению к гоям истинно верующий иудей, а уж тем более хасид, должен использовать весь изощрённый арсенал средств и методов, чтобы доказать гоям, что они являются не более, чем двуногим скотом без рода, без племени, без корней и без прошлого. Беря на себя функции культуртрегеров по отношению к гоям, замаскированные хасиды подобно замаскированным иезуитам осуществляют функции духовной инквизиции: они кастрируют историю гойских народов, они извращают их идейное и культурное достояние, пытаясь его космополитизировать, лишить лучших национальных традиций. Хрустальной мечтой хасидов издавна являлось лишение гоев их главного духовного наследия — национальных языков и замена их единым примитивным мировым гойским языком, языком двуногого рабочего скота, в который согласно догматам иудаизма должны обратиться все гои мира после установления над ними предсказываемого Ветхим Заветом всемирного царства иудейского. Характерно, что именно хасиды, насаждающие космополитизм для всех гоев, более чем кто либо из иудеев заботятся о сохранении в неприкосновенности всех еврейских традиций и обычаев и, особенно, древнееврейского языка — иврита. Схема культуртрегеров от иудаизма проста — для гоев иврит должен стать непреодолимым языковым барьером, за которым «богоизбранным» можно будет спокойно скрывать всю свою звериную ненависть к гоям: «лучшего из гоев убей!» — требует Талмуд. Для самих же «богоизбранных» потребуется лишь самая минимальная затрата времени, чтобы изучить единый гойский международный примитив. Кроме того, ещё до достижения мирового господства этот языковый примитив может быть использован как международный язык масонских лож, которые, как известно, являются пятой колонкой иудаизма и возникшего из его недр сионизма. Масоны — это квислинги (правда, зачастую бессознательные) из числа гойских народов. Масоны — слепое орудие мирового раввината, идущие ему во служение, главным образом, в обмен за карьеру. На поверхности масонство прикрывается идеями гуманизма. Гуманист на тайном масонском жаргоне — это масон. Недаром главный печатный орган крупнейшего европейского масонского ордена Великий Восток, выходящий ежемесячно в Париже, так и называется «Гуманизм», провокационно неся на своей обложке красную пятиконечную звезду, наугольник и циркуль. Как известно зеленый цвет является фотонегативом красного цвета — как бы его антиподом. Главным методом действия масонов является достижение целей мирными средствами при постепенности мероприятий. Конечная цель — построение всемирного храма Соломонова, т. е. мировое господство Сиона. Поэтому масонское миролюбие — не наше миролюбие.

Западные окраины бывшей российской Империи были главным обиталищем хасидов. Именно здесь, в гор. Белостоке, в семье хасидского активиста, а в миру — преподавателя иностранных языков Марка Фабиеновича Заменгофа и родился сын Лазарь в 1859 году, фигурировавший позднее под псевдонимом д-ра Эсперанто или просто — Людвига Заменгофа. По данным изданной на русском языке в начале XX века «Еврейской энциклопедии» (том 7, стр. 665) дед его Фабиан был вообще пионером образования и культуры среди белостокских евреев (естественно на базе кровожадного Талмуда). «Мысль о необходимости международного языка возникла у Лазаря Заменгофа под влиянием тех условий, в которых жили евреи в Белостоке, где население говорило на четырех разных языках и где ввиду этого постоянно происходили недоразумения». Таким образом, с самого начала гуманизм Заменгофа носил узко-националистический характер. В 1867 году Заменгоф выпустил брошюру на русском языке под псевдонимом доктора Эсперанто о новом международном языке, грамматика которого состояла всего из 16 правил и могла быть изучена за полчаса. По инициативе Заменгофа в Варшаве сразу после возникновения сионистского движения был основан первый сионистский кружок «Обожателей Сиона» (Хававей Цион), который уже после смерти Заменгофа развернулся в рамках международного сионизма в фашистскую сионистскую партию Херут, символом которой стал иудейский семисвечник, украшенный первой буквой еврейского алфавита алоф, названной палестинцами сионистской свастикой. Херут образовала такие гнусноправославленные подразделения сионистов -террористов, как Иргун цвай леуме и Штерн, одним из лидеров которых был и остается Менахем Бегин — тоже выходец из Польши. Таким образом, семена «гуманиста» Заменгофа дали махровые всходы. Следуя талмудическому учению о кошере и трефе, Лазарь Заменгоф создал соответственно две идеологические платформы для кошерных последователей — гиллелизм (по имени одного из двух правящих наси — патриархов Израиля времен царя Ирода — Гиллеля Вахалевского, который по преданию дал Ироду директивный совет о поголовном истреблении младенцев в поисках новорожденного Иисуса Христа). Никто иной, как Рабби Гиллель раскрыл истинный смысл древнееврейского языка иврит, не употребляющего кратких гласных на письме, в следующих словах: «Вы думаете, что наши еврейские книги просто по прихоти написаны только согласными буквами? Каждый должен для самого себя подыскать к ним тайные гласные, которые открывают только ему одному понятный смысл, иначе живое слово обратилось бы в догму». (Г. Мейринк, «Голем», Пг., 1922, стр. 116-117). Некоторые особо тайные книги иудаизма имеют до семи ключей чтения и по мере продвижения по стержню (левитскому) золотой пирамиды одна и та же книга читается по-разному на каждой ступени нового посвящения. Совершенно естественно, что гуманизм не хранят в семи ключах-шифрах, но именно поэтому Гиллель чтится как великий фарисейский учитель, а стало быть преподносится доверчивым эсперантистам как великий гуманист. Жизненным идеалом его было: «Если не я за себя, то кто за меня?» В рамках гиллелиэма была создана особая крайне хасидская секта, методы иезуитского воспитания которой были положены в основу такой широко разветвлённой сионистской организации, как «Гиллель фаундейшн оф Бнай-Брит», имеющей отделения почти во всех странах мира и, конечно же, прикрывающейся на поверхности блестящей мишурой гуманизма.

Для трефных (т. е. гойских) последователей эсперантизма Лазарь Маркович издал в 1906 году трактат о гоморанизме (опять же от латинского «гомо» — человек). Это более умягченная и ещё более замишурованная идеологическая конструкция по сравнению с колерным гиллелизмом рассматривает международный язык эсперанто как орудие «братского сближения народов», т. е. проповедует чисто масонские поверхностные «ценности», находящиеся в тесной связи с мелкобуржуазным пацифизмом и «искательством бога в объединённом человечестве «.

В этих целях Лазарь Заменгоф самолично перевёл на эсперанто почти весь Ветхий Завет, не забыв выпустить и для своих кошерных последователей учебник эсперанто на иврите, то есть дав в руки будущим господам мира орудие общения со своим двуногим скотом — гоями.

В рамках иезуитской науки о постепенности мероприятий Лазарь Маркович на первых порах предлагал для скромности именовать эсперанто как вспомогательный международный язык, не исключающий якобы существования национальных языков. Однако это была ложь для широкого круга. Правда для узкого круга гласила, что по мере распространения эсперанто постепенно подвергнутся эсперантизации и все национальные языки как в лексическом, так и в грамматическом планах. Д. Перевалов уже не упоминает о вспомогательности эсперанто.

Как и предполагал великий «гуманист»-сионист, доверчивые гои клюнули на блесну его дешевой приманки. Масонские ложи всячески поощряли изучение эсперанто своими братьями. Достаточно напомнить, что почти все лидеры предреволюционного прогрессивного блока в России пользовались этим языком и идеологической мишурой Лазаря Заменгофа. Продолжали ими пользоваться и лидеры троцкистско-зиновьевского блока. Многие из них, будучи реабилитированными к моменту 6 международного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году, воспользовались нулевым образовательным цензом гоев и оживили эсперантистскую деятельность, которая, как показал прежний масонский опыт, служит прекрасной крышей для насаждения масонских идей вполне легальным способом: способом якобы языковых кружков. Однако, как мы видели из вышеприведённой статьи, эсперантистское движение — прежде всего движение политическое, причём у нас оно работает вроде бы на нас, а на Западе оно делает вид, что иногда вроде бы работает против него. Лопоухие гои по обе стороны баррикад, ослеплённые «гениальностью простоты» пресловутых 16 грамматических правил языка, как в тину, затягиваются липкой склизью гоморанизма — этого предбанника масонских лож. Пройдя кандидатский стаж (не подозревая об этом) в рамках эсперантистского политического движения, наиболее способные прямёхонько рекомендуются для вступления в ложи. А масонские ложи, как известно, имеют только вход. Выхода из них живьём не предусмотрено.

Пагубнейшую роль в распространении эсперантизации социалистических стран сыграло решение масонского большинства ЮНЕСКО, в соответствии с которым в 1959 году отмечалось 100-летие со дня рождения Лазаря Заменгофа. Внутренние эмигранты с помощью доверчивых гоев использовали эту дату для легализации эсперантизма именно как политического движения внутри наших стран. И это в то время, когда одна из главных улиц центра Тель-Авива носит имя Заменгофа, а рядом — целый букет улиц, названных именами других матерейших сионистов.

Безликая для арийцев эсперантизация всё более и более захватывает разные области нашей жизни и в первую очередь культуры, превращая их в массовую форму иудофильской интернационализации. А ведь ещё в 1909 г. в журнале «Весы» в статье под заголовком «Штампелёванная культура» Андрей Белый писал:

«Странно и страшно сказать, но приходится.

Это — пришлые люди: обыкновенно оторванные от той нации, в недрах которой они живут: количество их увеличивается, а влияние критики и культурных начинаний увеличивается в обществе также; главарями национальной культуры оказываются чуждые этой культуре люди; конечно, не понимают они глубин народного духа, в его звуковом, красочном и словесном выражении. И чистые струи родного языка засоряются своего рода безличным эсперанто из международных словечек, и далее: всему оригинальному, идущему вне русла эсперанто, бессознательно (а иногда и сознательно) объявляется бойкот…»

Штемпелеванная иудеями «культура» в наши дни как никогда ранее становится новым невидимым предбанником масонизации людей в угоду Сиону.

«Бесспорна отзывчивость евреев к вопросам искусства, — продолжает А. Белый, — но равно беспочвенные во всех областях национального арийского искусства (русского, французского, немецкого), евреи не могут быть тесно прикреплены в одной области; естественно, что они равно интересуются всем, но интерес этот не может быть интересом подлинного понимания задач данной национальной культуры, а есть показатель инстинктивного стремления к переработке, к национализации (иудизации) этих культур (а, следовательно, к духовному порабощению арийцев); и вот процесс этого инстинктивного поглощения евреями чужих культур (приложением своего штемпеля) преподносится нам, как некоторое стремление к интернациональному искусству».

«Штемпелеванная культура, — с горечью констатировал А. Белый, — совершает своё завоевание. Русское общество должно, наконец, понять, что навязываемая ему «штемпелеванная культура» — не культура вовсе».

Блестящим подтверждением этих слов Андрея Белого является всё, с позволения сказать, творчество «великого Ле Корбюзье», как его почтительно именуют всё те же сыны Сиона. И это не зря: Корбюзье — апостол Сиона в архитектуре. Сейчас на огромных просторах земного шара раковой опухолью с бесчисленными метастазами расползается его эсперантизированная градостроительная штамповка, самый вид которой уже формирует психологию масонского интернационализма.

Выступая 10 ноября 1924 года в международной масонской ложе «Звезда Востока», которая по определению самого Корбюзье (Ле Корбюзье, «Архитектура XX века», М., 1970, стр. 67) является «международным объединением, предвещающим наступление нового периода и коренное преобразование форм мышления и социальных отношений», он так резюмировал свою лекцию:

«Мы за новые пути в создании городов. Что же касается Парижа, Лондона, Берлина, Москвы или Рима, то эти столицы должны быть полностью преобразованы собственными средствами, каких бы усилий это ни стоило и сколь велики ни были бы связанные с этим разрушения. Единственный возможный проводник здесь, повторяю — это геометрический дух» (там же, стр. 79).

Всю свою ненависть к историческому наследию гойской архитектуры, свою кровожадность к сторонникам и защитникам национальной архитектуры талмудист Корбюзье декларирует в так называемом «Плане Вуазен» для Парижа, по которому он предлагал снести всю центральную часть города и заменить её самым настоящим кладбищем из крестообразных небоскребов (см. там же, стр. 24). План Вуазен предусматривал:

«Сначала расчистка территории (т. е. снос наиболее ценной исторической части города — В. Е.). Необходимо уничтожить улицу-коридор… Из улиц-коридоров образуются города-коридоры. Весь город превращается в коридор. Какое непристойное зрелище! Мы в состоянии уничтожить все коридоры… уничтожить дворы… и окружить ряды домов свободным пространством». (Там же, стр. 102).

И вот результат: в тех районах наших городов, где эта планировка осуществлена по рецептам «великого» кошерного архитектора, человек постоянно чувствует себя неуютно: он постоянно на виду, постоянно продувается ветрами и простужается, в то время, когда в ненавистных «великому» улицах-коридорах тепло и уютно даже в трескучие морозы; унылый штампованный ландшафт примитивных геометрических форм давит на психику и притупляет интеллект. Всё это и нужно сынам Сиона — превратить гоя в тупой бездумный двуногий скот, который к тому же постоянно чувствует, что каждый его шаг просматривается, о чём кричат сами же сыны Сиона в антисоветских целях.

План Вуазен предусматривает два способа «расчистки территории»:

«Терапию» — снос одной стороны улицы ради её расширения. Способ был, например, опробирован при расширении ул. Горького в Москве. Но этот способ «великий» считает полумерой.

Наиболее желательным для него является:

«Хирургия» — прорубание улиц-просек по живому организму города, как было апробировано на примере Нового Арбата в Москве, ныне застроенного зданиями, символизирующими главные ценности иудаизма: пятикнижье, 10 заповедей Моисеевых, Талмуд, свиток Торы, каббалу, угнетенное еврейство и т. д.

Прорубание главных улиц-просек радиального характера с излюбленными Сионом шестью лучами как ни странно почти точно совпадают на плане Корбюзье (стр. 96-97) и генпланом Москвы 1971 г. (см. схему БСЭ, т. 7, 1972 г., стр. 214).

«Хирургическое вмешательство решает проблему» — в восторге восклицает Корбюзье (стр. 102).

Но ведь естественно возникает и оппозиция патриотически настроенных национальных сил, которых «великий», не обучавшийся архитектуре в специальных учебных заведениях, презрительно называет академиками?

«Академизм кричит: Нет!» — констатирует «великий».

Как же с ним быть? У «великого гуманиста» на это готов ответ, полный исконной сионской кровожадности:

«Мудрый халиф из «Тысячи и одной ночи» призвал бы к себе всех академиков, всех фанатичных защитников старого Парижа, содрогающихся при виде того, как сносятся ветхие дома, и, наконец, всех консерваторов старого закала и сказал бы им:

«Вы бывали в городе, в тех кварталах, которые хотят снести и заново перестроить, — в центре Парижа? Нет? Так ступайте же туда и вы избавитесь от ваших застарелых убеждений. Если нет, я прикажу отрубить вам головы и буду считать вас врагами всякой жизни, врагами города и страны (старая масонская формула: «враг народа по отношению ко всякого рода инакомыслящим, культивируемая масонами со времен Великой французской революции -В. Е.). Если вы будете стоять на своем, я осужу вас как лжесвидетелей, как трупных червей, как людей, которые в статьях, печатаемых чересчур доверчивой и беззаботной прессой, гасят всякую живую искру, способную возжечь над городом свет нашей эпохи» (стр. 105), т. е. масонский «свет» Люцифера!

Л. М. Каганович, лично знакомый с «великим архитектором», как нам известно, с точностью выполнил внушение последнего, облеченное в слова халифа.

Но Корбюзье этого мало! Он хочет быть всемирным палачом национальных архитектур и тех, кто их защищает.

«Все крупные города мира переживают ныне тяжёлый кризис. Время течет быстро. Если мы его упустим, для Парижа это может кончиться трагедией», — лжесвидетельствует Корбюзье.

Однако время рассыпало в прах это лжесвидетельство: непринятие «Плана Вуазен» спасло Париж. Принятие же Кагановичем основных просечно-геометрических концепций «великого» очень много безвозвратно погубило в Москве, испохабило её черты и погубление это продолжается и дальше.

А представьте себе, чтобы было, если бы на месте взорванного рукой самого Кагановича Храма Христа-Спасителя под видом конкурсного проекта Дворца советов Корбюзье удалось бы построить скинию завета в стиле модерн?!

Его «Дворец советов» — сионский паук на 13 сатанинских ногах-коленах. Это похлеще, чем испохабить центр Парижа после его «расчистки» крестообразными и звездообразными небоскребами согласно «Плану Вуазен»!

По конкурсному плану Корбюзье 1931 года символика мнимого «Дворца советов» потрясающе проста и нагла: восемь огромных железобетонных колен (стр. 114-119) покрывающих главный холл, символизируют детей Авраама (цифра 8 — число Авраама согласно каббале). Огромная дуга-радуга — символ Яхве, находящегося в договорных сношениях с Авраамом через посредство 8 подпорок дуги-радуги. Переходная галерея соединят скинию договора (завета) Авраама и Яхве с масонской ложей, что подчеркивают пять железобетонных колен над этим зданием. Символично и обращение этой пятерки именно в сторону Кремля.

Дико, нелепо и неуместно смотрится корбюзьевый проект «Дворца советов» на фоне Москвы — буквально, как на корове седло! Каждому ясно! Но Москва — треф, её не только можно, но и нужно похабить, да ещё с издёвкой: скиния иудейская — на месте Храма Христа Спасителя!

Казалось бы, полным диссонансом с доктриной прорубки просек по живому телу старых городов Европы и заполнением расчищенного пространства примитивами геометрических фигур звучит письмо Корбюзье мэру Венеции, которое мы считаем целесообразным привести:

«30 октября 1962 г.

… Власти должны объявить Венецию священным городом.

В Венеции не должно быть никаких промышленных предприятий, оказывающих разрушительное воздействие на творения минувших веков.

… Венеция — это закрытый город. Она окружена водой.

На территории Венеции нет никакого колёсного движения, и это самое поразительное явление во всём мировом градостроении. Это чудо.

Вы не имеете права менять облик этого города.

Вы не имеете права допускать в Венеции архитектурный и урбанистический беспорядок американского типа.

… Да, я строил небоскребы двухсотметровой высоты, но я возводил их там, где они уместны. Заклинаю Вас, не губите Венецию».

Что случилось? Ведь Венеция — город в гойской стране Италии! Не сам ли Корбюзье предлагал рубить просеки вдоль по Риму и расчищать там стройплощадки для железобетонных коробок? Может быть он чтит венедов?

Ларчик открывается просто! Для «великого гуманиста» Рим — треф, обречённый на разрушение раввинами за многие «грехи», особенно — за разрушение его императором Титом храма иерусалимского. Другое дело Венеция! Банкиро-купеческий спрут венецианских евреев протянул из этого города в средние века свои щупальца в отдалённые части мира. Многие крещённые венецианские евреи веками притворялись христианами, справляя свои иудейские службы за надёжными стенами своих домов, в дополнение окружённых со всех сторон капеллами. На многих зданиях — маген-довиды. Многие тайны ещё не раскрыты. Итальянский номинально город, город, оседланный иудейским спрутом, — это бесспорный кошер! Но особенная кошерность Венеции — это её торговля славянскими рабами. Поэтому её нужно защищать от архитектурного и урбанистического беспорядка американского типа всеми силами. И это в то время, когда вся жизнь Корбюзье отдана насаждению именно этого беспорядка в гойских, трефных городах, причём там он насаждал этот беспорядок, требуя рубить головы и объявлять лжесвидетелями всякого, кто вставал на их защиту. Треф должен быть разрушен! Треф должен быть осквернен! А вот, к примеру, кошер старопражской синагоги и варшавского гетто должен отстаиваться всеми силами! Равно как московские метростроевцы любовно протянули свои конструкции в обгиб не имеющего никакой архитектурной ценности здания московской синагоги на улице Архипова, здание, которое уродует, засоряет и портит облик Москвы и бесспорно подлежит немедленному сносу! Но ведь это здание — кошер! Попробуй кто заикнуться в ГлавАПУ! Ведь кумир этого учреждения — Корбюзье!

Центр Парижа можно уничтожить безжалостно. «Париж, Рим, Стамбул построены на перекрестках дорог, протоптанных копытами ослов». «Осел ступает зигзагами, ступает лениво, рассеянно…» «Человек идёт прямо». Эта доктрина дорого обошлась: теплые непробиваемые ветрами города, в которых, в кривых улочках-коридорах, в самую лютую ветряную погоду тихо, заменяются прямыми, продуваемыми со всех сторон улицами без стен. Простуда косит людей, уносит жизни раньше времени в могилы, добавляет миллионы дополнительных трудностей неиспользованных по болезни. Вот цель этой ослиной доктрины «великого»! А ведь города с кривыми улочками строили великие зодчие, умудрённые вековым опытом, заботясь не только о красоте города, но и о здоровье в нём проживающих! Прямые улицы Корбюзье действительно стали дорогами для «гоев-ослов», которые под гипнозом этого раввина уродуют свои города и своё здоровье. Таков лжесвидетель Корбюзье!

На суперобложку книги Корбюзье «Архитектура XX века» вынесен его опять же «великий» (как же иначе?) «модулер». Он выполнен в традиционных масонских цветах французского флага — сине-красно-белом плюс сатанинский чёрный: цвет того, кому в конечном итоге поклоняются масоны и иудеи. Модулер предназначен для расчётов построек, исходя из размеров гоя, для которого и предназначаются все постройки, а не Корбюзье. Гой, естественно, изображён мускулистым, рукастым, с маленьким черепом биологическим роботом Големом — вековой мечтой раввинов о создании «человека служебного». Цвет фигуры, естественно, — чёрный.

Сам «великий» объявляет, что к созданию модулера его вынудила, в конечном итоге, французская революция, которая заменила единицы измерения, связанные с размерами частей тела (локоть, палец, дюйм, фут (стопа), пядь, шаг) и перевела их в абстрактный символ метра. Корбюзье признаётся, что старые меры были неудобны в пересчётах, но идеальны для архитекторов Пантеона, индийских храмов и прочего, т. к. здания строились, исходя из пропорций и нужд человека и его тела. «Метр, как и его основные части, безразличен к человеческому росту, тем более, что, как правило, в природе нет людей одного или двух метров», — признаёт Корбюзье. «Применяя в архитектуре абстрактный метр, можно сбиться с верного пути. Иное дело архитектура фут-дюйм, преодолевающая все вековые преграды уверенно».

«Тяжёлая индустрия… должна наладить серийное производство элементов дома. Строить серийные дома. Жить в серийных домах. Понимать смысл серийных домов», — писал он ещё в 1921 году. Очевидно, что серийные дома предназначаются для гоев, которые всё более и более становятся серийными «людьми служебными» — вековой мечтой раввинов. Для серийного гоя-робота необходимо так спланировать серийное жилище, чтобы в его железобетонной коробке был минимум квадратных метров на одну голову, минимум высоты потолка, минимум комнат. К примеру, с иезуитско-раввинистическим расчётом сыграть на классовых чувствах гоя-работника — столовая как отдельная комната объявляется буржуазным пережитком. «Весь ритуал жизни буржуа строится на отрыве кухни от столовой и на соседстве столовой с гостиной. Но сейчас такие времена, когда скоро во всём свете не найдётся людей, готовых идти в прислуги. Острая нехватка домработниц наблюдается и у нас. Современное общество… возвращается к одному определяющему моменту: огонь-очаг-кухня, столовая — всё это объединяется в один комплекс, в одной-единственной комнате. Именно здесь собирается вся семья». Итак гой-служебный даже у себя дома должен быть приучен есть как кухарка: на кухне — это должно стать общепринятой нормой. Заодно постоянное вдыхание кухонных запахов, газа, гари и т. д. подсократит гоям продолжительность их жизни.

Первоначально модулер брал за основу рост гоя 175 см. Потом Корбюзье пришёл к выводу, что акселерация и расчёт на будущее заставляет взять за единицу ненавистную высоту гоя-голиафа» — 183 см. Однако невидимая праца еврейского Давида всё равно должна убить гойского Голиафа. Так, при размере 183 см, а с вытянутой рукой — 226 см для такого Голиафа достаточна санитарная норма потолка в 250 см. Для зажиточных гоев, а также для богоизбранных модулер допускает высоту потолка более 275 см (кооперативная квартира). Но подобная максимальная скученность гоев служебных «оправдывается» следующим лжесвидетельством Корбюзье, предусмотрительно высказанным ещё ранее: «Международная статистика, — писал он в письме к Гинзбургу, — свидетельствует о том, что самая низкая смертность наблюдается там, где наибольшая плотность населения: по мере концентрации смертность понижается. На этот счёт имеются неопровержимые данные».

Для гоя-служебного модулер предусматривает такие типовые размеры как ступенчатую эскалацию цифр в см, чередующуюся каббалистическими 16 и 27: 1) 27 см высота сидения мебели модерн, 2) плюс 16 см = 43 с м — высота нормального стула, унитаза, 3) плюс 27 см = 70 с м — высота стола, 4) плюс 16 см = 86 см — жёсткая опора для рук человека (мойка, верстак), 5) плюс 27 см = 113 см (центр тела — пупок) — высокий верстак, 6) плюс 27 см — 140 см высота конторско-биржевой стойки, стола в столовых для еды в стоячку и т. п., 7) плюс 16 см, плюс 27 см — 183 см — рост гоя служебного, 8) ещё плюс 16 см, плюс 27 см = 226 см — гой стоит с вытянутой вверх рукой — это его высота до конца вытянутых пальцев руки.

Вся эта несложная комбинация преподносится ввиде цветной красно-синей ленты, напоминающей приятную для иудейского глаза змею, обвитую вокруг посоха Моисея.

При переводе в футы, указывает Корбюзье, все эти размеры совпадают с полными футами — дюймами, например, стандартный рост гоя служебного 183 см равен 6 футам и т. д. Вся «великая» заслуга Корбюзье заключается в переводе абстрактных метрических единиц в отрезки, которыми пользовались архитекторы прошлого, исходя из естественного деления человеческого тела. Естественно, что облечение этих расчётов в привычный для каббалистов и масонов якобы символико-магический вид не могло не привести в восторг поклонников каббалы во всех частях света: отсюда такая шумиха и такое создание раздутого паблисити Корбюзье как творца «гениального модулера». Как и раньше это типичный пример оседлания и каббализации старых прописных истин, найденных ненавистными для иудеев гоями древних цивилизаций.

«Модулер — инструмент, который должен находиться на чертежном столе рядом с циркулем», — утверждает Корбюзье с присущей «богоизбранным» беззастенчивостью.

— «

«Гениальность» белых домов-прямоугольников с плоской крышей и без карнизов, опирающихся на колонны — это не больше не меньше, чем дорогой сердцу Израиля традиционный тип ближневосточной постройки. Разница только в материале и размерах. На Ближнем Востоке колонны деревянные -между ними скот и кухня открытого типа. В железобетонных коробках Корбюзье — под домом — гараж. Плотный саман в малодождливом климате Ближнего Востока даже при плоской крыше хорошо держит воду — не хуже портландского цемента в евро-американских условиях погоды. У Корбюзье на крыше бетонной коробки — место отдыха, сад. У ближневосточных жителей плоская крыша — тоже место отдыха, правда, без сада. Если добавить, что даже и типовой, «серийный» ближневосточный дом тоже не придуман самими евреями, а украден вторгшейся в Палестину дикой кочевой ордой евреев в 1250 г. до н. э., оседлан как изобретение и присвоен себе, то Корбюзье — не более, чем вор, укравший «дубинку» у своих вороватых предков. И если русский может гордиться тем, что изба — его собственное изобретение — великий шаг вперёд на пути человеческого прогресса, то для иудея, согласно Шулхан-Аруху, «имущество гоя есть добро, никому не принадлежащее, и должно расцениваться евреем как находка». Поэтому он по иудейскому праву твердо уверен, что найденный ими и отобранный ещё в древности у древних палестинцев типовой ближневосточный дом есть, начиная с 1250 года до н. э., еврейское национальное достояние, которым следует гордиться, гордиться и внедрять как своё собственное при помощи таких лиц, как Корбюзье.

«Гениальность» модулера «великого архитектора» — также воровство, лишь слегка замаскированное формой Моисеева змия и каббалистикой цифр 16 и 27, выполненных в масонско-сатанинской расцветке, в чём, видимо, и кроется главная заслуга Корбюзье перед мировым Сионом. Сохранившиеся до наших дней мраморные унитазы Карфагена и Древнего Рима имеют по высоте всё те же 43 см, а плиты и судомойки на кухнях — 86 см. Для Корбюзье и тех, кто создает ему безудержное паблисити, цифровые пропорции древних гойских зодчих есть имущество, никому не принадлежащее (по Талмуду), и Корбюзье рассматривается первым из «богоизбранных», кто это имущество подобрал «как находку» и сделал своим достоянием.

Что же касается совета Корбюзье по физическому уничтожению тех гойских патриотов, которые мешали и мешают внедрению его примитива, его «эсперанто» в архитектуре, совета, облечённого в слова «мудрого халифа», то это не более, чем раскрытие старой формулы Талмуда: «Лучшего из гоев убей!» Ведь чем лучше гой для гоев, тем трефнее и вреднее он для иудеев!

Для нас «штемпелёванная культура» Корбюзье — не культура вовсе, она также антикультурна, как вдохновляющие её Ветхий Завет, Талмуд и Каббала, она также антикультурна, как сионизм и масонство, основанные на этих трёх китах иудаизма.

Для нас Корбюзье — вдохновитель и подстрекатель тех, кто разрушал наши святыни и убивал тех, кто пытался их отстоять.

Архитектура Корбюзье — есть архитектура космополитическая по форме и сионистская по содержанию.

После прохождения одного из предбанников встает вопрос о посвящении.

Как уже говорилось, самым массовым является иоанново или голубое масонство, включающее первые три степени. Оно опасно не столько своей таинственностью, поскольку особых тайн у него ещё нет, а своей массой: это пушечное мясо золотой пирамиды, те термиты, которые со своим муравьиным упорством и загипнотизированными их невидимыми владыками мозгами творят гнусное дело пославших их, «не ведая ни жалости, ни гнева».

При вступлении в масонскую ложу учитывается основной тон мировоззрения адепта. Если он материалист или политикан, вся обрядность и весь мистицизм расписывается перед ним как пустая формальность, как неизбежная, хотя и нелепая процедура, через которую необходимо перешагнуть ради обетованного рая масонского политического спасения. Если же посвящаемый верующий и мистик, то, наоборот, всем обрядностям придаётся сугубо гипертрофированный, сверхмистический, архикаббалистический смысл. Обработка неофита, таким образом, всегда строго индивидуальная. Неофит познает ровно столько масонской премудрости, сколько ему может быть сообщено как ученику. Тем не менее, эти «приготовишки» масонства чрезвычайно важничают своими новыми званиями, как дети играют символами, истинного значения которых они и не подозревают, и, подобно мелкой «шпане» уголовного мира, одной своей массой давя указываемого им противника и обходя все препятствия, добровольно ложатся костьми для следующего за ними триумфального шествия мирового Сиона.

Хотя в настоящее время, особенно в социалистических странах, обрядность посвящения максимально упрощена, и порой масон становится масоном, даже не подозревая о существовании масонства, мы попробуем проследить, так сказать, классические масонские ритуалы, чтобы научить «видеть сову по полету».

Желающий приобщиться к масонству подает заявление. Имя кандидата вывешивается обычно в течение нескольких недель на доске (непременно чёрной) внутри ложи, а если в городе есть несколько лож, то обязательно во всех. Затем «собираются сведения» о нравственном облике, а, особенно, об общественном или имущественном положении кандидата. Масонство носит сугубо элитарный характер и простому люду там делать нечего. Только после этого приступают к баллотировке. В некоторых ложах требуется «ослепительная баллотировка», т. е. все шары должны быть белые. В других — кандидат считается провалившимся, если подано три чёрных шара. В третьих — вопрос решается простым большинством.

Почти каждая деталь обрядности и символики масонства имеет множество значений и, по мере продвижения масона по степеням посвящения, он узнает, что ранее сообщённое ему значение было слишком упрощённым и подаётся вновь в более углублённой и символо-раскрывающей редакции. Постепенно цветистая мишура Свободы, Равенства и Братства опадает, превращаясь в жестокую тиранию внутримасонской дисциплины, и всё, что в начале преподносилось как белое, становится чёрным, сатанинским по содержанию.

Но неофит не догадывается об этом. В своей наивности он польщён доверием, оказанным ему, и, когда далее он вступает в число масонов первой степени, в число «учеников», то его поражает чистота и высота устремлений окружающего и совершенное несоответствие всего, что он видит, с тем, что ему, возможно, наговорили злые языки, вроде автора настоящих строк. «Да, полно! Да, так ли это? Неправду это всё говорили о масонах — какие они сатанисты, да и детей Сиона среди них вовсе не так уж много! Всё, по-видимому, ложь!» Он счастлив и гордится оказанным доверием. Это о неофитах-идеалистах.

С неофитами-карьеристами дело ещё проще: они ищут в масонстве только выгод и находят.

Для неофита-идеалиста необходимо создать впечатление, что вокруг него в ложе все честные, благородные, светлые люди. Они очень духовны, гуманны. Сколько они явно или тайно делают добра для своих ближних. Как они бескорыстны, нестяжательны, негневливы, кротки, милосердны, сострадательны, любвеобильны — словом всех добродетелей и не перечтешь. И как они трудолюбивы. Почти каждый состоит членом какого-нибудь открытого человеколюбивого общества, которое на поверку оказывается обязательно иудофильским. Кстати, и само слово эсперанто было выбрано Лазарем Заменгофом неспроста: кандидат, успешно прошедший баллотировку, в течение многих столетий называется а с п и р а н т о м.

Итак, пройдя через один из подготовленных предбанников, и успешную баллотировку, аспирант уведомляется о дне и часе приёма в ложу ордена масонов. Его уведомляют в каком костюме он должен явиться. В здании ложи его встречает брат 1-й надзиратель или иначе «брат ужаса», сущность обязанностей которого «заключалась в том, чтобы хорошенько напугать нового масона» (Цыпин, указ. соч., стр. 50). Новичка ведут в особую комнату, где он должен прежде всего передать «брату ужаса» все имеющиеся при нём металлические предметы и деньги. По окончании посвящения все эти вещи возвращаются ему обратно и временная их передача надзирателю должна служить только символом отречения неофита от мамоны, а также незаинтересованности ордена в достатке новичка. Хотя на самом деле для ложи состоятельность нового брата — одно из главных негласных условий приёма. Если же учесть, что о неофите предварительно наводились самые тщательные справки, то оба объяснения этого символического акта являются только комедией.

После этого кандидат должен переодеться в лохмотья. В настоящее время массовым приучением гоев ходить в лохмотьях, да к тому же дорогих, является введённая масонами мода на потрёпанные джинсы, перемётные нищенские сумы, типа тех, с которыми раньше стояли нищие на папертях. Всё это продаётся фирмами, принадлежащими сионистскому капиталу, с большим доходом для хозяев золотой пирамиды.

Неофиту надлежит войти в ложу «ни раздетым, ни одетым, ни босым, ни обутым». Во исполнение последнего левая нога должна быть в туфле, правая — обнажена по колено. Интересно, что вольные каменщики ещё в средние века наняли при строительстве одного из храмов в Германии настоящих каменщиков и те по их заказу изобразили статую Иисуса Христа в подобном одеянии масона-неофита, как бы подчеркивая этим производность христианства от масонства, как его массовый предбанник, в котором даже сам Христос не более, чем «ученик» масонов.

Левая нога в туфле должна символизировать смирение ищущего света. На низших степенях масону говорят, что свет от Бога, потом он узнает, что свет от того, кто является его носителем — от Люцифера-Сатаны. Обнажённая правая нога — твердое намерение идти всегда стезей правды, которая, как потом выясняется, носит сугубо классовый характер и выражает права владельцев золотой пирамиды. Обнажённая левая сторона груди — символ открытого для добродетели сердца, но… также и готовность принять от братьев смертельный удар в случае измены ордену или разглашения его тайн. Кроме того, в шведской, шотландской и всех американских системах кандидата вводят с верёвкой на шее. Потом он всю жизнь обязан появляться только в галстуке — символе всё той же вечной петли на шее, которая незамедлительно затянется, если масон дерзнёт иметь своё суждение. К ношению этой петли на шее уже приучили всех гоев. Равно как их приучили к другому масонскому предмету одежды — к круглой шляпе, символизирующей по словам Масонского словаря Гэдике «свободу перед законом». Так постепенно, незаметно масонские атрибуты вводятся в нашу повседневность.

После этого новичку завязывают глаза и с одной стороны «брат ужаса», а с другой — «восприемник» — масон, рекомендовавший новичка и поручившийся за него при баллотировке, берут его под руки и уводят в так называемую «камеру потерянных шагов», обычно небольшую, мрачную, плохо освещённую комнату, где на столике помещается череп и свеча — единственный источник освещения. Здесь кандидату снимают с глаз повязку и оставляют на некоторое время одного, на предмет размышления о бренности происходящего в этом мире. Кроме этого, камера играет ещё и роль своеобразной масонской проходной, где внутренний часовой должен проверять путём краткого экзамена действительную принадлежность к ордену заезжих масонов-гостей, которые согласно инструкций, обязаны во время пребывания в чужом городе или стране посещать тамошнюю ложу, чтобы не отрываться от мирового масонского коллектива.

После небольшого промежутка времени «брат ужаса» возвращается, подвергает новичка короткому допросу и даёт ему подписать письменное обязательство. В ложах, особенно старающихся нагнать жуть на неофита, в камере потерянных шагов помещают даже целый скелет, а в американских ложах, стремящихся переборщить во всём, — искусственный труп, продаваемый в специализированных магазинах ужасов, а иногда выставляют и самый настоящий труп, который берётся ложей напрокат по такому случаю из ближайшего морга. Опять сатанизм!

В одних ложах неофита после описанного немедленно вводят в посвятительную залу. В других — он сперва подвергается испытаниям так называемых египетских мистерий, сохраняемых в масонстве от обрядов жреческих посвящений в Древнем Египте, которым, по преданию, подвергался и сам Моисей, достигший высоких степеней. Один из чисто еврейских масонских орденов в США, членом которого был Троцкий, так и называется Мицраим, что в переводе с иврита означает Египет. Этот орден является одним из подразделений золотой пирамиды. Для проведения египетских испытаний большие и богатые ложи имеют специально для этой цели оборудованные помещения и целые здания с хитрейшими приспособлениями и механизмами, лабиринтами, провалами, подземельями, подземным каналом, коридорами и комнатами с двойным полом и проч.

Неофит сначала должен идти один по плохо освещённому коридору, внезапно он ощущает ногою перед собою провал, он срывает повязку и видит внизу шахты большие острые гвозди и шумящий поток. Он хочет вернуться, но позади его вырастает стена, а впереди появляется пламя. Остается только одно — спуститься вниз. Он хватается за торчащую балку, но она ускользает из его рук и он летит вниз прямо на гвозди, которые оказываются сделанными из войлока, так что новичок остается цел и невредим. Подробно и обстоятельно это и другие испытания, а главное механизмы их устройства опубликованы на стр.146-158 посмертных записок врача (по сведениям библиографа Тауле — Эд Пельц), бывшего весь свой век масоном, разочаровавшегося в масонстве, но не смевшего покинуть орден и отводившего душу только в секретном написании записок. После его смерти, последовавшей в 1834 году, они были изданы Луминьоном.

Следующим является испытание огнём, во время которого неофит должен пройти через костер, который оказывается горящим ликоподием. Либо его заставляют взять с жаровни раскаленное железо, которое оказывается полым куском дерева подсвечиваемым изнутри красной лампочкой. Далее в подземном канале при плохом освещении неофит должен перейти бурлящий поток, доходящий до горла — это испытание водой. Испытание воздухом заключается в том, что неофит должен, держась за верёвку, влезать по шаткой лестнице, которая под ним ломается. Он остается висеть в воздухе, но верёвка рвётся и новичок летит вниз… на мягкую подстилку.

Когда дорогих приборов нет, то неофита просто подвергают издевательству, водя с завязанными глазами по гладкому полу и говоря, что здесь ему придётся согнуться и пройти под низкими сводами и т. п. Неуверенные и поневоле смешные движения его доставляют присутствующим большое удовольствие. Ведут его, конечно, зигзагами, так, что получается впечатление, что он ходит по анфиладе помещений — символизируя многотрудный путь масона. По дороге ему брызнут в лицо водой и уверяют, что они идут мимо горного ключа, опаливают бороду спичкой и толкуют о страшном костре и т. п.

В старину неофита водили ещё в подвал, где показывали ему закованных в цепи масонов, провинившихся против законов ордена, оказавших неповиновение или разгласивших тайны ложи. В действительности это были игравшие комедию братья. Причём в ложах с механизацией пускались в ход театральные машины, имитирующие лязг цепей, вой ветра, бури, гром, дождь, град и т. п. Но жуть манит, таинственное влечёт. Недаром же примитивы таинств были отпущены масонами и в организованное ими же христианство.

Масонство, как известно, имеет официальной (для широкой публики) целью нравственное и духовное усовершенствование своих членов. Но, как мы уже видели, с первых шагов оно занимается пусть бутафорским, но всё же террором, который едва ли может служить указанному усовершенствованию — наоборот, масонство шаг за шагом, степень за степенью всё более разлагает нравственность своих членов и, надо сказать, разлагает «лошадиными дозами». Христианство, йога, оккультизм, эсперантизм и прочие предбанники массового характера занимаются тем же самым террором (яхвебоязнью, боязнью перед мировой совестью или интуицией и т. д.), так сказать, в «гомеопатических дозах».

По окончании испытании новичка ведут (ритуал требует, чтобы всё происходило по винтовой лестнице) к дверям зала посвящений, где между тем мастер с братьями, ритуально установленным порядком, приступили к открытию заседания ложи. Окраска стен в зале или их обивка в хорошо оборудованных ложах соответствует коренному цвету масонства: в иоанновом — голубому или синему, в андреевом — красному, а в шотландском — чёрному. На алтаре находятся череп, кинжал, меч, чаша, циркуль и наугольник. Начиная с посвящения во вторую степень, над алтарем висит «Пламенеющая звезда Востока» — Маген-Шломо или как её ещё называют пентаграмма, которая светится изнутри во время заседания ложи. Звезда эта красного цвета. В некоторых крупных ложах над алтарем горит неугасимая звезда — символ вечно бдящей ложи. В христианстве упрощённым осколком этого символа является неугасимая лампада. По сведениям Е. П. Блаватской, центральная ложа мира, магистратом которой был сам Соломон, была оборудована пятью неугасимыми пентаграммами. Обязательным атрибутом пентаграммы ранее являлась латинская буква «С», которую на первых степенях посвящения истолковывают как бог, потом говорят, что это «геометрия» и, наконец, как — «гнозиз», т. е. прямая дорога к каббалистике. Пентаграмма обязательно сочетается при оформлении стен с гексаграммой или Маген-Довидом — в бело-голубом и чёрном цветах. Масоны утверждают, что всей этой символике интерьера лож они следуют неукоснительно со времён Соломона. К ним же относятся и две колонны Иохин и Боаз, устанавливаемые по бокам алтаря, и так называемые шесть светильников, из которых первые три горящие свечи символизируют Мудрость, Красоту и Силу — причал образа действия вольных каменщиков, следующий трёхсвечник — символ Библии (потом выясняется, что это только еврейский Ветхий Завет), чтобы управлять и руководить мировоззрением масона, наугольник, чтобы делать прямыми его действия (как потом выясняется — прямо к мировому господству Сиона) и циркуль, чтобы соединять масонов «в известных границах со всеми людьми», а особенно с братьями-масонами (Цыпин, стр. 59, Гедике, стр. 314). Кроме шести больших имеется ещё и три малых светильника масонства — солнце, луна и мастер стула, потому что солнце управляет днем, луна — ночью, а мастер стула — своей ложей. Примером особо изощрённого пылепускательства является толкование уже знакомых нам колоний Иохин и Боаз. Даже в открытой литературе на гойских языках имеется около 60 эзотерических толкований их значения, уводящих от истинного. Тут мы находим: жизнь и смерть, любовь и ненависть, Каин и Авель, вода и огонь, сила и материя. Фрайбургский масон Герре, наряду с многочисленными другими трудами, написал специальное исследование об этих двух колоннах. Вместе с указанными двумя колоннами 9 вышеупомянутых светильников дают каббалистическое число 11, которое на низших степенях посвящения истолковывается как половина от священного числа 22 (по числу 22 букв еврейского алфавита и двадцати двух книг Ветхого Завета на иврите). Сначала говорится, что это означает также 11 светских колен израилевых, а двенадцатое (левитское), которое в ложах, равно как и в христианских храмах изображается в виде треугольника с глазом внутри — «всевидящее око Господне» или словом Яхве, написанном еврейскими буквами. На высших степенях познается, что это око всевидящего Люцифера-Сатаны.

Пол в зале должен состоять из чёрных и белых квадратов, расположенных в шахматном порядке, якобы по образцу устройства двора перед вратами храма Соломонова. Как уже отмечалось, другим толкованием является воспоминание о чёрно-белом знамени тамплиеров. Во всяком случае и то и другое восходит к известному символу равнозначности добра и зла, Бога и Сатаны — на следующих степенях посвящения, которые потом толкуются с упором на приоритет Сатаны или зла над добром.

При нелегальном существовании масонства ограничиваются тем, что все необходимые атрибуты ложи чертят углём и мелом на полу или на особой ритуальной клеёнке. Если нелегальное положение не так уж строго имеют уже заранее заготовленную клеёнку. Потом появился также специальный масонский ритуальный ковёр. При легальном положении в богатых ложах мозаика с аналогичным ковру рисунком вделывается в середину шахматного пола.

Осенью 1977 года в подвале Дома журналистов в Москве на Суворовском бульваре был оборудован бар. Стены обиты голубым драпом, как в лучших ложах первой ступени (иоанновых) Европы и Америки, на одной стене 6 светильников, на другой ещё 5 — всего 11 по числу «светских» колен израилевых. Двенадцатый — левитский, он же око всевидящего Люцифера (Лучезара) выполнен в форме овала, в котором на просвет выставлены винно-водочные изделия. В зале — необходимый по масонским конституциям полумрак. Младенец и храмы в дар иудеям, а также фигура повешенного вниз головой обнаженного человека с горящей ляжкой, гроб с покойником и т. п. (речь о чём ниже), помещены на ритуальной картине художника Муранидзе, рисунок с которого приведён здесь. Картина писана маслом и расположена на восточной, т. е. алтарной стене бара-ложи. Для нелегальных условий деятельности масонов в нашей стране лучшего не придумаешь: не стесняясь непосвящённой публики, в крайнем случае можно ограничиться даже одним столиком, чтобы предварительно подготовленного к пониманию смысла картины неофита мысленно провести через ритуалы, пользуясь нарисованными на полотне атрибутами символики и произнося клятву, глядя на повешенного. Конечно, это не то, что настоящий покойник, взятый из морга на прокат! Но что делать? Скажут неофиту восприемники — нам до американского масонского размаха пока далеко! Будем надеяться, что догоним и перегоним. Ведь у русских всегда сначала недобор, а потом перебор! Хотя и у нас размер картины 3×6 м!

Мы уже говорили, что каждое масонство имеет свой цвет. Кроме того, по каббалистике вертикальная линия означает активность, а горизонтальная пассивность или подчинённость активу[80]. Первой масонской революцией в Европе была нидерландская. С 1630 года в этой стране был утвержден первый масонский флаг с тремя горизонтальными (чем подчёркивалось пассивность режима) полосами — красной, белой и синей. Тем самым шотландская система (временно замаскированная белым цветом, т. к. сразу вешать сатанинский чёрный было бы не совсем прилично) подчеркнуто занимала центральное положение. Многие правители России состояли в масонских ложах. Большинство вступало по идеологическим соображениям. Только двое вступили с намерением использовать максимально масонство в интересах России, сознательно идя на верную смерть. Одним из них был Петр I. Не боясь идти на временный союз даже с самим сатаной, он был вынужден (тоже в пассиве) принять для государственного флага Российской империи бело-сине-красное полотнище с белым (шотландским) цветом сверху. 20 октября 1790 года так называемая Великая Французская (по настоящему последовательная иудо-масонская) революция приняла триколор с вертикальным (активным) расположением тех же цветов от древка: сине-бело-красным, также подчеркнув для посвященных центральное положение 33-ступенчатого шотландского масонства. Активный характер французского флага был уже в 1790 году предрешён неотвратимо намеченной к исполнению масонами казни Людовика XVI и Марии-Антуанетты в 1793 году. После этого орден Великий Восток Франции был признан золотой пирамидой как ведущий в континентальной Европе: ведь Великая Французская была его делом. Как известно, «Великая» была экспортирована из только что образовавшихся США. «Американская шхуна «Ренджеру» 14 февраля 1778 года зашла в залив Киберон под флагом США. Французские корабли салютом приветствовали флаг» (К. А. Иванов, «Флаги государств мира», М, — Будапешт, 1971, стр. 169). Это был первый «Старс энд Страйпс», выполненный в бело-красных горизонтальных полосах, на синем крыже которого было 13 (чертова дюжина — как и положено) белых пентаграмм. Предварительно в 1775 году и французская, и американская революции были отрепетированы на русской крови казаком Емельяном Пугачевым, получившим посвящение в Великом Востоке Франции в период семилетней войны против Фридриха II и закреплённом его сношениями с польскими масонами, имевшими также непосредственный выход на золотую пирамиду. Масоны Западной и Центральной Европы знали поэтому о Пугачеве гораздо больше и подробнее, чем сами русские люди. Задуманное западными масонами поголовное уничтожение думающей национальной элиты русского общества руками Пугачева, конец которому на заключительном этапе положили И. И. Михельсон и А. В. Суворов, было повторено во Франции, где «гуманист» из Великого Востока врач Гильотин снабдил озверевшую масонскую свору убийц своим «великим» изобретением.

Масонская символика почти безраздельно господствует на флагах Латинской Америки. Иногда доходило до того, что некоторые флаги, например, уругвайский 1815 года[81], кроме трёх традиционных масонских цветов имел ещё и треугольник со всевидящим оком, в окружении 12 золотых (12 колен Израилевых) звезд. Там же существовал триколор с интригующим названием «флаг тридцати трёх». Конечно для простых людей эта цифра объяснялась как название в честь неких 33 патриотов. Равно как и триколор во Франции якобы символизировал Свободу, Равенство и Братство, в то время как в петровской России белый цвет объясняли, как цвет монархии, синий — мира, а красный -храбрости и неустрашимости. Естественно, что все эти «расшифровки» не более чем 76 ложных значений, предусмотренных Каббалой. 77-е истинное значение стараются не только замолчать, но, в случае, если до него доберутся, кому не положено, осмеять и опровергнуть любым способом.

После появления справки о том, кто стоит за Джимми Картером и так называемыми «еврокоммунистами», судорожно напряглись попытки доказать гуманно-нравственный характер масонства, попытки осмеять бесспорные факты сатанизма масонов. Путь для этого был избран старый и проверенный: вновь вытащены на свет сочинения крупнейшего масона XIX века Лео Таксиля (настоящее имя — Габриэль Антуан Жоган-Пажес). Масонский орден «Великий Восток Франции» с целью реабилитации грешной деятельности масонов, выявившейся с особой неприглядностью во времена так называемой Великой Французской революции, поручил ему совместно с группой других «братьев» втереться в доверие к объективно антимасонским в то время отцам католической церкви. В течение 12 лет этот иезуит от масонства публиковал под именем некой Дианы Воган сочинения своей группы, якобы антимасонского характера. Вымышленную Диану Воган он выдавал за любовницу масонского кумира Люцифера, т. е. Сатаны. Практически, кроме этого, всё остальное в антимасонских сочинениях, выходивших под именем Д. Воган было чистейшей масонской действительностью: и Баал-Зебуб, и Астарот, и Молох, и Асмодей — на самом деле глубоко почитаемые на высших степенях масонства и иудаизма демоны. Все они упоминаются в Талмуде. Именно из масонско-талмудической литературы почерпнуты и Гермес, и Левиафан, и Бегемот (одна из ипостасей Сатаны, так поэтично воспетая М. Булгаковым в «Мастере и Маргарите»). Бога, как и положено, называют Адонай, он, как и в «Легенде об Адонираме», ленив и бюрократичен, а Люцифер — пример всяческого подражания. Короче говоря, выложена вся масонская сатанистика, как она и есть. Лишь кое-где ей приданы более гротескные черты. Обо всех этих персонажах масонских легенд и мистерий давно было уже известно из многочисленных разоблачений самих бывших масонов. Поэтому орден и решил самореабилитироваться таким изощрённым образом. Через 12 лет Таксиль и его группа собрали в Париже пресс-конференцию, на которой заявили, что они все эти годы дурачили доверчивых католиков, что никакой Дианы Воган нет, а стало быть нет и никакого сатанизма в масонстве: масонство чисто и незапятнано, оно cyгубо нравственно-эстетическое явление, направленное на самоусовершенствование своих членов. Как и ожидали руководители ордена, двенадцатилетняя мистификация группы Таксиля принесла долгожданные плоды: апологетика масонства стала непререкаемой. С тех пор во Франции не быть масоном стало «мезо тоном», а само масонство приняло бытовой характер, одно из последствий этого — еврокоммунизм.

В августе 1978 года издательство «Советская Россия» выпустило в свет тиражом 50 тыс. экз. советский вариант апологенетики масонства: пересказ Лео Таксиля. Автором этого пересказа является док. философ. наук, ст. научный сотрудник Института этнографии АН СССР Иосиф Аронович Крывелев, назвавший в честь Таксиля свою книжонку: «Габриэль-сатаноборец. Хроника времен Льва XIII». Крывелев оказался достойным восприемником выполнения социального заказа наших классовых врагов — масонов: они у него полностью реабилитируются. Задача книги: попробуй теперь обвини масонов в сатанизме. Книга принята с восторгом в кругах масонствующих и еврокоммунистов, довольны и самозванные контролеры выполнения Хельсинской декларации в части защиты прав человека — в масонском же понимании.

И уже 10 ноября 1978 года в Академии общественных наук при ЦК КПСС состоялась защита кандидатской диссертации выпускника Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, профессионального артиста Ленинградского театра драмы и комедии С. М. Некрасова, который внезапно круто переменил профессию, став сотрудником Музея истории религии и атеизма (быв. Казанский собор на Невском проспекте). Диссертация носит название: «Масонство в России во второй половине XVIII века и критика просветителями его религиозно-мистической идеологии». Критика масонства там довольно странная: масоны делятся на положительных и до некоторой степени отрицательных, но и те и другие — просветители бедного и несчастного русского народа, которому без них никак нельзя было просветиться. К положительным относится прежде всего — мерзавец и шпион Н. И. Новиков, к слегка отрицательным — ещё более худший мерзавец и иностранный шпион Н. Г. Шварц. Собственно говоря — это Орлов и Щаранский XVIII века. Поэтому едва ли странно, что во время судебных процессов против Орлова и Щаранского западные радиостанции сравнивали этих «страдальцев-гуманистов» именно с Новиковым и Шварцем. (Например, передача на русском языке «Голоса Америки» 22-00, 15 авг. 1978 г.) И как бы запараллеливая эти сравнения, автор диссертации С. М. Некрасов пишет, что масон-розенкрейцер А. М. Кутузов «был типичнейшим масоном конца XVIII века, активно отдававшимся масонским «исканиям», изучавший в Берлине «высшие степени» и тайны розенкрейцерского учения, но он вовсе не был оторван от жизни, видел её неприглядные стороны… В одном из писем к (масону — В. Е.) И. В. Лопухину он писал: «… горе земле, в которой подчинённые, начальники и судьи, а не законы управляют гражданами и делами! (именно так во время процессов Орлова и Щаранского утверждали и западные юристы, рвавшиеся в Москву в качестве адвокатов «для защиты обвиняемых по советским законам, а не по произволу судей» — В. Е.)… исчезает личная безопасность, пишет Кутузов, — доверенность законов, да и сами законы теряют силу… Коварство, хитрость и лукавство вздымают свою голову, попирая своими мерзкими ногами, истребляя все добродетели, всё похвальное и великое, которое человека делает человеком; (опять подборка цитаты из Кутузова в унисон с «борцами за права человека» из диссидентов наших дней! — В. Е.) отечество наше становится нам чуждо, ибо соделываются жилищем нашего душевного мучения…» (Ну, а это — прямая параллель со знакомыми нам радиопередачами о высказываниях тех, кого наша страна лишила своего гражданства за их предательство). Другая задача диссертации — реабилитировать русских масонов путём связывания их с великими русскими людьми. «Масону — розенкрейцеру А. М. Кутузову, своему близкому другу, Радищев посвятил «Путешествие из Петербурга в Москву». «Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о, сочувственник мой, посвящено да будет». Приведя эти слова Радищева, диссертант пишет далее: «Так начинается главная книга Радищева. Уже эта фраза заставляет с большим вниманием отнестись не только к разнице мировоззрений двух друзей, но к тому, что делает их «сочувственниками»… Даже И. Г. Шварц, — восторгается далее диссертант, — фигура которого ввиду активной мистической пропаганды стала одиозной, не будет здесь исключением: «Сила, с которой он говорил, смелость (скажу, даже безрассудная дерзость!), с которой он бичевал политические и духовные злоупотребления, были удивительны». (Письмо неизвестного лица о московском масонстве XVIII в., Р. А., 1874 г., кн. 1, стр. 1035) Таким образом, резюмирует диссертант, — «сочувственников» у Радищева было немало даже и в противоположном идейном лагере, — тут же несколько резервируя: — хотя, конечно, далеко не всегда, «сочувственник» мог превратиться в единомышленника». (Этот кусок диссертации приведён также в статье диссертанта в сборнике трудов Государственного музея истории религии и атеизма под названием «Атеизм, религия, современность», Л., 1978 г., стр. 98, 99). Во время защиты диссертации Некрасов усиленно старался запачкать связями с масонством и Пушкина, и Грибоедова, и декабристов, как бы стараясь подчеркнуть, что если уж такие великие русские люди были причастны к масонству, то как же можно его критиковать. Правда, какая-то невнятная критика вроде бы и присутствует, но она — явно лишь для проформы. Всё же содержание диссертации — апологетика масонства. Под конец диссертант при поддержке совершенно беспардонной апологетики масонства со стороны его официального оппонента С. С. Ланды, опираясь на сомнительный авторитет книжонки Крывелева «Габриэль — сатаноборец», ни с того, ни с сего подняли буквальный крик об отсутствии сатанизма в масонстве и о том, что все лучшие, революционно настроенные люди России исследуемого периода были только масонами, что в масонстве они искали и находили форму оппозиции самодержавию и деспотизму, снова и снова выходя между строк и между слов на прозрачные параллели с Орловыми и Щаранскими. Весь ход защиты диссертации полностью подтвердил одну из главных установок диссидентов: «Читать можно побольше. Можно и советскую литературу читать… Нужно научиться читать между строк». (Священник Дмитрий Дудко, «О нашем уповании, беседы, Москва 1974 г.», эмигрантское издание, стр. 12, 14). Учёный совет единогласно проголосовал за присвоение степени. Хотя его члены знали, что в масонстве, как и в фашизме и расизме, добра нет!

Уже несколько лет в нашей стране стали модными различные предметы женского и мужского туалета, спортивные куртки, сумки, кофты, свитера и т. п. сине-бело-красного цвета. Центральное телевидение объявило, что в 1978 году сочетания этих цветов будут особенно модны. Ностальгия масонских цветов, а они же одновременно — цвета масонских режимов, а также царского флага, идёт полным ходом, пользуясь каналами бесцензурного ширпотреба в привлекательном исполнении. Вроде бы мелочь! Но и это один из кирпичиков Храма Соломонова!

Но вернемся к нашему неофиту.

Стоящие или сидящие в зале братья образуют цепь, которая для масона священна. Недаром эта цепь — один из главных элементов герба Великого Востока, ибо она является символом единения всех масонов мира. Масонский словарь Гедике (стр. 291), несмотря на то, что автор старался побольше умолчать, чем сказать, всё же так определенно говорит об этом: «Все масоны на всей поверхности земли образуют единую цепь». Практически те же самые слова сказал и гроссмейстер «Великой ложи масонов Германии» граф Дожа масону д-ру П. Кётнеру:

«Существует только одно, единое масонство на всём земном шаре».

Как «чины ложи», так и «работающие братья» (а таковыми считается каждый присутствующий на заседании, всё равно член ли он данной ложи или он масон-гость) должны во время заседания быть в орнате. Так у мастера стула должен висеть на груди наугольник, у старшего надзирателя — отвес, у мл. надзирателя также висит на шее отвес, у секретаря — на шее сложенные крест-накрест перья, у диаконов — циркуль, кроме того, в руках у них по чёрной палке, у казначея или иначе — хранителя сокровищ — висит на шее ключ, остальные братья, как и чины, обязательно должны иметь при себе запон (передник), шпагу, шляпу, перчатки и различные знаки украшения или отличия, как — молоток, мастерок, наугольник, ватерпас, отвес и т. п. Из инструментов самым важным несомненно является молоток, стук которого должен на масонской этике преисполнять каждого брата почтением (Ср. стук молотка — замок для сделки на аукционе). Начертанный циркулем круг является эмблемой вселенной и одновременно вечности и обычно изображается в виде змеи, кусающей себя за хвост, — символе захвата иудеями мирового господства. Последний символ познается только после 80-й степени посвящения. До этого идут обычные 76 (или меньше) ложных значений. К 76 ложным относятся и такие, как: наугольник — напоминание о праве и добродетели, линейка — о правде, отвес — о том, что надо ходить прямо перед Господом (каким?), ватерпас — о смерти (горизонтальное положение в гробу).

Кроме того, в каждой ложе имеются три неподвижных «клейдона» (Цыпин, стр. 65), в отличие от трёх подвижных клейдонов — треугольника, линейки и отвеса. Два неподвижных клейдона это два камня — один неотёсанный, другой кубический, символизирующий отшлифованного масона, могущего с честью занять своё место при построении духовного храма Соломонова. В высших степенях куб символизирует Каббалу, но поскольку предельно отшлифованный масон проходит и каббалистические степени (22-ю и 28-ю, а также фактически — все после 30-й). Третьим неподвижным клейдоном является чертёжная доска для мастера.

Открытие ложи совершается следующим образом.

Когда все братья собрались и стали или уселись в установленном порядке, мастер стула обращается к младшему надзирателю (старший занят с неофитом), а в Англии — к мл. диакону, с вопросом: «Какие первые обязанности масона?» Следует ответ: «Смотреть, чтобы ложа была покрыта». Вопрос: «Какая вторая обязанность?» Ответ: «Посмотреть, все ли братья в порядке». Вопрос: «Вы масон?» Ответ: «Мои братья узнают во мне такового». Вопрос: «Исполните свою должность». Надзиратель трижды ударяет в дверь. Внешний часовой отвечает с другой стороны также тремя ударами, после чего следует со стороны надзирателя ответ: «Достопочтенный, ложа открыта». Затем мастер экзаменует надзирателей. Тем временем появляется и первый, оставивший новичка в камере потерянных шагов и, наконец, велит ввести новичка. Следует отметить, что непосредственно с мастером разрешается лишь говорить, отвечая на его вопросы во время «катехизации». В остальных случаях к нему можно обращаться только через старшего надзирателя («брата ужаса»). В ритуал посвящения входит масонский катехизис вопросов и ответов, веками сложившихся и точно сформулированных. Вносить отсебятину не дозволяется. Важнейшие части посвящения, жалкие осколки которых были выданы и в христианство, таковы: принесение клятвы, катехизация, напиток крови (у христиан — вино и просфира — как «кровь» и «тело» Христовы), объяснение символов и знаков и так называемые путешествия в поисках потерянного слова мастера (по «Легенде об Адонираме»).

Перед самым выходом в посвятительную залу поручитель стучит три раза в дверь зала. Мастер отвечает тремя ударами молотка, и младший надзиратель спрашивает: «Кто там?», на что кандидат, научаемый провожатым, отвечает: «Человек, который желает иметь и просить участия в благах этой достопочтенной ложи, посвященной св. Иоанну, как это сделали до меня многие братья и товарищи» (здесь и далее — Цыпин, стр. 51). Только после этого мастер разрешает впустить кандидата в зал. Во многих ложах, особенно английских и французских, братья в это время выстраиваются в два ряда друг против друга и скрещивают над головами шпаги, образуя так называемый стальной обод, на который намекает название 13-й степени. Под этим сводом всё ещё с завязанными глазами должен быть проведён кандидат. При этом мастер стула говорит: «Пусть профан совершит путешествие под стальным сводом от вечера (запада) к утру (востоку), чтобы искать свет». После того, как новичка провели под сводом, мастер говорит: «Мне жаль этого профана. Брат, даруйте ему свет!». Новичку снимают повязку, и, ослепленный внезапно брызнувшим светом, ошеломлённый открывшейся его взору необычайной картиной, он видит себя среди братьев, которые грозно направляют на его раскрытую грудь смертоносные острия своих шпаг. Это должно означать: Горе отступнику! Он не уйдёт от нашего суда! И, несмотря на весь этот сатанизм ложи, твердят о самоусовершенствовании!

Слова мастера стула о даровании света являются общеупотребительным термином масонства. Про посвящённого масона говорят: он получил свет или ему дарован свет там-то. То, что слово «свет» идёт от Люцифера, не сообщают.

Самое важное, что должен сделать новичок, это принести клятву. Текстов её существует несколько, в общем довольно схожих друг с другом. Сравнительно скромная КЛЯТВА УЧЕНИКА в иоанновом масонстве следующая:

«Клянусь перед лицом Великого Архитектора Вселенной[82], который является Богом, никогда не обнаруживать тайну масонов и масонства ни прямо, ни косвенно; не выдавать её ни устно, ни письменно, ничего не открывать и не передавать ни знаком, ни жестом, ни иным способом; в случае же нарушения сего да будет мне перерезано горло, выколоты глаза, проколота грудь, вырвано сердце, внутренности сожжены, превращены в пепел и брошены на дно морское или развеяны по ветру на все четыре стороны, чтобы обо мне и памяти не осталось среди людей». Сатанизм текста явный, но его застит «свет» ложи.

Несравненно хуже, но зато откровеннее звучит текст клятвы, приносимой при посвящении в шотландское масонство. Он переведён на русский язык А. Д. Философовым. Его рукопись, составленную в 1853 году «Разоблачение великой тайны франкмасонства», найдено в бумагах покойного тайн. советника А. О. Приецлавского, опубл. в Москве «Русской печатней» (стр. 39-40). Вот её текст:

«Клянусь во имя Великого Архитектора всех миров, никогда никому не открывать без приказания ордена тайн, знаков, прикосновений, слов, доктрины и обычаев франкмасонства и хранить о них вечное молчание. Обещаю и клянусь ни в чём не изменять ему ни пером, ни знаком, ни словом, ни телодвижением, а также никому не передавать о нём, ни для рассказа, ни для письма, ни для печати, или всякого другого изображения, и никогда не разглашать того, что мне теперь уже известно и что может быть вверено впоследствии[83]. Если я не сдержу этой клятвы, то обязуюсь подвергнуться следующему наказанию: да сожгут и испепелят мне уста раскаленным железом, да отрежут мне руку; да вырвут у меня изо рта язык, да перережут мне горло, да будет повешен мой труп посреди ложи при посвящении нового брата, как предмет проклятия и ужаса, да сожгут его потом и да рассеют пепел по ветру, чтобы на земле не осталось ни следа, ни памяти изменника».

В американских ложах идут в смысле обращения масона в бессловесное орудие незримых начальников ещё дальше. В клятве американского «товарища» посвящаемый обязуется: «беспрекословно использовать также подброшенные приказы» (с соответственными тайными знаками невидимых начальников).

В противном случае: «да будет разворочена моя левая грудь, да будут вытащены (именно вытащены, а не вырваны, чтобы продлить муки — В. Е.) сердце и внутренности и переброшены через левое обнаженное плечо и отнесены в долину Иосафата, дабы они стали там добычей диких зверей поля и коршунов и орлов поднебесья».

Американская пресса сообщает, что это должно находиться в Иерусалиме между Оливковой горой и Храмовой горой в Старом городе. А эсхатологическая книга пророка Иоанна III, 7-17 объявляет эту долину как символическое место, где Яхве будет судить гойские народы. Долина эта в ином еврейском переводе называется «долиной бороны» в память «человеколюбивого» обычая ветхозаветных иудеев переезжать врагов железной бороной после взятия их в плен, что нашло свой апофеоз в американском масонстве. Но и этот сатанизм объясняют как путь к добродетели!

Во время принесения клятвы кандидат должен опуститься на одно колено (обычно правое, обнаженное), причём мастер прикладывает к его груди с её обнаженной стороны ножку большого ритуального циркуля, который кандидат должен левой рукой держать. Правую же руку он должен положить на две скрещённых шпаги, покоящиеся на раскрытом Евангелии от Иоанна. Во французском масонстве циркуль соединяется с электрической батареей, которая в момент принятия его кандидатом разряжается ему в грудь, усиливая тем его смущение. Расчёт прост: и без того затурканный неофит готов присягать теперь чем угодно, лишь бы, наконец, его мытарства закончились. По произнесении клятвы кандидат получает удар молоточком по лбу, что является собственно посвящением, и передник (запон) ученика. Теперь из профана он уже обратился в масона, т. е. встал на путь ещё большего иудофильства.

Обычно масонами яростно отрицается наличие в посвятительном ритуале напитка крови, который в упрощённом виде перешёл в масонство из иудаизма, а из масонства в ещё более упрощённом виде в христианство. Однако напиток крови в масонстве существует даже в таких его «невинных» подразделениях, как иоанново масонство, о чём свидетельствует немецкий масон брат Меридорф на страницах масонского журнала. Это испитие крови, а не вина, существует в действительности. Вытекающая из надреза на большом пальце кровь новичка каплет в чашу с вином, из которой после этого пьют все присутствующие. Осадок сохраняется в особом сосуде до следующего посвящения, так что таким образом смешивается кровь всех прежних тамплиеров». Без обиняков брат Меридорф рискует прибавить: «В наших глазах напиток крови является актом каннибализма, который имеет место только у самых первобытных народов». Не подлежит особым доказательствам, что здесь психологически имеется налицо чистейший сатанизм.

Далее следует катехизация и, так называемое, путешествие ученика, т. е. хождение по ложе вокруг ковра «трижды от запада на восток через север и от востока на запад через юг». Это должно символизировать, что «первый шаг к достижению добродетели ещё недостаточен». В действительности этот целиком заимствованный из сионизированной йоги обряд символизирует перевоплощение души, совершающей каждый раз в новой оболочке ряд земных странствий. После этого ученику объясняют и показывают «знак, прикосновение и слово ученика». Наконец, его спрашивает мастер: «Над чем работают ученики?» Ответ: «Над неотёсанным камнем, который они должны отесать и отделать». Вопрос: «Где они получают вознаграждение?» Ответ: «У колонны Иахин». Иногда в некоторых ложах египетские испытания совмещают с этими путешествиями, хотя это и отступление от традиционного ритуала.

Затем следует ритуальное закрытие ложи. Так как по ритуалу масонские работы в ложе должны совершаться за время от полудня до полуночи, то мастер стула спрашивает старшего надзирателя: «Который час, брат?» Ответ: (независимо от того какой час в действительности) «Самая полночь». Вопрос (к посвящённому): «Сколько Вам лет?» Ответ: «Три года» (этот вопрос относится ко времени пребывания в звании ученика, на что по классическим нормам необходимо три года). Мастер: «Принимая во внимание час и возраст, оповестите всех наших дорогих братьев, как на стороне полудня (т. е. сидящих на севере учеников и товарищей), так и на стороне полуночи (т. е. сидящих на юге мастеров), что мы ложу закрываем и в обычном порядке хотим закончить наши работы». Следует заключительный удар молотком. Обычный порядок, на который намекает ритуал — исполнение, держась за руки (масонская цепь), масонской кантаты, а затем дружеская пирушка, ибо как свидетельствует автор, масоны весьма охочи, чтобы хорошенько выпить и закусить.

На другой день после посвящения новоиспеченному доставляется диплом о принятии в орден и счёт за совершение обрядов, за шляпу, запон, перчатки и пр., а также за пирушку. Диплом обычно помечается годом по масонскому летоисчислению: к обычному христианскому — прибавляется 4000 лет, начиная счёт подобно иудеям от «сотворения мира». Разница с иудеями состоит в том, что их летоисчисление старше христианского на 3761 год. Однако, как мы видели такой орден как Великий Восток Франции и ряд других, не скрывающих своей зависимости от мирового Сиона, пользуются непосредственно иудейским летоисчислением. Так на’ гербе Великого Востока указан 5736 год по иудо-масонскому календарю, который соответствует 1975 году.

Ритуал посвящения, текст клятвы, форма диплома могут в несущественных деталях варьироваться, но что всегда остаётся неизменным — это основные тенденции ордена: быть слугами мрака под личиной света. Масоны, правда, постоянно заявляют, что приносимая страшная клятва — только пустая формальность. Потрясающим доказательством обратного является эпизод из жизни католического священника-миссионера, патера 3., из ордена иезуитов, который прославился в 70-х годах XIX века своей миссионерской работой в Африке, а в 1867 году собирал в Париже пожертвования в пользу своей миссии.

22 декабря 1867 года в 10 часов вечера он был внезапно вызван к умирающему. Когда он сел в присланную за ним карету, ему, под угрозой направленного против него оружия, завязали глаза и в таком виде, после более часового путешествия, он был привезён в незнакомый ему дом и приведён в комнату, где после снятия повязки, он увидел себя в роскошно обставленном помещении, а вместо ожидаемого умирающего перед ним находился на вид совершенно здоровый старый господин. На удивлённый вопрос патера старый господин ответил ему, что он и есть умирающий, ибо приговорённый тайным обществом, к которому он принадлежал, к смерти, он через час должен умереть. Причиной смертного приговора было то обстоятельство, что он сам в течение 28 лет действенный член этого общества, отказался, когда пал на него жребий, отправить на тот свет достойного старого прелата и, вследствие этого, по статутам общества, сам обречён на смерть. Но так как при своём вступлении в общество он отказался принести клятву ни при жизни, ни при смерти не принимать духовного утешения, и общество, заинтересованное иметь в своих рядах столь влиятельную особу, в виде исключения, в этом отношении согласилось на уступки, то теперь, в минуту его нежеланной смерти, общество «рыцарски» пошло ему навстречу, касательно просьбы о предсмертном духовном напутствии. Он совершенно спокойно объяснил духовнику, что смерть будет ему причинена при помощи особой небольшой железной вилки, острия которой одновременно проткнут обе шейные артерии и таким образом причинят смерть, не оставляя после подозрительных, бросающихся в глаза ран. Он сам (старый господин) подобным образом отправил на тот свет или видел отправление другими братьями ордена около пятидесяти не сдержавших клятвы отщепенцев или иных не угодных ордену лиц. Труп потом бросают в реку, и так как он в воде обычно распухает, два маленьких укола вилки становятся почти невидимыми, так, что когда труп всплывает; нашедший его врач ставит диагноз самоубийства или несчастного случая. За этим рассказом последовала исповедь, которая заняла больше положенного часа времени, так что нетерпеливо ожидавшие члены тайного общества должны были накинуть ещё 20 минут, но и их не хватило исповедовать все совершённые кощунства, убийства и злодеяния. Так как у патера не было с собой св. даров, то он дал приговоренному, в виде утешения, бывшую при нём реликвию — частицу св. Креста. Смертник попросил в заключение у духовника, если возможно, разыскать его семью — жену Клотильду и двух дочерей, из которых одна уже поступила в монастырь, чтобы замаливать грехи отца, и сообщить им, что он умер примиренным с небом. Затем приговоренный написал на внутренней крышке молитвенника патера несколько прощальных слов жене, которые подписал именем Федор. Когда иезуит должен был уйти, ему предложили за роскошным накрытым столом подкрепиться, но он, разумеется, отказался, опасаясь отравы. Опять с завязанными глазами, он был уведён, когда же он снял повязку с глаз, то увидел, что находится в нескольких часах ходьбы от Парижа. Потом он разыскал в знаменитом парижском морге труп своего исповедника, как выловленного из Сены утопленника. Ошибки не могло быть, ибо патер узнал свою реликвию, привязанную к трупу. Тогда он отыскал семью казнённого и узнал, что их кормилец был м а с о н о м.

Рассказ этот не стоит особняком. То и дело всплывают подобные таинственные сообщения. Но характерно, что масоны меньше всего заботятся такие сообщения опровергать, даже когда в них встречаются пробелы и противоречия. Может быть для того, чтобы устрашить своих адептов: и думать не смей уйти от нас или противиться нашим велениям, не то с тобой будет поступлено также.

Как уже выше говорилось, иоанново и андреево масонство служат только подножьем для вершащего большие мировые проблемы шотландского масонства, вершина которого непосредственно упирается в подножье всемогущей золотой пирамиды. Задача описанного подножья воспринимать указания сверху и воспитывать дисциплинированную, безропотную армию, не имеющую ни своей воли, ни своей мысли. «Нишкни!» — основной закон этой дрессировки человеческих душ. Шотландское масонство можно сравнить на его низших степенях, параллельных тем же степеням в иоанновом и андреевом масонстве, с нашими школами с тем или иным уклоном (например, математическим, языковым и т. п.). В шотландском масонстве уклон — в ещё более усугубленном сатанизме. Поэтому в нём даже в посвящение ученика входят такие детали, которые, казалось бы, должны ещё сильнее призадуматься. Так как беспрекословное и бессловесное послушание составляет один из краеугольных камней масонского устава и уклада, то для проверки адепта в готовности повиноваться, в старину действовали так, как описывает Александр Дюма-отец (сам масон) в своём романе «Иосиф Бальзаме» (Калиостро): при неофите заряжали одноствольный пистолет и приказывали ему застрелиться. Колебаться поздно, если не застрелится, то его застрелят. Делать нечего. Он приставляет пистолет к виску, нажимает курок и… пуля исчезает в рукоятке.

Основная черта шотландского масонства — мрак. Мрак во вне — ложа обита чёрным уже при посвящении ученика и мрак внутри. Надо душу затемнить, дух угасить. Поэтому и поныне в ложах шотландского масонства практикуется сатанинский «трюк» пострашнее только что описанного в романе А. Дюма.

Посвящаемому вручают остро отточенный кинжал: «Ты должен всегда быть готовым убить им врага нашего брата по первому приказанию». Ответ: «Слушаю, брат мой». Вопрос: «Готов ли ты?» Ответ: «Всегда готов!». Вопрос: «В таком случае испытание не заставит ждать себя, брат мой. Там за чёрной бархатной драпировкой лежит связанный один из наших врагов. Иди и убей его». И, действительно, стюарты (кондукторы) раздвигают перед испытуемым бархатную драпировку и за нею видна часть обнаженного дышащего человеческого тела. Раздумывать некогда. Возврата для посвящаемого уже нет: его предупреждали. Он знает уже часть тайн и не выйдет живым в случае отказа. Он ударяет кинжалом, раздаётся визг. Льется кровь. Испытание окончено. Послушание доказано. По ритуалу за драпировкой всего лишь связанный баран с гладко выбритым боком, часть которого и приоткрывается сквозь драпировку. Неофит подчас до конца дней своих так и не узнает, что он убил не человека, а барана, которого он ел на пирушке и стоимость которого была включена в присланный после посвящения счёт. Неофит навсегда связан теперь с ложей соучастием в мокром деле. Позднее ему уже морально легче совершать и настоящие убийства. Правда, и это всего лишь осколки от ежегодно возобновляемой на пасху круговой связи золотой пирамиды.

Интересно, как это интерпретируют сами масоны. Некий Георгий Оттонович Мёбес, который, будучи преподавателем французского языка в Санкт-Петербургском пажеском корпусе, выпустил на правах рукописи в 1912 году «Энциклопедию оккультизма», в которой он ничтоже сумняшеся при помощи словоблудия пытается этот ритуал защитить и оправдать. После высылки из России гроссмейстера Станислава фон Минского Г. О. Мёбес стал гроссмейстером русского масонства. «Ленинградская правда», 5.01.1928 г., а затем «Красная Звезда» 15 июня того же года сообщили, что чекисты раскрыли в декабре 1927 года в Ленинграде существование «буржуазной» масонской ложи «Астрея» под руководством Ватсона и Г. О. Мёбеса. Ложу закрыли, членов осудили. На процессе фигурировал такой любопытный факт: у 70-летнего Мёбеса нашли, может быть, самую большую в мире коллекцию порнографических открыток!

Так для верхушки золотой пирамиды уже в первой ступени формируется столь вожделенный ей «человек служебный» Голем во плоти и крови.

Через некоторое время негласные осведомители, наблюдающие за поведением учеников, начинают поставлять начальникам ложи данные о прилежности и способности к работам братьев первой степени. На закрытых заседаниях узкого бюро ложи рассматриваются кандидатуры для производства во вторую степень — подмастерья или товарища. Бывают, правда, случаи, когда иную персону, которую надо заполучить в орден, проводят в один приём через все три первых степени, разумеется, не приоткрывая перед ней и краешка завесы над подлинными тайнами ордена. Но ведь масоны высших степеней исходят из учения сионизированной йоги, краеугольным камнем которой является вера в перевоплощения, каждое из которых ведёт либо к эволюции — подъёму, либо к инволюции — нисхождению. «Какое может быть равенство для монад, — восклицает один ведущий масон, — стоящих на разных степенях совершенства, зависящего от работы над собой в предыдущих воплощениях». И тем не менее главный лозунг масонства был и остается: «Свобода, Равенство, Братство!»

При посвящении в степень подмастерья повторяется предыдущий обряд только с добавлениями и изменениями. Особенно отлично от ранее преданного толкуются символы ордена. Невольно вспоминается ирония, с которой масон Гёте в своей пьесе «Великий кофта» рассказал, как высшая степень учит противоположному тому, чему учила низшая степень. Сцена между графом, каноником и рыцарем является прообразом отношения шотландского масонства к иоаннову.

Разумеется, и товарищ узнаёт немногое по сравнению с тем, что знал ученик. При посвящении во вторую степень над самим алтарем уже висят и горят и Маген-Шломо и Маген-Довид. Товарищ должен объяснить очередное значение буквы «С» на пылающей звезде. Потом мастер стула спрашивает его: «В какой местности находится ваша ложа?» Ответ: «В восточной части долины Иосафат, где господствуют мир, истина и единение». Вопрос: «Какую она имеет форму?» Ответ: «Продолговатого прямоугольника» (здесь указывается на то, что слово «ложа» в масонских документах заменяется начертанием прямоугольника). Вопрос: «Какой она длины?» Ответ: «От востока до запада». Вопрос: «Какой она ширины?» Ответ: «От юга до севера». Вопрос: «Какой она высоты?» Ответ: «От земли до неба». Вопрос: «Какой она глубины?» Ответ: «Глубина простирается от поверхности земли до её центра». Тем самым уже на этой степени раскрывается единый, всемирный характер общемировой масонской системы, охватывающей всю вселенную и не знающей никаких границ. Далее следует диалог касательно смысла и значения уже описанных «клейдонов». Среди дальнейших вопросов есть весьма примечательный: «Кто суть теоретические масоны?» Ответ: «Те из братьев, которые воздвигают храмы для добродетели, а для порока — темницы». Этот странный ответ находит дальнейшее объяснение. Вопрос: «Каковы законы масонства?» Ответ: «Наказывать порок и чтить добродетель». Здесь невольно возникает вопрос, исходя из чего самозванное тайное общество, не признающее законов государства, в котором оно паразитирует, присваивает себе право карать порок и чтить добродетель, причём, что нужно считать таковыми, оно же и определяет? Поэтому возникновение всякого рода самозванных групп по контролю хельсинских соглашений, защиты прав человека и проч. имеет чисто масонский (т. е. в конечном итоге — направляемый из золотой пирамиды) характер.

Полагающиеся товарищу путешествия совершаются по иному маршруту и объясняются иначе, чем ученику. Вопрос: «Как путешествуют подмастерья?» Ответ: «От запада на юг и от юга на север и от севера на восток». Вопрос: «Что означают эти путешествия?» Ответ: «Что масон должен поспешать к брату своему на помощь, хотя бы тот находился на самом краю света». То есть дрессировка послушания.

Закрытие ложи подмастерьев совершается аналогично закрытию ложи учеников. Мастер спрашивает: «Сколько вам лет?» Ответ: «Пять лет» (время пребывания в товарищах по классическим нормам). Вопрос: «Который час?» Ответ: «Полночь» и т. д.

При открытии ложи для посвящения в степень мастера после обычного диалога о покрытии ложи, мастер стула спрашивает брата ужаса: «Брат первый надзиратель, с какой целью мы здесь собрались?» Ответ: «С целью вновь обрести потерянное слово мастера». (Здесь масонская театрализованная мистерия начинает входить в русло «Легенды об Адонираме».) Вопрос: «Если так, то отправляйтесь, братья мои, на юг и на север, чтобы искать всех присутствующих мастеров, вероятно, вы от них вновь обретёте это слово, чтобы потом принести его ко мне на восток».

После сказанного оба надзирателя с соблюдением особых церемоний принимают от присутствующих мастеров священное слово. После нескольких последующих вопросов следует вопрос о возрасте. Ответ: «Семь лет». Следовательно, даже при нормальных условиях «прохождения масонской службы» требуется 15 лет, чтобы дойти вплотную до 4-й степени. А на все 33 степени требуется порядка 500 лет! Конечно, в высшие степени может пройти только тот, у кого все предки были масонами, причём безупречными с точки зрения масонской этики. В таких случаях сын проходит степени посвящения, пройденные отцом, в убыстренном порядке. Осколки аналогичного масонского убыстрения были использованы, например, русскими дворянами, когда они сразу по рождении зачисляли сына в полк, так что к совершеннолетию он уже становился офицером. Аналогичным образом в ускоренном порядке могут быть проведены через степени крайне нужные масонству лица, о чём мы уже говорили.

Вопрос; «Который час?» Ответ: «Самый полдень». Затем мастер стула объявляет ложу открытой и велит ввести кандидата. Когда его ввели, мастер стула спрашивает: «Откуда вы пришли, брат мой?» Ответ: «Из средней комнаты». Вопрос: «Что делают в средней комнате?» Ответ: «Чтят память нашего достопочтенного мастера Адонирама». Здесь впервые называется имя Адонирама. Вопрос. «Как вы попали туда?» Ответ: «По винтовой лестнице, по которой восходят через три, пять и семь ступеней» (ступени — годы продвижения по масонской службе). Вопрос: «Как вас там приняли?» Ответ: «Как принимают мастеров нашего ордена: мне вручили ветку акации» (опять сюжет из «Легенды об Адонираме»). При масонских посвящениях любовные эпизоды с Балкидой опускаются. Масоны ограничиваются, как сатанисты, наиболее близкими их сердцу чёрными сторонами легенды — изображением убийства Адонирама, поисков и нахождения его трупа. Далее новому мастеру прочитывается с некоторыми сокращениями «Легенда об Адонираме». Сокращения делают диалектически. Если человек набожный — опускают сатанинские места, связанные с посещением ада и т. п. Когда доходят до того места, где описывается нанесённый Адонираму Муфусаилом удар, второй брат-надзиратель касается его головы своим молотком. При ударе Фанора первый брат-надзиратель касается его киркой. При ударе Амру мастер стула касается его циркулем, причём оба надзирателя хватают посвящаемого в мастера сзади и бросают в гроб, который немедленно закрывается саваном. При нахождении масонства в глубоком подполье, как в СССР в настоящее время, все описанные операции проделываются (например, в Доме журналиста в Москве) «в уме», и посвящаемый сам себя мысленно укладывает в гроб, нарисованный на ритуальном холсте, в то время как два надзирателя и мастер стула сидят с ним за тем же столиком, читая или рассказывая ему легенду и даже касаясь его в нужных местах «орудиями убийства Адонирама» карманного размера. При этом новому мастеру в гробу правую руку заворачивают в передник, а правую ногу ставят на левое колено таким образом, что согнутая под прямым углом она образует подобие наугольника. В этом положении он должен оставаться, пока не будет найдено потерянное слово мастера. При этом ложа и пламенеющая звезда наиболее сильно освещаются и братья, образовав цепь, поют хорал. После этого мастер стула говорит: «Братья мои, слово мастера затерялось; давайте путешествовать, чтобы его обрести». Вокруг «почившего» мастера совершают троекратное путешествие, шествуя так называемым «шагом мастера», который состоит в том, что каждый шаг должен быть сделан так, как будто ступающий хочет перешагнуть через гроб. Это надлежит хорошо запомнить каждому мастеру: он всегда должен помнить о смерти за измену ордену. Он должен хорошо запомнить, что путь масонства бестрепетно ведёт через трупы. Осколки этого сатанизма мы видим и в христианстве: его (особенно католическое) снабдили крестом с мертвецом — Христом, под которым те же масонские атрибуты — череп и кости. Этот символ смерти каждый христианин проносит несъёмно на шее. Русское православие, правда, несколько облагородило эту сторону: в церквях преобладают не распятия, а более светлый образ Богородицы с младенцем Христом. Различные иконы Богородицы в православии почитаются более распятия. Сатанизм культа смерти в католицизме более ярко выражен: там главный объект поклонения в храме — огромные красочные распятия плюс множество серебряных черепов с костями в рамах на чёрном бархате.

По совершении троекратного путешествия мастер стула ударяет молотком по алтарю и говорит: «Братья мои, первое слово, которое среди нас будет произнесено, пусть будет нашим словом мастера». После этого он приподнимает саван, освобождает правую руку лежащего в гробу из передника, которым она обернута, и молча берёт её за указательный и средний пальцы, после чего братья, образующие с протянутыми вниз руками цепь, становятся ближе. Затем мастер стула говорит брату ужаса на ухо: «Мак бе нак». Брат ужаса говорит это на ухо своему соседу, тот следующему и так слово путешествует, пока оно же достигает стоящего по другую сторону мастера стула второго брата-надзирателя и тот «возвращает слово» мастеру стула. После этого брат ужаса хватает лежащего в гробу за руку, чтобы поднять его и говорит: «Кожа сползает с мяса». Второй надзиратель хватает лежащего левой рукой сзади за правое плечо, а правой за правую, уже оставленную вторым надзирателем, руку, делает ему прикосновение мастера, прижимает своё правое колено к левому лежащего и говорит: «Так я пытаюсь поднять его». Потом он поднимает его и шепчет ему на правое ухо: «Мак» и на левое: «Бе нак». Затем новый мастер должен совершить путешествие вокруг ложи и «отдать» братьям слово и прикосновение мастера. Даётся новая клятва, в которой на этот раз фигурирует обет: кроме профанов молчать и перед братьями низших степеней, и радостная хоровая песнь заключает церемонию. Безусловно, права Е. П. Блаватская, когда она утверждала, что воскресение Христа было выдумано на основании «Легенды об Адонираме». Это же косвенно подтверждает и матёрый масон Михаил Булгаков, высказывая устами своих персонажей «Мастера и Маргариты» сначала спасение: как бы возможная кража трупа Христа не привела к объявлению его воскресшим, а потом описывает, как труп был украден. В изложении Булгакова вся компания Сатаны-Воланда, в том числе и его правая рука — Бафомет, которого Булгаков, называя Котом-Бегемотом, как бы превращает и Антиархангела при Сатане, весьма симпатична. В конце своей фантасмагории Булгаков, как и положено масону, проповедует мир и согласие между Сатаной и Христом, превращая Бегемота в прекрасного юношу и тем подчеркивая, что чёрное и белое, добро и зло равнозначны, а отсюда читатель должен сделать вывод, что греха нет, а стало быть нет и наказания, т. е. все масонские мерзости могут быть спокойно причислены к добродетелям. Лучшего агитплаката для заманивания в масоны ещё нигде в мировой литературе не было создано. Недаром с ним так носятся у нас все обожатели Сиона, тайные и явные масоны и просто (по серости) примасоненные, хотя даже «Голос Америки» назвал пьесу Евангелием от Сатаны[84].

Во французских и швейцарских ложах практикуется укладывание в гроб одного из мастеров ещё до того, как кандидата пускают в ложу. У лежащего в гробу, изображающего убитого Адонирама, лицо разрисовано под окровавленное. Введенному кандидату объясняют, что покойник предпочёл лучше пожертвовать собой, чем выдать профанам прикосновение и слово мастера. Затем приносится присяга, читается история убийства Адонирама, брат выходит из гроба, новопринимаемого кладут на его место и дальше всё идёт, как выше было сказано (Цыпин, там же, стр. 78).

В рижской ложе под экзотическим названием: «Совершенная и справедливая ложа меча», подчинявшейся немецким масонам, существовал ритуал, согласно которому при введении новопосвящаемого один из мастеров также уже лежит в гробу, но накрытый красным покрывалом, символизирующим кровь убиенного Адонирама. На покрывале изображены череп и слово «Яхве», а также ветка акации. Мастер стула после прочтения легенды задаёт посвящаемому вопрос, не причастен ли он к убийству Адонирама, труп которого находится в гробу. При этом мастер указывает на гроб. В доказательство своей невиновности посвящаемый должен трижды перешагнуть через гроб, каждый раз тщательно исследуя, не показалась ли кровь. Здесь ритуал намекает на старинное поверие будто из трупа убитого при появлении убийцы начинает свежо сочиться кровь. После каждого из трёх перешагиваний через гроб, посвящаемый уходит в «келью размышления» — та же знакомая нам «камера потерянных шагов». Там он должен постараться вспомнить, не убил ли он Адонирама. После того, как «заподозренный» трижды отрицает свою вину самым категорическим (как положено по ритуалу) образом, мастер стула задаёт ему вопрос о целях масонства, на что тот отвечает совершенно в духе Андерсоновской конституции: «Наша цель — сохранение и передача потомству некоторого важного таинства, дошедшего до нас от самых древних времен и тысячелетий и даже от первого человека. От этого таинства, может быть, зависят судьбы целого человечества». Интересно, что почти текстуально аналогичная доктрина существует у друзов, проживающих на территории современных Сирии, Ливана и Израиля. Созданная в XI веке гностиками уже знакомой нам иудейской александрийской школы, эта секта представляет собой настоящий масонский орден с 33 степенями посвящения и тайными священными книгами, хранившимися до гражданской войны 70-х годов XX века в Ливане, а потом перенесёнными без таможенного досмотра в закрытых сундуках в Израиль — как в самое надежное место хранения. Большая часть этих книг до сих пор никому, кроме посвящённых — аккалов, неизвестна.

Слово мастера «Мак бе нак» только временное в рамках масонской диалектики. Уже в четвёртой степени многих лож оно сообщается как «Яхве». А в шотландском масонстве посвящаемые прямо признают себя служителями Яхве и не как универсального бога, а как бога иудейского, а в III степени им сразу сообщается, что слово, утраченное после смерти Адонирама, есть «Яхве». (Философов, указ. соч., стр. 69). Как мы знаем, на первых степенях масонская мишура манит профанов-идеалистов своим гуманизмом, недаром же главный печатный орган «Великого Востока Франции» так и называется: «Гуманизм», одновременно человечество является главным объектом «человеколюбивых» забот масонов. Но постепенно выясняется, что не свободное и счастливое человечество, а покорённое под пяту иудомасонства, превращающего его в двуногий скот на предмет удовлетворения своих потребностей. За людей почитаются только братья масоны и те, кто входят в золотую пирамиду. Однако по мере перехода в каждую новую высшую степень «братья» по низшим степеням из категории людей уже исключаются автоматически. «Пользуйтесь благами Яви-Яхве здесь наяву!» «Сарынь на кичку!» И они грабят, обманывают, убивают. Месть за Адонирама! Но кому? Ответ: Всем детям Адама. Стало быть всем гоям. Ведь масоны и иудеи — отпрыски Каина, т. е. Сатаны. Но не сразу, а постепенно — именно степень за степенью разматывается эта простая и страшная логика. Три тысячелетия строжайшей конспирации чего-то да стоят! Три тысячелетия практически без провалов — такого опыта не имеет ни один политико-идеологический институт на нашей планете! А весь секрет кроется в каких-то 33 масонских и 99[85] иудейских степенях посвящения. Организация, организация и ещё раз организация! Плюс оседлание всех гойских организаций у самой их колыбели, чтобы гои ненароком не организовали свою контрорганизацию. Поэтому в каждом гойском государстве, в каждом гойском учреждении и организации, могущими оказаться вредными для золотой пирамиды, должно быть обеспечено присутствие критической массы лучше от золотой, в крайнем случае от масонской пирамид. И эту задачу могут вполне успешно выполнять уже первые три степени иоанновых лож. Поэтому идеологической обработке мастеров уделяется очень большое внимание. Ритуал катехизации мастера наглядно показывает, как иудейские мотивы всё более и более становятся доминирующими.

Во время этого ритуала посвящаемый должен доказать, что ему знаком «ключ к масонству», т. е. знак, прикосновение, слово всех трёх первых степеней.

Потом следует вопрос: «С какой целью вы сюда явились?» Ответ: «Искать потерянное слово мастера». Вопрос: «Как это слово потеряно?» Ответ: «Вследствие трёх сильных ударов». Вопрос: «Что означают эти три сильных удара?» Ответ: «Это удары, когда был умерщвлён Адонирам на пороге храма тремя подмастерьями, которые хотели отнять у него слово мастера, либо жизнь». Вопрос: «Каким образом узнаем, что именно подмастерья совершили это преступление?» Ответ: «Через общий созыв мастеровых, причём трёх подмастерьев не досчитались». Вопрос: «Но раз слово было потеряно, как его могли вновь обрести?» Ответ: «Так как мастера предполагали, что Адонирам убит и опасались, что страх смерти мог у него вынудить слово мастера, то они условились между собою, чтобы первое слово, которое будет произнесено при нахождении его трупа, в грядущем должно служить для них тем словом, по которому они могли бы узнавать друг друга; точно также обстояло дело и со знаком прикосновения». Вопрос: «Сколько мастеров было послано для отыскания трупа Адонирама?» Ответ: «Девять, которые символизируются девятью свечами». Вопрос: «Где нашли тело Адонирама, нашего достопочтенного мастера?» Ответ: «Под мусорной кучей размером приблизительно в 9 футов, в которую была воткнута ветка акации». Вопрос: «Для чего должна служить эта ветка?» Ответ: «Вехой для изменников, чтобы иметь возможность найти снова место, где зарыли тело Адонирама, которое они собирались отнести в отдалённое место». Вопрос: «Что предприняли с телом нашего достопочтенного мастера?» Ответ: «Соломон велел похоронить его в Святая Святых храма и поместить в его гробнице золотой треугольник, на котором выгравировано слово «Яхве», как старое слово мастера, которое в еврейском языке является величайшим словом». Вопрос: «Какие размены имела гробница?» Ответ: «Она имела 7 футов в длину, 5 в ширину и 8 в глубину». (Символика — известные нам сроки прохождения масонской «службы» в первых 3 степенях). Далее объясняется, что знак мастера является знаком ужаса. Вопрос: «Почему?» Ответ: «Потому, что он выражает тот ужас, который обуял мастеров, когда они узрели труп Адонирама». Потом следует «отдача» знака прикосновения и слова мастера. После этого мастер стула спрашивает: «Что поддерживает ложу мастеров?» Ответ: «Три больших треугольных колонны, которые именуются: мудрость, крепость и красота». Вопрос: «Кто дал им эти наименования? Ответ: «Соломон, Хирам, царь тирский и Адонирам, главный строитель храма». Вопрос: «Почему Соломону приписывается мудрость?» Ответ: «Потому, что он принял этот дар от Бога и действительно был мудрейшим царём своего времени». Вопрос: «Почему крепость приписывается царю тирскому?» Ответ: «Потому, что он доставил Соломону дерево ливанских кедров и другие материалы для постройки храма». Вопрос: «Почему красота приписывается Адонираму?» Ответ: «Потому что он, в качестве главного строителя, начертил наперёд все украшения, которыми этот чудесный памятник должен быть отделан». Вопрос: «Не имеют ли эти три колонны ещё другое значение?»

Ответ: «Да, достопочтенный, форма этих колонн обозначает Великого Архитектора Вселенной во всей совокупности его: мудрость является символом сущности его; крепость — символом его бесконечного могущества; красота указывает на совершенство и возвышенность всех творений его».

Из дальнейших вопросов особенно обращает на себя внимание вопрос: «Как называется мастер?» Ответ: «Габоан, что является наименованием того места, где израильтяне в тревожные времена хранили скинию завета». (Таким образом, уже на третьей степени посвящения масон берёт на себя обязательство защиты своих хозяев из золотой пирамиды, когда для них настанут где-либо тревожные времена. Примеров подобной защиты мы можем много сыскать в истории.) Вопрос: «Что это означает?» Ответ: «Что сердце масона должно быть чистым, дабы являть Богу (как мы уже знаем, здесь подразумевается только Яхве) угодный ему храм». Вопрос: «Как называется сын масона?» Ответ: «Луфтон» (наследственный ученик строительного искусства). Вопрос: «В чём состоит преимущество Луфтона?» Ответ: «В том, что он преимущественно перед профанами может быть принят в масоны?» (это ещё одно подтверждение наследственного преимущества сыновей масонов на убыстренное прохождение «масонской службы», в свою очередь масонство в этом вопросе подражает наследственным льготам для сыновей раввинов, сохраняющемуся в колене Левитов, наследовать профессию отца). Вопрос: «Где работает мастер?» Ответ: «На чертежной доске». Вопрос: «Где он получает своё вознаграждение?» Ответ: «В средней комнате». (Ученики получают — у колонны Иахин, товарищи — у колонны Боаз). Вопрос: «Как путешествуют мастера?» Ответ: «По всей поверхности земли». Вопрос: «Зачем?» Ответ: «Чтобы распространять на ней свет!» (Тем самым уже здесь мы находим указание на существование у масонов так называемых «международных братьев», для которых не существует границ в их передвижениях по земле, так как вершины национальных масонских пирамид в любой момент обеспечивают его необходимыми визами.) Вопрос: «Если вы потеряете (из виду) брата, как вы его найдёте?» Ответ: «Между наугольником и наковальней». Вопрос: «Объясните мне ответ?» Ответ: «Наугольник и циркуль являются символами мудрости и справедливости, от которых добрый мастер никогда не должен отделяться». Вопрос: «Что бы вы сделали, если бы очутились в опасности?» Ответ: «Я сделал бы знак помощи и воскликнул бы: «Дети вдовы, придите ко мне на помощь!» Вопрос: «Почему вы говорите: дети вдовы». Ответ: «Потому что после смерти нашего достопочтенного мастера Адонирама масоны приняли на себя заботу о его матери, которая была вдовой и назвались её детьми, ибо Адонирам всегда рассматривал их как своих братьев». Затем следует ритуальное закрытие ложи.

Некоторые иоанновы ложи имеют ещё 4-ю степень, так называемого «совершенного мастера». Здесь в ритуале примечательно то обстоятельство, что якобы «потерянное слово» — Яхве оказывается вовсе не терялось никогда, т. е. косвенно признаётся, что братья сознательно вводились в обман.

Подобная масонская диалектика ещё более ощутима в шотландском ритуале. Степени с 4-й по 8-ю уже прямо называются израильские. Цель масонства в 8-й степени объявляется — «братство человечества». При посвящении в 9-ю степень — «месть невежеству». Степени с 9-й по 11-ю толкуются как принадлежащие ордену иллюминатов. Целью 10-й степени является «месть светскому деспотизму». Масонам 11-й степени целью масонства объявляется «месть религиозному деспотизму» (естественно любому, кроме деспотизму иудаизма). 12-я степень — израильско-соломонова по характеру. 13-я и 14-я степени — деспотически-иудейские по содержанию, 15-я и 16-я — «рыцарские» с почвой в иудейской Палестине. 17-я степень апокалиптического характера. Иными словами, во всех степенях ведётся усиленная сионизация мышления масонов.

В 18-й (розенкрейцерской) степени целью масонства объявляется «освобождение человечества при помощи гностицизма: нарождение, разрушение и возрождение. Иначе у масонов в исковерканном и совершенно испохабленном виде предстают арийские представления о падении при искании, искуплении через страдание и возрождении подвигом, которые мы находим, например, в трагедиях Древней Греции. Особый интерес представляет и ритуал посвящения в розенкрейцеры. Кандидату задают вопрос: «Откуда вы прибыли?» Ответ: «Из Иудеи». Вопрос: «Какой пункт вы миновали при этом?» Ответ: «Назарет». Смысл этого места не может оставлять никаких сомнений: масонство вышло из Иудеи, а христианство (Назарет) для него только промежуточный пункт для рекрутирования новых адептов. 19-я и 20-я степени считаются посвящёнными тамплиерам. 21-я — «Патриарх Ной заседает только во время полнолуния, без другого совещания и разбирает только вопрос о разрушении Иерусалима». (Месть гоям — один из главных вопросов этой степени, хотя и слегка замаскированный). 22-я степень — герметическая. Степени с 23-й по 27-ю — снова тамплиеровские. 28-я степень каббалистическая. 29-я — опять тамплиеровская.

В 30-й степени целью масонства объявляется «практическое осуществление учения гностицизма». Эта степень — степень Кадома самая страшная, только в ней завеса над игрой в жмурки приподнимается и каждому объясняют, что речь идёт о мщении всем гоям, о «такого рода мщении, от которого в жилах холодеет кровь и замирает в груди самое мужественное сердце и к такому только могут быть способны иудеи; мщении, не дающем никому и ничему пощады, распространяющимся на роды родов и чады чад. Кровавые символы его ещё не могут быть вверены мастеру ложи. Эти символы, пожалуй, могли бы пробудить в нём остаток ещё не совсем погибшего нравственного чувства… Поэтому к древне-иудейскому элементу ордена могут прикасаться только самые высшие члены, рассуждать о нём можно только в невидимом святилище внутреннего масонства». (Философов, указ. соч., стр. 45).

Тема этой мести переходит из поколения в поколение у матерого дореволюционного сиониста Х. Н. Бялика в кровожадной поэме «Свиток пламени», переведённый с купюрами другим теоретиком международного сионизма Владимиром Жаботинским этот призыв к мести звучит следующим образом:

Из бездн Аваддона[86]
взнесите песнь о Разгроме[87],

Что, как дух ваш, черна от пожара,
И рассыпьтесь в народах[88]
, и всё в проклятом их доме
Отравите удушьем угара;
И каждый да сеет по нивам их семя распада
Повсюду, где ступит и станет.
Если тенью коснётесь чистейшей из линий их сада —
Почернеет она и завянет.
(Х. Н. Бялик. Песни и поэмы, Спб., 1914, стр. 195)

Но может быть у нынешних сионистских поэтов что-то изменилось? Никоим образом! По сей день они проявляют всё ту же жадную до крови тягу к мести. И как и три тысячи лет назад центр злобы направлен у них против народа Рус.

В 1973 году Давид Маркиш, выехавший из СССР в Израиль в 1972 году, опубликовал в издающемся в Израиле на русском языке журнале «Сион» поэму «Синий крик», которая содержит следующие строки:

Я говорю о нас сынах Синая,
О нас, чей взгляд иным теплом согрет,
Пусть русский люд ведёт тропа иная —
До их славянских дел нам дела нет.

И в следующих строках Д. Маркиш наглядно показывает, как сынам, запрограммированным местью и ненавистью ещё на Синае, нет дела до наших славянских дел:

Мы ели хлеб их, но платили кровью.

(Уж не кровью ли продававшихся в рабство славянских рабов)

Счета сохранены, но не сведены.
Мы отомстим — цветами в изголовьи
Их северной страны.
Когда сотрётся лыковая проба.
Когда заглохнет красных криков гул —
Мы станем у берёзового гроба
В почётный караул.

Далее следует красноречивое признание представителя золотой пирамиды, что подсунутое ею христианство, будучи облагороженным в определенной степени гоями, не особо пошло им в прок:

Щербат и сер луны ущербный серп.
Ещё что? Скажем мреть и мор на море…[89]
Мы дали Вам Христа — себе в ущерб.
Мы дали Маркса Вам — себе на горе.

Вывод отсюда ясен — за свои ошибки золотая пирамида, как это и полагается по «вере иудейской», будет расплачиваться не сама, а путём переложения своих грехов всё на тех же ненавистных гоев — козлов отпущения — в первую очередь, мстя венедам в лице потомков их — чадам чад венедских, нам — русским людям.

Ведь недаром у современных кадошей существует так называемый «букет антисемитов», состоящий из четырёх, как они называют, «антисемитов-практиков» — Богдана Хмельницкого, Сталина, Гитлера и Насера. Стоящие за ними народы называются кадошами «зоологическими (т. е. неисправимыми) антисемитами» и подлежат поголовному физическому истреблению. Конкретно речь идёт о всех славянах во главе с русскими, о всех немцах и о всех арабах. Остальные гои будут истребляться по мере необходимости или превращаться путём обработки биологическим оружием в двуногий скот, как это было наглядно показано в фильмах «Мертвый сезон» и «Эксперимент д-ра Абста», довольно странно почему в последние годы эти фильмы, созданные на фактическом, документальном материале, с целью предупредить народы планеты о грозящей опасности необратимого извращения наследственного генного аппарата гоев, вдруг идут по Центральному телевидению под рубрикой «Экран приключенческого фильма»?! Видимо, и здесь рыцари мести — кадоши позаботились обратить в комикс биологическое оружие, главный центр которого находится в ведении израильского генерального штаба и который был организован и долгие годы возглавлялся одним из трёх братьев-врачей Вовси — этих общеизвестных убийц в белых халатах, причём при содействии вывезенных в Израиль гитлеровских военных преступников — тоже в белых халатах, документальные кадры об «исследовательской работе» которых вкраплены в указанные фильмы для убедительности.

Степень кадоша — этап вступления масона на путь чёрной магии и сатанизма в полной и уже не маскируемой от него мере. Отсюда, конечно, не следует, что каждый кадош в то же время посвящён в истинные цели ордена. Напротив, немало и таких среди них, которых только для вида посвящают в эту степень, чтобы, с одной стороны, иметь побольше послушных марионеток, «польщённых доверием», а с другой — «достоверных свидетелей», что ничего чёрного здесь и в помине нет.. Истинной сути кадошизма эти сатанисты никогда не узнают, но зато именно они с пеной у рта защищают невинность ордена, в то время как представители золотой пирамиды за кулисами до упаду смеются над этими добровольными адвокатами.

Чрезвычайно характерно, что при посвящении в эту степень зажигается именно чёртова дюжина свечей. В сложном катехизном посвящении в кадоши, описанном всё тем же Альбертом Пайком среди прочего есть такой диалог: Вопрос: «Искал ли ты чего-нибудь другого?» Ответ: «Мести». Вопрос: «Кому?» «Всем светским и духовным тиранам». Вопрос: «Зачем ты стал кадошем?» Ответ: «Чтобы уничтожать всеми средствами без примирения и передышки всякую несправедливость и всякое насилие».

Именно отсюда, от кадошей, исходит руководство развернувшейся после прихода к власти в США президента Дж. Картера так называемая борьба за права человека, ведущаяся всеми средствами без примирения и передышки с полным сознанием «прав» золотой пирамиды на вмешательство во внутренние дела других государств, и в первую очередь социалистических, для подрыва их изнутри под прикрытием якобы данного им права мести всем светским и духовным (т. е. идеологическим) «тиранам». И неудивительно, что одними из главных дирижёров, стоящих за спиной Картера, марионетки 33-й степени посвящения, являются сенатор Джэкоб Джавитс и гроссмейстер Бнай-Брита Давид Меир Блюмберг, носивший до этого высокого поста в золотой пирамиде титул по легальному шотландскому ритуалу командора кноксвильского совета кадошей, для руководства которым необходимо быть где-то в районе 60-70 степеней левитского стержня золотой пирамиды.

В ритуале кадоша есть ряд новых порабощающих адепта клятв, как свидетельствует А. Пайк, сводящихся к закреплению двойной морали — одной для «своих», другой — для остального человечества, не имеющего «счастья» стать на путь сатанизма. Сюда входит и обязанность щадить на поле сражения врага, если он подаёт условный знак «масон в опасности», обязанность освобождать любыми средствами кадоша, попавшего в тюрьму. Последнее является отголоском талмудического правила вызволения после или в ходе войны любого иудея, попавшего в плен. В связи с этим следует напомнить, что после окончания арабо-израильской войны 1973 года, быв. премьер-министр Израиля Голда Меир ни в коем случае не желала приступать к переговорам, пока не будут освобождены все израильские военнопленные. В древности Иосиф Флавий был направлен со специальной миссией в Рим, чтобы освободить нескольких рабов из левитов. Таким образом, в 30-й степени золотая пирамида «оделяет» своих верных слуг из гоев крохами установлении со своего барского стола. Иудофильство кадошей уже не знает границ и приличий.

О любопытных деталях посвящения в кадоши пишет на стр. 71-73 указ. соч. А. Д. Философов: «В самой глубине комнаты (в которой должно быть темно) сбоку устраивается что-то вроде грота или пещеры, покрытой сверху и кругом древесными ветвями. В этой пещере, изображающей древнеиудейскую гробницу, должна находиться фигура с длинными волосами на голове, только приставленной к туловищу и, следовательно, не имеющей с ним прямой связи. Вблизи должен быть приготовлен стол и подле него табурет, а насупротив — прозрачная картина с изображением руки, вооруженной кинжалом, и с надписью: «мщение» (на фартуке кадоша изображена та же рука). На столе должна находиться чаша, а внизу табурета большой кинжал и слабо теплящаяся походная лампада; на противоположной стороне комнаты должен находиться источник чистой воды. (То же изображено на фартуке кадоша). Когда всё таким образом приготовлено и новичок с завязанными глазами уже введён в чёрную комнату, тогда посвящающий сажает его перед столом на табурете, облокачивает его на стол на одну руку, которой он должен поддерживать себе голову, и говорит ему: «не изменяй, брат мой, этого положения, пока ни услышишь трёх ударов (которые означают уничтожение так называемого вредного начала, состоящего из духовной или идеологической, гражданской и военной власти). Три удара должны служить тебе знаком, что уже настало время сорвать с глаз повязку». Следуй точь-в-точь моему указанию, иначе ты никогда не будешь принят в ложу избранного мастера». После этого посвящающий уходит на несколько минут, с силою захлопывая дверь и оставляет адепта одного для размышления. Потом ударяет три раза и, когда уже тот сорвал повязку, даёт время осмотреться, затем входит со строгим видом и говорит: «Смелее, брат мой! Видишь ли ты этот источник? Возьми эту чашу, почерпни ею и пей, потому, что тебе предстоит много дела!»

Весь этот ритуал максимально приближен по декорациям и речи к обычаям древних иудеев.

«Возьми эту лампаду, вооружись этим кинжалом, войди в самую глубь пещеры и поражай всё, что ты найдёшь там или что станет тебе противиться. Защищайся, отмщай и сделайся достойным быть избранным!» Тогда начинается кровавая сцена мести. С кинжалом в правой, а лампадой в левой руке, адепт спешит ко входу в пещеру, исследуемый старшим братом, который, показывая ему на сидящую в ней человеческую фигуру, состоящую из туловища с приставленной к нему головой, что означает разрыв гойского мира с бессильным и отжившим свой век, как и он сам, властями, громко восклицает: «Поражай, мсти за Адонирама! Вот его убийца!»

Так начинается отвратительная сцена убийства, которую мы не будем здесь описывать.

«По совершении мести, старший брат говорит: «Оставь теперь лампаду, возьми эту голову за волосы (свежеотрубленная голова также изображена на фартуке кадоша), подними вверх кинжал и следуй за мной!»

«Поражай всё, что ни найдёшь там!» — говорят масону в 30-й степени.

«И всё в их проклятом доме отравите удушьем угара» — призывает Бялик.

«Мы станем у берёзового гроба в почётный караул» — утверждает Д. Маркиш.

Список этих параллельных мест, исходящих из золотой пирамиды можно продолжать до бесконечности. Ни о каком «случайном совпадении» не может быть и речи.

«Лучшего из гоев убей!» — требует Талмуд (Мельхита).

И тут уже никуда не денешься, не открутиться!

Всё это — призыв к торжеству победы и окончательному утверждению ветхозаветной синагоги и «народа, избранного богом» над безжизненным, уже полностью утратившим всякую способность к противодействию под гипнозом невидимой иудо-масонской пирамиды — остаткам гойского мира, мира, который, как это любят теперь говорить сионисты в своём узком кругу, они уже посадили в мешок и осталось только сверху завязать.

«Торжество над гоями, — пишет Философов, — олицетворяется во второй половине посвящения в избранники, через совершение самими адептом и его собратами, облаченными в священные одежды, обряда жертвоприношения из хлеба и вина по чину Мелхиседекову». (Быт., 14; 18). В воспоминании кровавой мести Яхве, предавшего в руки союзного с ним еврея Авраама его врагов. (Быт., 14; 20).

«Стало быть, — резонно заключает Философов, — франкмасонский орден есть сила, солидарная иудейскому племени; стало быть иудеи… в свою очередь, готовят теперь гоям участь очистительной жертвы за дела своих предков».

Отвратительный обряд посвящения в кадоши имеет ещё и своё специфическое значение. Масоны ежегодно символически мстят Филиппу Красивому за его смелое уничтожение тамплиеров и казнят его манекен. Восковой фигуре, голова которой украшена французской королевской короной, а туловище наполнено красным вином, отрубают голову, нафаршированную закусками. «Храбрые» кадоши пронзают восковое тело шпагами и подставляют под струи «крови» короля свои бокалы, символизируя одновременно и ветхозаветный «чин Мелхиседеков». Казнят также манекен папы Клемента V. Иногда же сжигают их соломенные чучела. Символы гойской государственной и идеологической власти — корону и папскую тиару — топчут ногами. Сейчас — жгут и топчут наши флаги и эмблемы.

По просочившимся из обычно хорошо осведомленных вашингтонских кругов сведениям в период своего пребывания в США в начале октября 1979 года папа римский Иоанн-Павел II, известный ранее, как краковский кардинал-иудофил Карел Войтыла, совершил тайную мессу перед алтарем Сатаны в главном масонском храме всего мира в гор. Чарльстоне, куда он был доставлен в обстановке глубочайшей секретности на борту заурядного самолёта американских ВВС в часы, когда по официально объявленной программе у папы значился отдых и молитва в его резиденции. Из поступившего сообщения явствует, что ещё на посту руководителя краковской католической епархии Войтыла, подобно многим христианским священнослужителям, уже был масоном, причём в 30 степени кадоша. Там же в Кракове, как это обычно практикуется у священников-масонов, Войтыла частенько отслуживал тайные чёрные мессы после окончания обычной мессы для рядовых прихожан-профанов. На этих чёрных мессах в Кракове собирались тайные польские масоны, большая часть которых была представлена масонами-выкрестами из рядов так называемого польского «правозащитного движения». Именно сочетание 30-й степени кадоша с кардинальским саном, плюс знание многих иностранных языков дали основание для гроссмейстерского совета чарльстонского всемирного масонского храма остановить свой выбор на кандидатуре «первого папы-славянина». Для проведения в жизнь антисоветской иудо-масонской программы президента Джимми Картера, которая была объявлена на собрании ложи Верховного Совета чарльстонского храма в начале февраля 1977 года, потребовалась мощная международная идеологическая поддержка. И вот, поставив в известность ЦРУ, руководство чарльстонского храма дважды применяет инфарктный газ (аэрозольные баллончики, которые изготовляются спецслужбами Израиля), чтобы расчистить дорогу Войтыле. Верхушка польских масонов ещё за день до голосования была уведомлена, кто станет папой. По указанию ложи один из важнейших чиновников польского министерства культуры заранее объявил, что поставит ящик шампанского, когда сообщат, что папой будет избран польский кардинал. Это обещание было сделано его иностранным коллегам, которые сочли его за шутку. Каково же было их удивление, когда они получили приглашение на бокал шампанского! Не меньше удивились и все люди мира, все, кроме верхушки мирового масонства.

На чёрную мессу в Чарльстон прибыли почти все видные члены американского правительства, включая президента Джимми Картера и вице-президента Уолтера Мондейла, а также ведущие сенаторы и конгрессмены. Был приглашен также известный сионистский головорез Симон Визенталь, участвовавший незадолго до этого в качестве члена президиума в заседаниях Третьих Сахаровских слушаний, проводившихся под эгидой американского правительства в III здании сената в Вашингтоне, с повесткой дня: «Положение рабочих и верующих в СССР и странах Восточной Европы». Кроме него, для участия в исторической чёрной мессе были приглашены ещё два еврея-эмигранта с того же сахаровского сборища (фамилии их указаны не были). Они как бы олицетворяли связь между иудо-масонской антисоветчиной программы Картера и той ролью, которая предназначается в её выполнении папе римскому.

Кульминационным пунктом мессы явилось низложение Иоанном-Павлом II своей папской тиары к подножью статуи Люцифера, на три ступени ниже костей и черепа гроссмейстера тамплиеров Якова де Моле. На обнажённую голову папы римского сразу надел ритуальную ермолку резника сам рабби Шиндлер, бывший президент головных еврейских организаций США, пошедший на повышение в 90-е градусы левитского стержня иудейской золотой пирамиды. После этого Войтыла на коленях подполз к черепу Моле и трижды поцеловал его. Месса папы явилась заключительным актом официального подтверждения главой римской католической церкви её безоговорочного подчинения престолу Великого Архитектора Вселенной, т. е. Люцифера-Сатаны. Учитывая тот факт, что международное масонство со столицей в гор. Чарльстоне ещё 12 сентября 1974 года подписало в этом городе секретный договор о верховном руководстве Бнай Бритом всеми гойскими ложами мира, акция славянского Квислинга Войтылы является признанием руководства Бнай Бритом всеми католиками на планете, а с учётом вселенских христианских амбиций нового папы римского — и всеми христианами мира вообще. Но и это не всё! На многосоттысячных мессах, которые папа римский проводил в США под открытым небом, вместе молились, как это особо подчеркивали американская печать, радио и телевидение, и католики, и протестанты всех толков, и иудеи, и прочие верующие. Следовательно, новый папа уже делает практические шаги на пути слияния в единое целое всех религий мира, одновременно делая недвусмысленную заявку на своё первосвященство в этой единой мировой вере — а это в свою очередь является давней мечтой раввинов. Они хотели бы слить в единое религиозное «эсперанто» всех верующих гоев, прикидываться при них, что они (подобно евреям-масонам в гойских ложах) — равноправные религиозные экуменисты и оставаясь, подобно маранам, непреклонными иудеями-расистами на деле.

Что же касается чёрной мессы папы в Чарльстоне, то, по её окончании, папская тиара была навечно оставлена там, где положил её Войтыла. На деньги Верховного совета всемирного храма был заранее изготовлен точный дубликат папской тиары и тот же рабби Шиндлер возложил его на голову римского первосвященника, сопровождая это кощунственное действо каббалистическими заклинаниями и жестами, смысл которых понятен только раввинам высоких степеней левитского посвящения.

Указанные американские источники подчеркнули, что они не исключают возможности предварительного обряда обрезания паны римского в присутствии весьма узкого круга раввинов высоких степеней.

По принципу — на воре шапка горит — из международных средств массовой информации только рупор Ватикана — религиозная программа радио Монте-Карло неоднократно 11-12. Х.79 г., т. е. после визита папы в США, вещала на русском языке о том, что «антисемитские и неофашистские элементы состряпали новую небылицу в духе пресловутых «Протоколов сионских мудрецов» (стандартное сионистское сравнение) и что в США нет не только бренных мощей Якова де Моле и статуи Люцифера, перед которыми они сложены, но и самого всемирного масонского храма, существование которого де придумано известным мистификатором Лео Таксилем ещё в прошлом веке и потом им же разоблачено.» Чтобы не быть голословным радио Монте-Карло трогательно посоветовало «дорогим советским слушателям» обратиться к такому правдивому первоисточнику по данному вопросу, как к книге «видного советского профессора» Иосифа Ароновича Крывелева «Габриэль-сатаноборец. Хроника времен Льва XIII». М., 1978 г. Составители религиозной программы как бы забыли, что Крывелев не только официально состоит в КПСС, но и числится в ведущих антирелигиозниках-профессионалах! Господ из радио Монте-Карло больше привлёк в Иосифе Ароновиче не его партбилет, а то, что под официальной тогой антирелигиозника он прекрасно умеет пропихивать в советскую печать апологетику масонства. А поскольку масонство есть высшая по сравнению с христианством форма религиозного мировоззрения, стоящего на службе мирового Сиона, то профессиональные религиозники из радио Монте-Карло не могут усматривать в товарище Крывелеве своего идейного противника: он их соратник и единомышленник!

Едва ли удивителен поэтому тот факт, что внутри нашей страны первыми на выручку папского авторитета, «оклеветанного антисемитами и неофашистами» (заметьте — те же формулировки, что и у радио Монте-Карло!), поспешили сион-фашисты из «святого» семейства А. Сахарова-Е. Боннэр, те, кто руками ими же воспитанных армянских фашистов рвали бомбы в метрополитеновых ходах Москвы, убивая и на всю жизнь калеча невинных детей, женщин, стариков, ветеранов войны, которые, рискуя жизнью, спасали еврейских (в том числе) детей от немецких фашистов!. Не замедлил откликнуться в защиту «непогрешимости» папы римского и их якобы «оппонент» от «коммунизма с человеческим лицом» Рой Медведев.

И эти Квислинги-диссиденты внутри страны, и западные средства массовой информации не устают величать папу Войтылу «превосходным человеком, с открытым славянским лицом, освобожденным от многих предрассудков прежних римских пап». И ведь какое сходство в формулировках и характеристиках значения степени кадоша у них и у «классиков» иудомасонства прошлого.

Упоминавшийся Альберт Пайк определяет лицо, достигшее этой степени, как «превосходного человека», по преимуществу освобождённого от всяких предрассудков». Другой автор масон высоких посвящений Шарль д’Ольне ещё более откровенно определяет мораль и этику щевалье-кадоша: — «Я, ничего кроме меня, всё ради меня, всё для меня и при помощи всех средств, каковы бы они ни были». Это признание любопытно сравнить с теориями Ивана Карамазова, относительно которого Достоевский в своём бессмертном романе намекает, что Иван сам масон. Лакей Смердяков, приложивший эти теории к практике и убивший родного отца, перед самоубийством признаётся Ивану: «… а пуще всего потому, что «всё дозволено». Это вы вправду меня учили-с, ибо много Вы мне тогда этого говорили, ибо коли Бога бесконечного нет, то и нет никакой добродетели, да и не надобно её тогда вовсе».. (Ф. М. Достоевский, Поли. собр. соч., СПб., 1892 г., т. XII, стр. 714 — А то, что христианский Яхве — не помощник, наш гений не постиг!).

Сопоставление этих выдержек лучше всего показывает, чей социальный заказ выполняли масоны Керенский, Львов и Милюков, а потом пытавшиеся их заменить Троцкий, Зиновьев, Каменев, как непосредственные представители левитского стержня золотой пирамиды.

Реализовать программу кадошей есть семь способов, чему соответствуют семь разных степеней внутри степени кадоша: 1. Кадош-примитив; 2. Кадош из распятых; 3. Кадош-тамплиер; 4. Кадош-пуританин; 5. Кадош-иезуит; 6. Кадош-шотландец; 7. Кадош-израильтянин.

В самих названиях этих степеней уже указана постепенная эскалация растления морали, приближающая кадоша к высшей степени чисто иудейского гнозиса, заключённого в последней степени. Ввиду её крайней важности — фактического перехода масона в иудаизм (хотя иудеи его таковым всё равно не считают), посвящение в эту степень тройное: 1. В степень Славного рыцаря храма; 2. В степень Рыцаря чёрного и белого орла; 3. В степень Великого шевалье-кадоша. Они символизируют якобы триединство причины, средства и цели.

В 31-й степени целью масонства провозглашается «хранение чистого учения гностицизма». Здесь уже познаётся вся его сатанинская глубина. Практической задачей адептов этой степени является всемирная пропаганда масонства.

В 32-й степени цель масонства — «организация масонства и его подразделений»; задача практического характера — свержение господствующих у гоев идеологий под флагом Свободы, свержение господствующих у гоев режимов под флагом Равенства; разрушение национальных культур под флагом Братства. Здесь работают уже в глобальном масштабе. Так, например, английский шпион и растратчик русской государственной казны А. Ф. Керенский, в бытность его «государственным деятелем» России, был шотландским масоном 32-й степени, а его отец — директор симбирской гимназии, в которой учились и В. И. Ленин и А. Ф. Керенский — масоном-кадошем. Именно поэтому его сыну и удалось после убыстренного прошествования по отцовским степеням самому подняться ещё на две ступеньки масонской пирамиды. Уже в эмиграции, будучи в США, его за прежние заслуги возвели, но чисто номинально, в 33-ю степень.

Посвящение в 33-ю степень содержит такой знаменательный вопрос: «Что вы увидели, когда впервые вошли в помещение Верховного Совета?» Ответ: «Великое и невыговариваемое имя всемогущего бога Израиля». Итак, все прежние идеологические маски, будь то христианство, ислам и пр., сброшены окончательно, ибо масонство служит только Сиону не за страх, а за совесть и тем усерднее надлежит теперь адепту прилагать все силы для подрыва изнутри той идеологии, которая в данный исторический период является господствующей в его родной стране. Вчера это было православие — они подрывали его. Сегодня это коммунизм — они подрывают его, хотя бы снова ради православия.

33-я степень имеет целью «высший контроль, чтобы обеспечить успехи». На этом для масона-гоя эскалация заканчивается. Эта степень заключает в себе квинтэссенцию всего масонства. Недаром Папюс отводит ей целый объёмистый том. Но и здесь гои-масоны, несмотря на 600-летний марафон их предков и их самих к заветной цели, не узнают ничего из того, что чёрной тучей нависает ещё 99-ю чисто иудейскими степенями над масонской пирамидой. Последняя степень лишь приближённо даёт масону представление о том, что знает иудейский мальчик уже, начиная с 7-летнего возраста, когда в синагоге он получает посвящение в первую степень иудейской пирамиды и когда раввин говорит этому мальчику на иврите: — «Ты наш брат!» За этим посвящением 7-летнего мальчика начинаются для масона-гоя «невидимые начальники»: ведь любой иудей выше любого гоя-масона! ИУДЕЙ ВЫШЕ ГОЯ-МАСОНА даже в том случае, если иудей (для вида и для контроля над гоями) состоит «на равных» в той же ложе, он выше, если он формально «ученик», а гой-масон имеет титул 33-й степени — Суверена Генерала Великого Инспектора.

Не приближает гоя-масона к тайнам золотой пирамиды и более многоступенчатая американская система масонства, имеющая ритуалы в 38 и даже 108 степеней. На поверку увеличение степеней — не более, чем внутреннее деление на подразряды и подстепени всех тех же 33 классических шотландских степеней. Поэтому существуют даже своего рода сопоставительные таблицы — какая американская степень соответствует той или иной шотландской. Одной из основных причин нагромождения подобной вавилонской башни степеней является желание хозяев масонских лож побольше заработать на посвящениях, так как каждое посвящение (и чем выше, тем больше) обходится в кругленькую сумму тщеславным американским толстосумам: бедняков «человеколюбивые» масоны в свою среду вообще не принимают, исключая довольно редких «нужных людей», которые, как правило, потом с лихвой погашают «издержки своего посвящения» своими политическими, моральными и прочими услугами ордену.

Немаловажную подсобную роль в системе масонства играют и женщины. Золотая пирамида старается женщин, нужных ей для уловления нужных мужчин или для иных дел, на которые только женщины способны, оделять кусочками «славы» таких омерзительных иудеек, как Далила, Юдифь, Эсфирь или просто Сонька-золотая ручка (Шейндла Блюнштейн)[90]. С этой целью жены, невесты и дочери масонов имеют доступ в так называемые открытые (разумеется, только для семейств масонов) вечеринки, где поле для обработки мужчины через женщину в интересах хозяев ложи — достаточно просторное. С другой стороны, обе великие императрицы нового времени, одновременно — противницы масонства — Мария Терезия и Екатерина II по преданию проникали переодетыми в масонские ложи инкогнито, чтобы самим убедиться, что происходит на их заседаниях. Естественно, что это «инкогнито» было специально подстроено самими начальниками лож, с целью доказать императрицам, что там всё бело, а чёрного и в помине нет.

Точных данных зарождения чисто женского масонства нет, однако полагают, что оно возникло почти параллельно с мужским масонством с учётом опыта женских жреческих орденов древнего мира. Но уж если мужское масонство постоянно стремится к омоложению, то тем более это относится к женскому масонству: как говорится, ему это по штату положено. И уж конечно, официальная пальма первенства в этом деле приписывается Франции. Якобы именно там 8 марта 1775 года состоялось открытие первой женской парижской ложи, причём заседание вела одна маркиза из «Великого Востока», а вице-мастерицей была одна герцогиня. Тем не менее, есть предание, что первая женщина-масонка появилась в Англии — это леди Альдворт. За Парижем последовало открытие женских лож в Праге и т. д. «Великий Восток Испании» дерзнул ввести их только 26 марта 1891 года, ранее мешал испанский ультра-католицизм, который, облагородив христианство, в определенной мере превратил его в силу, противостоящую Сиону.

В женских ложах существует в основном 3, 4 и редко — больше степеней: смотря по ложе. Ритуал учитывает особенности прекрасного пола. Яблоко праматери Евы играет здесь отправную точку постепенного формирования сатанинского мировоззрения: ведь яблоко — от самого Люцифера, обратившегося змеем. При производстве масонки-ученицы во 2-ю степень кандидатка экзаменуется следующим вопросом: «Вы товарищ (товарка?)» Ответ: «Мне известен запретный плод». Но вместе с этим женская масонская присяга предостерегает сестёр-масонок от последствий любовных связей следующей фразой: «Клянусь никогда не есть зёрен яблока, ибо они заключают в себе семя запрещённого плода». И далее: «Клянусь подвязку ордена не снимать этой ночью и тайны никогда не выдавать профану». Вообще весь ритуал женского масонства ещё более, чем мужского, приноровлён к истории и символике Ветхого Завета, что служит целям быстрейшей иудизации масонок. Так, при посвящении в 4-ю степень Совершенной мастерицы ей рассказывается, что первое заседание ложи было ещё в раю между Адамом и Евой в период их невинности. Ной в ковчеге во время потопа вёл второе заседание ложи. Заседанием ложи в третий раз было появление посланных Богом Аврааму трёх ангелов. Четвёртое заседание ложи происходило после разрушения Содома, когда ангелы, спасшие Лота и его семью, посетили их в пещере. Пятое заседание ложи происходило, когда Иосиф обрёл своего брата Вениамина и угощал своих братьев. В этой ложе подвизался затем Моисей и его жена Сепфора, причём Арон с его сыновьями были должностными лицами в ложе, а сестра Моисея и жена Арона — «сестрой ужаса» и мастерицей стула, соответственно каждая. (Vollstandige Sammlund der gangen Adon-Hiramitischen Maurerel, enthaltend die Katehismus der ersten vier Grade, die Art der Offnung und Schissung der Logen usw. Nebst einen Anbang uber die Adoptions-Maurel, Leipzig, 1786. In Commission ben Adam Fridrich Bohman, 264 Seiten. — Sarsena, oder der vollkomende Baumeister usw. Treu und wahr niedergeschrie-ben von einem wahren und vollkommenden Bruder Freimaurer. Aus dissen hinterlassenen Papieren gezogen und unverandert zum Druck Ubergeben. Im Jahre 5816 o. O (Verlag Kurze in Bamberg) Эта книга выдержала много изданий из-за своей ценности в изд. Gotta (Штутг.). Der entdeckte Maurer oder das wahre Geheimniss der Frei-Maurer usw. Frankfurt und Leipzig, 1786, 376 Seiten. Последняя книга вышла как ни странно в Лондоне, но на франц. языке, в 1761 году, как о том свидетельствуют масонские библиографы Клосс (под № 1882/1883) и Вольфштиг (под № 29975). Английский перевод впоследствии сделан с немецкого перевода, подлинник которого, что чрезвычайно важно, как упоминает английский переводчик, был сожжен по приказанию Фридриха Великого, вследствие просьбы масонов, ещё в то время, когда прусский король масонством увлекался. Отсюда ясно, сколько крови испортила эта книжка масонам).

Картина внутренней структуры масонских лож или как они называют — масонского строительства не будет полной, если мы не остановимся ещё на нескольких его сторонах.

Уже ясно, что многое, чем мы сегодня пользуемся, исподволь подсунуто нам масонами. Здесь и слово «конституция» и триколор государственного флага царской России, и элементы «знака качества» и иудо-масонский треугольник со всевидящим оком Яхве в христианских храмах, и символы, за которые мы уже не раз ходили в кровавый бой, не понимая, что нам подсунул их Троцкий в интересах хозяев золотой пирамиды с расчётом, чтобы мы обратили её символы в свои святыни, чтобы их уже нельзя было бы снять, так как за них умирали миллионы людей.

Известно, что ложа значит «мастерская», по-английски loge, по-итальянски loggia, по-французски atelter. Спрашивается — кому как не заинтересованным в том, чтобы приобщить нас к масонской терминологии, понадобилось вводить в 20-х годах XX века в период наглого разгула абстракционизма, конструктивизма и прочих мерзостей, слово «ателье» на вывесках всех городов страны? А ведь это одна из тысяч капелек, которые долбят гранитные основы нашей державы. Могут сказать — мелочь! Но из таких мелочей формируется вся жизнь. А ведь сегодня у сотен тысяч семей в ежедневном обиходе появилась и своя «семейная лоджия», — слово навязанное нам из того же ГлавАПУ, где был разработан беспрецедентный но наглости своей символики проспект Калинина в Москве. Так вот от мелочи до огромных архитектурных комплексов, придерживаясь принципа: великое в малом — действует международный иудо-масонский комплекс, который мы почему-то сводим к военно-промышленному комплексу капиталистического мира — термину, придуманному для маскировки самой золотой пирамиды.

«Число братьев, принадлежащих к ложе, не ограничено, — говорит Цыпин (стр. 47 указ. соч.), — но ложа вообще может составиться только тогда, когда в ней присутствует мастер стула и необходимые должностные лица. В общераспространённой практике трое сведущих братьев уже составляют ложу; пятеро составляют «справедливую ложу»; семеро — «совершенную ложу».

Как уже говорилось, иудо-масонский треугольник — минимум состава ложи в три человека и прочие тройственности — главная принадлежность масонской символики. Поэтому масонов ещё называют «братьями трёх точек» и подобно тому, как ложа в масонских текстах обозначается прямоугольником, масон обозначается тремя точками. Пишут — Иванов, т. е. масон Иванов.

Дабы мастер ложи (мастер стула) не мог слишком самостоятельно управлять ложей, чтобы он не вышел бы из-под контроля золотой пирамиды, весь состав должностных лиц ложи, образует орган, который в одних странах называется коллегия, в других — бюро, в третьих — комитет. Бюро собирается не реже одного раза в месяц, заслушивает отчёт мастера стула за прошлый период и намечает план работы на будущее. Перевыборы в бюро или должностных лиц происходят ежегодно, обыкновенно перед главным масонским праздником — Иоанновым днём (24 июня). В этот же день стараются проводить торжества по случаю наиболее крупных побед масонства в национальном или международном масштабе.

Никакая ложа не может возникнуть сама, а должна иметь патент на образование от материнской ложи. Если бы энтузиасты идеи масонства вздумали самостоятельно создать ложу, то такая самозванная ложа не была бы признана за подлинную масонскую со стороны Великой Ложи того государства, где основание имело место, и такая бы ложа на масонском языке именовалась чрезвычайно характерным словечком — задворная ложа, другое дело, если ложа была основана представителями «богоизбранных». Такая ложа после прохождения необходимых формальностей, как правило, признаётся материнской ложей.

Умудрённое трёхтысячелетним опытом под руководством золотой пирамиды, масонство учитывает, что его члены тоже люди, да ещё и люди с большими запросами. Поэтому соперничество, зависть, подсиживание им свойственны, пожалуй, в ещё большей степени, чем нам — профанам, «не узревшим масонского света». Этим обстоятельством объясняется допущение золотой пирамиды в рамках одного государства существование двух и более систем масонских орденов. Чтобы не раздувать руководящих штатов золотая пирамида стремится ограничиваться двумя системами, что вполне достаточно для создания иллюзии многообразия и демократической терпимости. На поверхности она, тем не менее, не боится выдвигать весьма циничный лозунг: ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ!

Этот псевдоплюрализм насквозь пронизывает и само масонство и те государства, где оно полностью пришло к власти, как например, США и большинство развитых капиталистических стран. Но ссорится между собой обычно масонская «шпана», между тем как знающие только посмеиваются. Ссоры и споры касаются только внешних вопросов или отдельной казуистики, но по существу дела все масоны между собой согласны и линия внутреннего поведения у всех одна на пути к единой цели, о которой ещё будет сказано подробнее. Про всё это можно сказать пословицей: «милые бранятся — только тешатся».

Классическим примером этой масонской брани в рамках масонского псевдоплюрализма являются республиканская и демократическая партии США, верхи которых даже не считают для себя необходимым состоять в разных ложах. Лучше всего этот псевдоплюрализм двух партий определил уже много лет тому назад один 4-летний американский мальчик. Когда в США был проведён конкурс на лучший ответ, какая разница между этими двумя партиями, он сказал одно слово: «Никакой!»

Именно так обстоит дело о различиях в системах и целях масонства. В конечном итоге разницы нет никакой, несмотря на весь с виду богатый спектр многообразия масонских систем и масонских государственных и общественных институтов.

Однако далеко не везде в мире масоны имеют право, на легальное существование. Схема организации масонского строительства в условиях подполья выработана тысячелетиями. Она имеет несколько схем: тройку, пятерку, семерку, двадцатку и др.

В условиях наиболее жёсткой конспирации практически неуязвимой является масонское строительство по схеме тройки. Все масоны страны разбиваются на группы по три человека, во главе с центральной тройкой, выходящей на связь с легальным масонским зарубежьем. В каждой тройке один масон является руководителем, а два других обязаны: а) безропотно выполнять все его распоряжения и б) снабжать его информацией, добытой в ходе выполнения заданий. Каждый из этих двух подчинённых имеет в своём подчинении ещё двух масонов, на тех же началах, образуя свои тройки и т. д.

Если в тройке происходит провал одного из просто подчинённых масонов, то, даже если он «расколется», он не сможет выдать более двух остальных в своей тройке. А «расколется» или нет её руководитель, знающий ещё двух в соседней тройке, это ещё вопрос. В случае провала масона-руководителя на стыке двух троек он сможет выдать не более 4 масонов. Если же учесть, что масонские статуты и конституции предусматривают за предательство[91] такого рода, как минимум, наказание вдвое или втрое тяжелее того, что масон получит от государственных органов, то провалившемуся масону выгоднее молчать. При этом он имеет в виду, что сами судьи могут быть масонами или лицами, связанными с ними. Масона-предателя в таком случае может ждать приговор с отягчающими обстоятельствами и дополнительными уликами, которыми орден по своим каналам снабдит суд. Ведь каждый масон обязательно участвовал в каких-то тёмных делах или имеет тёмное пятно в прошлом. Если таковых нет, то орден их создаёт. Так Генри Киссинджер специально организовал подслушивание в штабе демократической партии, но сделал это с ведома президента Никсона, которого он на это подтолкнул. В результате Никсон, как говорят масоны, «был повешен на крюк» и был с позором выброшен из Белого дома, как только резко высказался против засилия сионистского лобби. Масон-президент Форд освободил его от судебной ответственности только за то, что Никсон обязался хранить гробовое молчание в отставке и про сионизм и про роль Киссинджера. Вице-президент Агню также «висел на крюке» и был сброшен раньше Никсона, как наглядное предупреждение последнему, чего Никсон вовремя не понял. Агню оказался мужественнее Никсона и после позорной отставки продолжал борьбу с сионистами, помогая кампании арабских стран по бойкоту сионистских фирм США. Его долго травили. Масон 33-й степени президент Картер обещал в ходе предвыборной кампании провести закон против арабского бойкота. В начале 1978 года этот закон вступил в силу, а Агню в это же время внезапно умер. А ведь надо сказать, что ранее масоны Никсон и Агню имели большие заслуги перед золотой пирамидой, которая эти заслуги оценила и поставила их на высшие посты в масонских США. Малейшей критики сионизма было достаточно, чтобы их с позором сбросили. С простым масоном церемонятся меньше: ему просто дают в суде срок, намного превышающий то, чего он заслуживает. Наконец, такому масону могут дать второй срок по месту отбывания наказания. Наоборот, масону, хранящему тайны ордена, и судьи постараются дать срок поменьше и в местах заключения постараются создать почти санаторные условия и освободят раньше срока и о семье масона позаботятся и т. д.

В странах, где нелегальное положение менее строго, орден допускает схему масонского строительства п я т ё р к о й , как, например, это имело место в России в период между 1905 и 1917 годами. По утверждению Григория Аронсона, после революции 1905 года «русское масонство было возрождено на чисто политической основе» под ширмой Союза Освобождения, выпускавшего в Штуттгарте газетку «Освобождение», которую редактировал известный масон П. Б. Струве. В самой России этот масонский союз вел работу в подполье. Непосредственной целью союза было проникновение в круги высшей бюрократии и даже императорского двора, чтобы использовать их во имя целей масонской буржуазной революции. «Все масонские ритуалы были упразднены, женщины принимались в ложи наравне с мужчинами, не было ни передников, ни ритуальных одежд, и посвящение имело одну единственную цель: секретность и абсолютное молчание. Ложи насчитывали только по пять членов каждая, но существовали съезды. Клятва масонов состояла в сохранении полной тайны. «Движение было м н о г о о б р а з н ы м», — писала Е. Д. Кускова в своём письме Н. В. Вольскому 15 ноября 1955 г. и продолжала:

«Везде мы имели «наших людей. Такие союзы, как «Свободное экономическое общество и «Техническое общество» были полностью пронизаны «нашими»…. До сих пор тайна этой организации никогда не была разглашена, хотя её организации и были многочисленны. Ко времени февральской революции вся Россия была покрыта сетью лож. Здесь в эмиграции имеется много членов этих организаций, но все они молчат. И они будут продолжать молчать, потому что и в России есть ещё наши люди, которые пока ещё не умерли».

В письме от 12 февраля 1957 г. почти девяностолетняя Е. Д. Кускова писала Л. О. Дан (вдове известного меньшевика Дана и сестре Мартова):

«Это было блестяще организовано: мы имели «наших» людей везде. Было открыто широкое поприще для пропаганды».

Агенты-масоны пронизывали все звенья царской охранки. Среди масонов числились князь Щербатов, А. Н. Хвостов, П. Н. Милюков, А. Ф. Керенский, Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко, А. И. Коновалов, «левые» кадеты Мандельштам и Маргулиес, их петроградский коллега по адвокатуре М. Козловский, бывший в близких «деловых» отношениях с Фюрстенбергом и Гельфандом.

О чём должны были молчать братья трёх точек, объединённые в масонские пятёрки? Нам это пока точно неизвестно. Однако каббалистическое приурочивание даты начала Февральской революции к древнейшему празднику превентивной мести иудеев гоям — Пуриму — факт неоспоримый! Вот что писал об этом журнал «Еврейская неделя» № 12-13 от 24 марта 1917 года. Он открывался статьей под кричащей шапкой: «Это было в день Пурима!»

«В эту Пасху, в вековечный проводник Освобождения, за нашей праздничной трапезой не будет традиционной мацы, но роптать не станем… Не будет мацы, но зато ко всем чудесам Агады прибавляется новое чудо. Новое чудо исхода из Дома Рабства, новое чудо погибели фараона. И как удивительно произошло это чудо. Оно началось в знаменательный день нашего другого национального праздника Освобождения, праздника Пурима. В то самое время, когда в синагогах торжественно читалась книга Эсфири и детвора шумно ликовала над погибелью Аманов, на улицах Петрограда начались первые выстрелы».

В письме от 20 января 1957 года Е. Д. Кускова пишет Л. О. Дан о её новых тревогах, связанных с неосторожными фразами в «Воспоминаниях» П. Н. Милюкова, где он откровенно заявил, что русских масонов указанного периода объединяли «взаимные обязательства», исходящие из одного и того же источника», и что их «дружба идёт за пределы общей политики»:

«Я провела всю пятницу с Керенским. Мы обсуждали, что делать в связи с упоминанием Милюковым о той организации, о которой я тебе говорила… Он весьма одобрил то, что я уже сделала: написать о ней для архива с условием не оглашать ещё 30 лет. Он сделает то же самое. Более того, он ответит на туманное замечание Милюкова, высказав это в предисловии к книге, которую он сейчас пишет. Он ответит от себя, не упоминая никаких имен… Обязательно нужно остановить, если это можно, сплетни в Нью-Йорке: есть ещё живые люди в России — конечно, очень хорошие люди и о них нужно позаботиться».

Кто эти люди? Это по сей день тайна, крепко хранимая масонами. А ведь в 1957 году они ещё были живы здесь у нас в СССР, и это были не простые масонские пешки. Не исключено, что, нося партийные билеты в карманах, занимали высокие посты. Воистину масонская «дружба» идёт за пределы партийной принадлежности, если осколки белоэмигрантов с такой трогательной заботой пекутся о своих «красных» коллегах, оставшихся в составе масонских п я т ё р о к в глубоком подполье нашей страны.

Д в а д ц а т к а или «лесное масонство» представляет настоящее масонское войско, организованное так, что о его существовании не подозревают обычные масоны, находящиеся на легальном или полулегальном положении, подобно тому, как не знают, например, о существовании высших степеней или даже женских лож масоны, получившие только степень посвящения ученика. Большинство масонских лож, как мы говорили, это иоанновы ложи. И поэтому большинство масонов не поднимается обычно дальше степени мастера или 3-й степени посвящения. Из них натуры менее энергичные обыкновенно довольствуются обычными занятиями в ложах. Но ведь как учат масонские конституции: МАСОН ЭТО ТОТ, КТО НИКОГДА НЕ УСПОКАИВАЕТСЯ НА ДОСТИГНУТОМ! Поэтому для более деятельных по природе и обладающих решительным характером этого оказывается слишком мало: они жаждут более энергичной деятельности. Вот из этих и вербуются члены «лесного масонства». Конечно, деятельный брат, которого не удовлетворяют обычные занятия лож, польщённый оказываемым ему доверием и видя в этой новой отрасли масонства более широкое поле для своей деятельности на пользу ордена, охотно соглашается и после особых испытаний и церемоний принимается в одно из звеньев, оставаясь при этом прилежным членом своей ложи.

В отличие от ложи, где количество членов не ограничено, в звене не может быть больше двадцати масонов. И если обычный масон может посещать любую ложу по всему земному шару, то член двадцатки карается смертью, если он попытается проникнуть в другую двадцатку. Существует четырёхступенчатая пирамида иерархии лесных звеньев: «главное звено» составляется из нескольких масонов 32-й и 33-й степеней, в зависимости от числа низших звеньев. Каждый из них вербует до 19 членов, вместе с которыми образует «высшее звено» и является представителем последнего в главном звене. Таким же образом каждый из членов высшего звена организует «центральное звено», а каждый из членов центрального звена — «особое звено», являясь всякий раз представителем своего звена в вышестоящем звене. Сразу бросается в глаза, что названия трёх высших звеньев подобраны таким образом, что, если даже член низшего звена как-то узнает о существовании вышестоящего звена, то он будет уверен, что уж выше ничего нет. То же думают и руководители низших звеньев, когда они представительствуют в вышестоящем звене.

Нетрудно подсчитать, что при наличии только одного главного звена из 20 масонов-кадошей, количество боевиков-руководителей центральными звеньями составит 8000 чел., в числе членов центральных звеньев — 160000 чел., которые в свою очередь являются руководителями особых звеньев. Число же масонов-боевиков в особых звеньях составляет 3 200 000 чел. Таким образом, масоны имеют постоянную возможность приводить в действие буквально в одно мгновение ока огромное «лесное воинство». Но высшие власти золотой пирамиды вызывают его к жизни лишь в случае необходимости, когда предвидится надобность добиваться изменения политической обстановки вооружённой рукой. Полагают, что при высокой степени дисциплины и организованности даже 3,2 млн. масонов-боевиков может быть достаточно для создания глобальной критической массы. Газета «Аль-Иттихад», орган компартии Израиля, 5.12.78 г. опубликовала на своей 2-й стр. сообщение, что в настоящее время число масонов во всём мире составляет шесть миллионов человек, то есть почти вдвое превышает необходимую критическую массу для захвата власти во всём мире. Та же газета сообщала, что управление ими осуществляется из 150 великих лож (причём иногда в одной стране имеется больше, чем одна великая ложа).

В порядке локальных прикидок по этому же принципу строятся в настоящее время «левомасонские» по внешним признакам (в конечном итоге служащие всё той же золотой пирамиды, не догадываясь об этом) боевые организации так называемых городских партизан, печально прославившиеся своими террористическими актами «красноармейцы» Японии, «левые» убийцы банды Бадер-Майнхоф в ФРГ, члены красных бригад-двадцаток в Италии и т. д. На кого работают указанные итальянские двадцатки прекрасно очертилось во время эпопеи похищения Альдо Моро. Агрессия Израиля против Южного Ливана началась поздно вечером 14 марта 1978 года. Чтобы подавить поднявшийся было в печати шум вокруг этой агрессии, золотая пирамида привела в действия «красные бригады». Ежесекундно рискуя жизнью якобы во имя левых идеалов, эти бригады уже 16 марта выполнили волю невидимых начальников. Поэтому масонские заправилы средств массовой информации всех капиталистических стран получили «моральное право» поставить сообщение об Альдо Моро на первый план. Сообщения об израильской агрессии в Ливане были отодвинуты подальше. Агрессор получил возможность спокойно делать своё дело. Не обошлось без символики, выгодной золотой пирамиде, при завершении этой операции: труп А. Моро был найден в брошенном автомобиле накануне дня победы над фашистской Германией.

С прискорбием следует отметить, что некоторая часть боевых организаций палестинцев организована или осёдлана золотой пирамидой и действует в её интересах, также не подозревая об этом, используя систему двадцаток и называя себя как и хашшашины старца горы — фидаями.

Для приёма в особое звено существует специальный ритуал. В остальных звеньях никакой обрядности нет: там прямо идут к цели. Устав составляется отдельно для каждого звена, и утверждается вышестоящим звеном, но на всех четырёх уровнях конечным пунктом утверждения является золотая пирамида. Несмотря на то, что имеются некоторые локальные особенности в уставах лесного масонства разных стран и разных обрядов, суть их остается везде одна и та же. Поэтому для примера достаточно привести несколько статей из устава одного из ныне действующих лесных братств (карбонариев) Италии:

«Статья 30: Те, кто не пожелает подчиниться распоряжениям общества или кто раскроет его тайну, будут безотлагательно убиты. Та же казнь постигнет и предателей.

Статья 31: Тайный суд произносит приговор и указывает одного или двух членов, на которых возлагается немедленное приведение в исполнение приговора.

Статья 32: Всякий, кто откажется от приведения в исполнение приговора, будет объявлен изменником и, как таковой, безотлагательно убит.

Статья 33: В случае бегства виновного, он должен быть преследуем без отдыха и пощады всюду и быть поражен, хотя бы на груди своей матери или в алтаре храма.

Статья 34: За всяким тайным судом признаётся право не только судить провинившихся членов сообществ, но также выносить смертные приговоры всякому лицу, которое оно признает достойным своего проклятия».

В двадцатках называют друг друга двоюродный брат, делятся между собой всем, что есть, скрывают друг друга, а при аресте своих членов добиваются их освобождения путём террора, взятия заложников и т. д.

Следует напомнить, что организация боевых отрядов Хаганы и Штерн в Палестине была построена почти точно по системе лесных братьев. Ныне их глава — премьер-министр Израиля Менахем Бегин, направляет «экспертов» по террору для организации боевых бригад и прочих «красных армий» во все уголки мира, чаще — прячась за ширмой третьих стран во всех «трёх мирах».

Невольно возникает вопрос: а нельзя ли против масонов организовать орден или тайное общество по их образу и подобию. Ответ может быть только однозначным — НЕТ! Потому что пробовали на протяжении многих веков, и в итоге антимасонские т а й н ы е организации всегда немедленно оседлывались масонами так ловко, что те продолжали некоторое, иногда довольно долгое время работать, не подозревая, что они уже работают не против масонов, а на них, так у наполеоновского Фуше все агенты оказались масонами.

Против иудо-масонского комплекса можно действовать успешно только при условии полной гласности при максимальном доведении до сведений всех граждан ПРИМЕТ, ОРГАНИЗАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ, МЕТОДОВ ДЕЙСТВИЯ, ЛОЗУНГОВ, СИМВОЛИКИ И ПРОЧИХ АТРИБУТОВ ИУДО-МАСОНСКОГО КОМПЛЕКСА.

Другими словами, бить иудомасонов и бить успешно возможно, а главное безотлагательно необходимо: потому что времени осталось меньше 22 лет!

Бороться же против иудо-масонского комплекса исключительно при помощи традиционных органов безопасности или полиции так же малополезно, а чаще просто вредно, так как эти полузакрытые организации легче всего оседлать тайному комплексу, изощрённому трёхтысячелетним опытом. При этом надо иметь в виду, что у колыбели создания тех или иных органов охраны общественного порядка стояли, а, следовательно, и по сей день продолжают стоять, всё те же братья трёх точек и даже непосредственные представители золотой пирамиды.

Теперь посмотрим схему воздействия иудо-масонского комплекса на гоев и гойские институты.

(Для облегчения восприятия далее приводим тексты, обрамляющие рисунок. Ред.)

В цикле МОЛИТВА Арон Вергелис признаёт, что молится Сатане-Люциферу, он и есть бог иудейский.

ТРИ ЭТАЖА НОЧИ

Перевод Р. Казаковой

Ночь моя отважна, двухэтажна:
Явь и сон, в котором — жизнь и бред.
Мы — Адам и Ева, и не важно.
Видят нас другие или нет.
Наш — второй этаж, но строгим оком
Смотрит первый в небо высших сфер:
В забытьи высоком, одиноком,
Под блюдущим оком — Люцифер.
Ну, а ночь вздымает кран подъёмный —
И забыт неумолимый страж.
Силой неуёмной, светлой, тёмной
Третий воздвигается этаж.
И одно лишь непонятно мне:
Это наяву
Или во сне?..
Говоришь, я плох…
Слышишь этот вздох:
— Ханешоме лох вехагуф шелох.
От твоих щедрот хватит мне и крох!
Всё отдам тебе! И, хоть мир широк,
Ханешоме лох вехагуф шелох…
Ханешоме лох вехагуф шелох…
Получил я всё, Что ещё бы мог?..
«И душа моя и тело принадлежат тебе», т. е. Люциферу. (древнеевр.)

К. Маркс — К еврейскому вопросу.

«Бог евреев сделался мирским, стал мировым богом. Вексель это действительный бог еврея. Его бог — только иллюзорный вексель.»

Настоящая схема отличается от схемы иудо-масонского комплекса на стр. 87 тем, что гои-масоны на ней независимо от их степеней как бы экстрактированы из видимых гойских институтов, к которым они относятся, например, пирамида гойского государства, партии, министерства, компании, завода, вуза, профсоюза, полиции, армии и т. п. Все гойские институты в организационном отношении имеют пирамидальное строение. Но их уязвимость заключается в том, что они видимы. Даже закрытые организации ввиду наличия в них масонов не являются секретными для иудо-масонского комплекса. И гои-масоны и представители золотой пирамиды официально являются тем или иным «винтиком» в определённой гойской пирамиде. Официально работать они могут на любой из ступенек той или иной видимой гойской пирамиды, а видимы, как мы выяснили, они все, даже те, которые скрыты от глаз своих собственных граждан. Представители иудо-масонского комплекса никогда не работают среди простых граждан. Их задача заключается в том, чтобы оседлать гоев на элитарном уровне. Поэтому, чем выше гой поднимается по иерархическим ступенькам своего гойского института, тем с большим количеством иудеев и масонов ему приходится сталкиваться. Конечно, их первой задачей является приложить максимум усилий, чтобы завлечь перспективного гоя в сети масонской ложи. В подавляющем большинстве это удаётся, так как в противном случае гою, отказывающемуся от членства в ложе, не только перекрываются ступени для дальнейшего роста, но и создаются условия, чтобы он скатился вниз с уже достигнутого им уровня. Всякий перспективный гой, ещё в самом начале своей эскалации по ступенькам гойского института попадает в поле зрения членов иудо-масонского комплекса и подвергается системе «кольцевания» или «закольцованности». Она состоит в том, что в круге его друзей или близких знакомых, а также сослуживцев, с которыми он чаще соприкасается, появляются участники иудо-масонского комплекса. Естественно, что такой гой об этом не имеет ни малейшего понятия, так как про этот комплекс ни в детском саду, ни в школе, ни в вузе, ни в аспирантуре и т. д. уроков не задавали и лекции не читали. Поэтому такой гой, несмотря на свои дипломы, является полным профаном в отношении познаний иудомасонского комплекса или, как это квалифицируют сами иудомасоны, находится на уровне «нулевого образовательного ценза» или «карт-бланш». Этот карт-бланш стараются заполнить системой ложных познаний, которые формируют у перспективного гоя комплекс благожелательности к основным «ценностям» иудомасонства. Однако в любом случае гой, достигший элитарного уровня, будь он масон или немасон подлежит системе кольцевания. Чем выше он стоит в пирамиде гойского института, тем большим количеством иудо-масонов, вращающихся вокруг него на своих орбитах он окружен. Главы крупнейших капиталистических государств, такие как, например, президенты США кольцуются по системе 24 часа в сутки без выходных и праздничных дней. Некоторые вращаются вокруг президента ежедневно, например, как Киссинджер вокруг Никсона. Другие, к примеру, министры — по несколько раз в месяц. Одни появляются на своих орбитах как бы случайно, подобно комете на нашем небосклоне. Наконец, существуют друзья дома, любители вместе покататься на лыжах или половить рыбу. Каждый выход масона на свою орбиту тщательно планируется в верхах ложи, разрабатывается сценарий, вопросники, «неожиданные» ситуации и т. д. У перспективных гоев подобным же образом закольцовываются все родные, близкие и знакомые. Производится полная «рентгеноскопия» всех дум, чаяний и помыслов, связей и т. д. При этом золотой пирамиде это обычно почти ничего не стоит — дисциплинированные гои-масоны делают всё на «общественных началах», а гонорары, в случае необходимости, им платят из государственного кармана или даже за счёт самой жертвы слежки, по крайней мере с её же санкции.

Гои-масоны извлечены из пирамид гойских институтов в как бы обратные пирамиды. Эти обратные пирамиды не доходят до низов гойских институтов: не за чем тратить время на подчинённых, если можно прибрать к рукам руководителей! Чем выше гой стоит в своей видимой пирамиде, тем больше на него приходится на этом же горизонтальном уровне масонов в антипирамидах. Чем ниже стоит гой в иерархии своего института, тем меньше масонов следят за ним, тем меньше и колец-орбит, вращающихся вокруг него.

Малейшее несоблюдение масонской дисциплины, малейшее неуважение золотой пирамиды приводит к началу травли начинающего выходить из-под контроля масона, даже такого, как масона 33 степени Картера:

Что скрывается за склокой между

сионистами и З. Бжезинским

как свидетельствует американская газета, влиятельное сионистское лобби в США добивается от правительства Картера безоговорочной поддержки агрессивного курса Израиля, не допуская ни малейших возражений или отклонений со стороны Белого дома.

Б. ГВЕРЦМАН

«НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС»

В завуалированной форме руководитель объединения еврейских организаций Соединённых Штатов предпринял политический демарш против Белого дома. Он предупредил высших правительственных стратегов, что из-за своей позиции в ближневосточном вопросе президент Картер стал сейчас в глазах еврейской общины «загадкой» и что вся волна негодования евреев направлена против помощника президента по национальной безопасности Бжезинского.

Бжезинский, взбешенный проводимой против него еврейскими лидерами скрытой и закулисной кампании «запугивания», сказал, что эти нападки являются «коварной формой нажима». «Они говорят: если ты не согласишься с ними, то мы заклеймим тебя как антисемита», — утверждает Бжезинский. Председатель конференции президентов крупнейших еврейских организаций США раввин А. Шиндлер сообщил журналистам, что утром 9 марта он был принят в Белом доме главными политическими помощниками президента Гамильтоном Джорданом и Робертом Липшицем и довёл до их сведения настроения американской еврейской общины накануне визита в Вашингтон премьер-министра Израиля Бегина.

По словам Шиндлера, он сказал помощникам, что для Белого дома было бы ошибкой преувеличивать значение каких-либо разно? ласий в американской еврейской общине по поводу политики Израиля, ибо, если американские евреи почувствуют со стороны Белого дома какой-либо нажим на Израиль, то «это их объединит».

По словам Шиндлера, он заявил Джордану и Липшицу, что «пока недовольство не распространяется лично на Картера, однако на нем поставлен большой знак вопроса». Всё негодование и недоверие, продолжал он, — обращены против совета национальной безопасности и Бжезинского».

По мнению Шиндлера, в сравнение с Бжезинским позиция государственного департамента благоприятна для Израиля, а политическое звено Белого дома, а именно Джордан, вице-президент Мондейл и Липшиц, заслужило хорошую репутацию.

Джордан и Липшиц сообщили, что они принимали Шиндлера так же, как они принимали и других еврейских лидеров с целью выслушать из взгляды.

По словам Бжезинского, ещё с осени прошлого года он убедился в сильном недовольстве им со стороны некоторых еврейских лидеров. Он дал мне понять, что ему это надоело и поэтому он почти приветствовал возможность дать открытый отпор таким нападкам.

Помощник президента подчеркнул убеждённость в том. что эти нападки были направлены не только против него лично, но и на всю ближневосточную политику правительства в целом, однако по каким-то соображениям его выделили в качестве главной мишени.

«Полагаю, — заявил Бжезинский, — эта отвлекающая кампания предпринята из-за невозможности отстоять израильскую политику урегулирования (на Ближнем Востоке — Ред.). Если не хотят избрать (в качестве мишени — Ред.) президента или государственного секретаря, то почему бы им не избрать меня?» Утверждая, что его заклеймили как антисемита за поддержку правительственной политики, вызвавшей напряжённость в отношениях с Израилем, Бжезинский заверяет в своих пронесённых через всю жизнь дружеских чувствах к евреям и желание видеть Израиль сильным государством.

Шиндлер не называл Бжезинского антисемитом, равно как об этом публично не говорил и ни один из ответственных еврейских лидеров. Однако известно, что некоторые израильские и американские евреи в частном порядке обвиняют Бжезинского, поляка по происхождению, в антисемитизме. Бжезинский говорит: «Я решил стиснуть зубы и снести всё это. Всё, что мы делаем, отвечает национальным интересам Соединённых Штатов, а это главное для сохранения Израиля».

По его словам, ключевой вопрос заключается в том, будут ли арабские государства проводить умеренную и дружественную политику по отношению к Соединённым Штатам и стараться ужиться с Израилем или все они займут радикальную и недружественную позицию в отношении США, враждебную к Израилю и дружественную к Советскому Союзу. Бжезинский говорит, что если арабские страны пойдут по второму пути, то «это нанесёт ущерб нам (то есть США — Ред.), нанесёт ущерб всей западной системе и приведёт к гибели Израиля».

«ЗА РУБЕЖОМ» № 13 (926)

24 марта 1978 г., стр. 4-5

Предупреждение Дж. Картеру дается по уже откатанной схеме: сначала Агню убирался для острастки Никсона, чтобы тот одумался, когда не одумался — убрали и самого Никсона. Теперь сначала снова запугивают одного из ближайших сотрудников президента США, чтобы тот одумался и ещё более безоговорочно служил золотой пирамиде. Но в данном случае показательно то, что с открытым забралом против президента-гоя выступает один из высших видимых или легальных представителей золотой пирамиды в лице раввина Шиндлера, под номинальным руководством которого в США находится ряд крупнейших международных еврейских организаций, в том числе: правящий золотой пирамидой орден Бнай Брит (Сыны Завета), ВСО (Всемирная сионистская организация и др.). Стало быть, в этот раз окрик идёт непосредственно из верхов золотой пирамиды, давших указание одному из своих легальных «дублеров» Шиндлеру грубо прикрикнуть на президента в лице его ближайшего помощника. Характерно и то, как Бжезинский заверяет в своих «пронесённых через всю жизнь дружеских чувствах к евреям». По масонским табелям о наказаниях окрик Шиндлера посильнее, чем строгий выговор с предупреждением. Следует напомнить, что никто иной, как раввин Шиндлер осенью 1976 года своим демонстративным присутствием на предвыборном рандеву с Картером и не менее демонстративным отсутствием на аналогичной встрече с Фордом ещё раз подчеркнул, кого тогда предпочла золотая пирамида из двух, ею же выставленных кандидатов в президенты. Всё это является лишним свидетельством того, что у всё большего числа американских масонов высших степеней начинает пробуждаться ещё не совсем загубленная совесть и осознание всей глубины международного сионистского заговора против всех гоев.

В Вашингтоне разразился очередной громкий политический скандал — подал в отставку постоянный американский представитель при ООН Эндрю Янг. Он совершил «непростительный грех» — осмелился встретиться Зехди Лабибом Терази, постоянным наблюдателем Организации освобождения Палестины (ООП) при ООН. Встреча состоялась ещё 26 июля на Нью-Йоркской квартире постоянного представителя Кувейта при ООН. 11 августа слух о ней дошёл до госдепартамента, дошёл в виде «запроса» журнала «Нъюсуик», которого в свою очередь информировали издательские источники. И завертелась карусель.

14 августа Тель-Авив заявил официальный протест Вашингтону. 15 августа последовали сначала телефонные, а затем личные беседы с глазу на глаз между Э. Янгом и государственным секретарем Вэнсом.

«ИЗВЕСТИЯ»

16 августа 1979 года

А не хватит ли! — подумали в Вашингтоне.

В особенности после того, как Белый дом посетил посол Израиля в США и потребовал, чтобы все контакты американских официальных лиц с ООП были пресечены раз и навсегда.

В мгновенной реакции американской администрации, пожалуй, нет ничего удивительного. Можно быть строптивым, слыть экстравагантным, но с сионистами шутки плохи.

Не первый раз испытывает на себе мощное давление сионистского лобби американская администрация. Политические обозреватели всё более убеждаются в том, что, используя силу этого лобби, Тель-Авив претендует на право решать, с кем должны и с кем не должны встречаться представитель администрации.

«КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА»

17 августа 1979 г.

Разберём теперь вопрос, откуда черпает вдохновение на свои «подвиги» сама золотая пирамида.

Естественно, что сама она, используя как «незаинтересованных» свидетелей всё тех же масонов, постоянно пытается доказать миру, что вдохновляется идеями гуманизма. Так, например, воспользовавшись трудными условиями начального периода Великой Отечественной войны и, естественно, прикрываясь личиной антифашиста, на защиту арсенала иудаизма и сионизма вылез с брошюрой с претенциозным названием «Фашистский антисемитизм», выпущенной под шапкой Академии наук СССР (М.,-Л., 1943 г.) акад. В. В. Струве, урождённый Майснер, который был усыновлён братом вышеупомянутого русского масона Петра Бернгардовича Струве. В фашистской Германии золотая пирамида приказала масону-нумерологу Майснеру заняться обрубанием древа иудейского от «засохших ветвей» через посредство организации газовых камер, а его ленинградскому родственнику В. В. Струве было приказано окропить эти обрубленные ветви слезой и напомнить миру, как это «древо иудейское — прекрасно». И оба родственника шумеролога делали, что приказывал орден: один чётко по-немецки организовал сеть лагерей смерти, другой с чисто сионской беззастенчивостью заявил, что приписывание «человеконенавистнических приёмов поведения еврейскому народу является наглой клеветой, ибо «любовь к ближнему» стала заповедью еврейского народа уже несколько тысячелетий назад».

Так, походя растоптав ленинское учение о национальном вопросе, академик-масон дважды в одной фразе объявил о существовании всемирного «еврейского народа», непрерывно существующего несколько тысячелетий на базе любви к ближнему. Да если бы только он один! Масоны твердят это веками.

Посмотрим так ли это: действительно ли иудеи, по их учению, так обожают ближнего. Правда, сразу возникает недоуменный вопрос: если в учении всё так гуманно, то почему в Талмуде сказано: «рабби Иоханан учит: гой, делающий исследование в области Закона, подлежит смерти». (Трактат Санхедрин, 69). Возникает вопрос, что считается законом? Это прежде всего Ветхий Завет, Талмуд и Каббала. В связи с громоздкостью всего этого багажа раввин Иосиф Керо (1488-1577) систематизировал его в 1705 параграфах своей книги «Шулхан Арух» («Накрытый стол»). Это сочинение с тех пор является главным законодательным документом иудеев, регулирующим все стороны жизни. Вместе с тем все талмудисты сходятся на том, что «ВСЯКИЙ РАВВИН, НАРАВНЕ С МОИСЕЕМ ИМЕЕТ ПРАВО ИЗДАВАТЬ ЗАКОНЫ» (Шаббат, 101; Сувва, 39; Хуллин, 93; Беца, 38 и др. трактаты Талмуда). Более того, тр. Талмуда Эрубин (часть 21, 2) прямо указывает: «ИГНОРИРУЮЩИЙ СЛОВО РАВВИНА ПОДЛЕЖИТ СМЕРТИ».

«Гуманизм» так и прёт!

Тр. Берахот к Пятикнижью (разд. 44, часть 201, 4) учит: «Слова раввина суть слова Яхве живого». «Если раввин называет твою правую руку левой, а левую правой, ты не должен возражать на слова его, точно так же, как если бы он говорил, что правая рука есть правая, а левая — левая». (Раши ко Второзак., 17, 11). «Орел синагоги» Маймонид (ум. 1204 г.) говорит: «Тот, кто возражает своему раввину или учителю, ссорится с ним, ропщет на него, столь же грешен, как если бы он возражал, ссорился и роптал на власть Яхве». (Га-яд га-хаза-ка» — «Сильная рука», 1; тр. «Талмуд-Тора», 5, 1).

А теперь посмотрим кто по учению иудаизма является ближним.

Талмуд, Баба Меца, 49 и Шулхан Арух в части Хошен гамишпат, 227, 1, разъясняя заповедь Моисея «не обманывайте ближнего вашего», говорит: «Строго запрещается иудею обманывать своего б л и ж н е г о». «… Кто обманул своего ближнего, тот должен всё вернуть назад». (Талмуд, Берахот, 13).

Кажется, всё прекрасно и полностью согласуется с утверждением В. В. Струве о многотысячелетней любви иудеев к ближним. Ан, не тут-то было!

Во Второзаконье Ветхого Завета (14, 21) мы находим следующие слова самого Моисея: «Не ешьте никакой мертвечины; нееврею, который случится в жилищах твоих, отдай её, он пусть ест её; или продай её ему, ибо ты народ святой у Яхве, бога твоего»[92].

В кн. Исход, 22, 31 имеется такое место: «И будете у меня людьми святыми; и мяса, растерзанного зверем в поле не ешьте, псам бросайте его».

Высокочтимый иудеями экзегет Раши по поводу этих слов замечает:

«И он (т. е. гой) должен быть рассматриваем, как с о б а к а… А если это так, то зачем в Торе сказано: псам бросайте мясо? Дабы научить тебя, что собака заслуживает большего уважения, чем гой».

Раздел Орах жайим кн. Шулхан Арух, 330, 2 учит иудеев следующему: «Нельзя в субботу оказывать гойке помощь при родах даже чем-нибудь таким, в чём нет нарушения святости субботы». А раздел Эбен га эцер (16, 1) наставляет: «Еврей, женившийся на гойке, или еврейка, вышедшая за гоя, получает 39 ударов по закону, потому что сказано: «Когда введёт тебя Яхве, бог твой, в землю, в которую ты идёшь, чтобы овладеть ею и изгонит от лица твоего многочисленных гоев[93]… не вступай с ними в родство»«. (Втор., 7; 1, 3). И далее в параграфе 44, 8 того же раздела Шулхан Аруха сказано: «Когда еврей женится на гойке, либо на рабыне, тогда брак недействителен, потому что они не имеют права на брак, брак также недействителен, если гой или раб женится на еврейке».

Вот и люби после этого ближнего! Вот до какой низкой лжи докатывался советский академик В. В. Струве и прочие масоны! А кто возражал в те годы…

Но и это ещё не всё в многотысячелетнем любвеобилии иудеев к ближнему.

Тозефот (дополнения) к талмудическому трактату Кетубот, 3, б утверждает:

«Его (гоя) семя рассматривается как семя с к о т и н ы».

А Тезофот к тр. Санхедрин, 74, б гласит: «Совокупление гоя — то же, что совокупление скота».

Вот и вся любовь! И так — на протяжении тысячелетий? Насчёт сроков акад. В. В. Струве не ошибся.

Сами гои в иудаизме считаются нечистотами и испражнениями: «Если десять иудеев вместе читают молитву Кадиш, то их не должен разделять кал или гой«. «Шулхан Арух, Орах хайин, 55, 20).

Расизм так и вылезает из всех источников иудаизма, причём наиболее ярко это выражено в трактатах Талмуда, даже тех, которые выборочно переведены на гойские языки. Так тр. Холлин, 91, 2 утверждает, что «иудеи приятнее для Яхве, чем ангелы». Там же говорится, что давший пощечину еврею также виноват, как если бы дал её Яхве. «Иудей одного существа с Яхве, подобно тому, как сын одного существа с отцом». (Санхедрин, 58, 2). Там же говорится, что «гой, побивший иудея, подлежит смерти».

Начиная с раннего детства иудейского ребёнка учат в семье, что «не будь евреев, не было бы ни блага на земле (Ебамот, 63, 1), ни солнца, ни дождя (Берахот к Торе, раз. 34, часть 153. 3) и гой бы не населяли бы мир (Церор х., 107, 2), потому что раз нет иудеев, то для кого нужен мир? И насколько между отдельными предметами существует различие, насколько растения и животные не могут существовать без руководящей руки одомашевшего их человека, настолько евреи стоят выше гойских народов мира (Церор х., 101 2). Говоря о еженедельном дне отдыха, предусмотренном в Исходе, 12; 16, талмудический трактат Мегилла, 7, 2 говорит, что «он учреждён для иудеев, а не для гоев, т. е. не для собак». А комментатор кн. пророка Осин, раввин Абарбанкл (4; 230, 4) говорит: «избранный народ достоин вечной жизни; гойские же народы подобны псам».

Вопрос об отношении иудаизма к ближнему не может быть полностью раскрыт, пока мы не остановимся на тесно связанном с ним вопросе о праве собственности в иудаизме. Началом начал этого права считаются 18-21 стихи 15-й главы кн. Бытия Ветхого Завета или Торы, как называют иудеи: «В этот день Яхве заключил завет (на иврите: «брит») с Авраамом, сказав: Потомству твоему даю Я землю эту, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата: землю кейнов, книзов, кадмонов, хеттов, фризов, рифаев, аморов, ханаанеян, гергашей и евусов».

Оголтелый расизм иудейского мировоззрения, признающий людьми только евреев, а всё остальное человечество — служебным скотом, логически привёл к территориальному разделу мира, закреплённому в правовом отношении в так называемой катальной системе. А этот территориальный раздел неразрывно связан и с экономическим разделом мира. «Имущество гоя — всё равно, что пустыня свободная», гласит Талмуд (Баба Батра, разд. 55). Весь мир, каждая страна в отдельности, каждый город или район, провинция или область невидимо управляются особым, еврейским административным институтом, называемым кагалом, равноправными членами которого являются только проживающие в данном месте или работающие в данном учреждении или предприятии иудеи. Во главе кагала стоит избираемый общим катальным собранием раввин — кагал-хахам, при котором обычно имеется совет — хабура или хевра. (Отсюда, кстати, идут насаждённые богоизбранными просветителями в наш язык выражения «всем кагалом», «вся хевра собралась» и т. д. Эти и подобные «перлы» следует грязной метлой выметать из нашего языка.) Беспрекословное подчинение местному кагал-хахаму и хевре — основной залог сплочённости и единомыслия всех иудеев того или иного катального региона. Правовое положение каждого иудея в рамках той или иной кагальной единицы гарантирует ему монопольное или на правах компаньона право эксплуатировать выделенный ему кагалом за определенную сумму микрорайон, учреждение, предприятие, отдельную должность или ничего не подозревающего об этом гоя или группу гоев, которые невидимо становятся сферой приложения эксплуататорских усилий и объектом эксплуатации со стороны откупившего их иудея. Подобный откуп называется в иудейском праве хазакат-кешуб (прочное водворение) и даёт кроме монополии эксплуатации право не допускать другого еврея эксплуатировать тот же объект или лицо. Один из компетентнейших авторитетов талмудического законодательства раввин Иосиф Кулун сравнивает всю гойскую собственность, территорию и самих гоев того или иного кагального, административного района со свободным озером, в котором тот только иудей может ставить сети, который приобрёл на то право от кагала. Кагал и кагальная система существуют столько же, сколько и сам иудаизм. Тот факт, что кагальная система официально была упразднена в России ещё в XIX веке, не упразднил её фактического существования до наших дней. Она просто перешла на более естественное для неё нелегальное положение. Монументальное единство и сплочённость иудейских диссидентов типа Гинзбурга, Сленаков, Боннэр и прочих яркое тому подтверждение, а международная солидарность иностранных иудеев и их пособников масонов с ними — подтверждение существования всемирного кагала, управляемого из единого центра.

Непосвящённым в кагальные тайны продажа на основе хазаки может показаться непонятной. Ведь, считая всё гойское население своего района своим озером, кагал продаёт иудеям части этого странного имущества на крайне странных началах. Вот что пишет об этом известный дореволюционный исследователь, крещёный раввин Яков Брафман, издавший в 1868 году в Одессе свою «Книгу кагала»:

«Возьмём пример: Кагал продаёт на основании своих прав еврею Н. дом, который по государственным законам составляет неотъемлемую собственность нееврея М., без ведома и согласия последнего. Какая, спрашивается, здесь польза для покупателя? Полученный им от кагала акт ведь не может поставить его к обозначенному в нём имуществу в те отношения, в которых каждый владелец находится к своей собственности! М. ведь не уступает свой дом ради того, что он продан кагалом, и у кагала нет той власти, чтобы принудить его к уступке! Что же, спрашивается, приобрёл покупатель Н. на уплаченные им кагалу деньги? В ответ на этот вопрос вот что мы, к сожалению, скажем. С заключением купчей крепости с кагалом еврей Н. получил «хазака» (власть) на имущество христианина М., в силу чего ему предоставлено исключительное право, без малейшего препятствия или конкуренции со стороны других евреев, стараться овладеть этим домом, как в крупных актах сказано: какими бы то ни было средствами. До окончательного же овладения оным «хазака» предоставляет покупателю исключительное право нанимать этот дом от настоящего его хозяина, заниматься в нём торговлею, давать деньги в рост хозяину и прочим нееврейским жителям оного и эксплуатировать их. Но бывают случаи, когда кагал продаёт в эксплуатацию еврею даже лиц без недвижимого имущества. Вот слова закона относительно странного права о «муропиэ». «Если человек (еврей) имеет в своей эксплуатации нееврея, то в некоторых местах запрещается другим евреям входить в сношения с этим субъектом и делать подрывы первому; но в других местах вольно каждому еврею иметь дело с этим субъектом: давать ему деньги в заём, подкуп и обирать его, ибо имущество нееврея всё равно, что «гефкер» (свободное), и кто им раньше овладеет, тому оно и принадлежит». (Шул. Ар, Хошен га-мишпат, 156, 17 и Мордахай, трактат Баба Батра, разд. 8 ло-яхпор).

Далее Я. Брафман пишет:

«Таковы воззрения талмудического законодательства на существующий у евреев хазакат-иешуб, на основании которого составлены документы, изложенные в этой книге под № № 22, 23, 26, 29, 40, 50, 51, 57, 77, 78, 87, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 105,106, 109, 110, 115, 130, 177, 186, 189, 195, 202, 205, 209, 216, 237, 246, 261, 266, 267.

Мы рекомендуем, — пишет Брафман, — тщательному вниманию читателя любопытное содержание этих документов. Они в первый раз поднимают завесу, издавна скрываемую таинственное, недоступное и непоборимо-окрепнувшее иудейское царство. При свете этих документов из мрака, охватывающего всё иудейство, выныряет в первый раз до сих пор почти неизвестный «хедер га-кагал» (кагальная изба) прадедовское, еврейское подпольное учреждение, присвоившее себе право: разрешать и запрещать евреям селиться в его районе, продавать евреям на эксплуатирование и владение: плацы, дома, лавки и проч., принадлежащее городу, монастырям и частным лицам из христианского населения с правом эксплуатирования самих владельцев.» (Я. Брафман, «Книга кагала», стр. XXVI, XXVII).

Поскольку гои «не должны рассматриваться иудеям» «как люди» каждый иудей причисляет остальных людей к животным. Люди только евреи! Ведь люди не спрашивают полевых или лесных животных разрешения на вспашку поля или на рубку леса. Их мало волнует, останутся ли звери, каждый из которых имел до этого в лесу или поле свою территорию, без средств к существованию. По этическим нормам иудейского права животные, в том числе и гои, лишь временно занимают ту или иную бесхозную территорию. Границы частных владений гоев, их государственные границы по иудейскому праву не более, чем границы, отделяющие в лесу владения одного медведя от владений другого медведя… Исходя из этого иудейского права, иудеи с чувством полного соблюдения своих законов повсеместно в мире добиваются признания их экстерриториальных прав, которые бы не уступали экстерриториальности дипломатов. Так они требуют от Советского Союза не только права беспрепятственного выезда советских евреев в Израиль и другие страны по их усмотрению, но и права в любое время вернуться обратно. На языке сионистов это называется «построить мост с беспрепятственным двусторонним движением». Именно таким «строительством по камешку по кирпичику» пытаются заниматься у нас разного рада «правозащитники», исходящие из конституционных норм «свободных каменщиков».

Так как слово «Израиль» (семья божья или «победил бога») и власть Яхве, по мнению Талмуда, одно и тоже, то вся вселенная принадлежит иудеям. Отсюда незыблемость идеи мирового господства, которая красной нитью проходит через все идеологические и правовые нормы иудаизма. Более того, исходя из этого положения, Талмуд находит, что еврей не подлежит ответственности ни в какой гойской инстанции. «Если вол иудея забодает вола у гоя, тогда иудей не обязан вознаграждать гоя за убыток, но когда наоборот вол гоя пободал еврейского вола, тогда гой обязан возместить иудею убыток, потому что он гой.» (Шулхан-Арух, Хошен га-мишпат, 406, 1, взято из Талмуда, Баба камна, 37)

Краеугольный камень иудаизма — ожидаемый приход мессии. Он даст иудеям всемирную царскую власть, две трети гоев будет физически уничтожено, а остальные будут служить иудеям в качестве рабов, причём каждый иудей будет иметь тогда 2800 гойских рабов. (Талмуд, Шаббат, 120 1; Санхедрин 68, 2; 99, 1; Ян. Шим., 56, 4, с.859)

Само слово «еврей» на воровском жаргоне иврит значит: проходимец, преступник. А первоисточник христианской веры — Ветхий и Новый Заветы писаны на иврите, т. е. жаргоне преступников.


КТО СТОИТ ЗА ДЖИММИ КАРТЕРОМ И Т. Н. ЕВРОКОММУНИСТАМИ

(справка)

В своём приветственном послании к «еврейскому народу Америки, Израиля и евреям во всём мире» по случаю празднования еврейского нового 5737 года от сотворения мира, опубликованном почти всеми газетами капиталистического мира, в том числе и израильской газетой «Джерусалем пост», 15 сентября 1976 года, Джимми Картер, окончательное избрание которого за неделю до этого определил высший легальный исполнительный орган всемирного сионистско-масонского концерна — всемирный съезд лож международного сионистско-масонского ордена Бнай Брит (или: «Сынов Завета», т. е. мифического договора между библейским Авраамом и богом о передаче Палестины евреям), писал:

«Охрана жизнеспособною государства Израиль должна быть краеугольным камнем американской внешней политики. Мы должны безоговорочно снабжать Израиль в полном объеме его нужд, предоставляя ему такую экономическую и военную помощь, которая могла бы обеспечить ему мир с позиции силы, и чтобы он был защищен против любого нападения, которое только можно предвидеть».

Далее Картер недвусмысленно дал понять, что Израиль — лишь одно из подразделений международного сионистско-масонского концерна, заявляя:

«Арабы и мир должны понять, что не израильтяне создали палестинскую проблему». Действительно, эта проблема была создана не столько теми евреями, которые понаехали в Палестину, сколько невидимым правящим всемирным сионистско-масонским концерном, которому государство Израиль нужно как знамя для сплочения вокруг него евреев всего мира во имя борьбы за установление всемирного господства.

Картер заявил: «Разрешить эту проблему можно путём создания палестинскою государства в пределах Иордании». В конце декабря 1976 года президент Египта Анвар Садат, масон, получивший посвящение в высшие степени от самого Г. Киссинджера и страшно сожалеющий об уходе его с поста госсекретаря США, по указке всё того же концерна высказался в том плане, что палестинское государство может быть создано на конфедеративной основе с Иорданией, что было благожелательно воспринято Израилем. («Известия», 1.1.77 г.).

В заключение Картер пишет: «Наконец, в области прав человека, я, как президент США, сделаю всё возможное, чтобы подтолкнуть Советский Союз к либерализации его эмиграционной политики в отношении лиц еврейской национальности».

Итак, внешнеполитическое кредо Картера сводится к СИОНИЗМУ, МАСОНСТВУ и одному из их международных подразделении — ЛИГЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА, причём под человеком и гражданином прежде всего подразумеваются е в р е и, т. к. прочие таковыми не являются: они — гои[94] или двуногий скот, согласно иудейской вере. «Лучшего из гоев убей!», требует Талмуд, и лига защиты евреев стремятся осуществлять этот завет иудейской веры.

Просионистские авансы Картера были выражены ещё и так:

«Я признаю и поддерживаю установленный статус Иерусалима (т. е. его полный захват Израилем в 1967 г. — В. Е.) как столицы Израиля… Как символ закрепления этого статуса посольство США должно быть переведено из Тель-Авива в Иерусалим». («Миддл ист», сент. 1976 г. № 23, стр.8).

«Если бы я был премьер-министром Израиля, я никогда бы не вернул Иерусалим Иордании или под международный контроль, а Голанские высоты — Сирии».

«В случае объявления нового эмбарго на нефть со стороны арабов, оно будет рассматриваться не как военное, а как экономическое объявление войны. Ответом на него будет отказ стране, которая наложит эмбарго, в отправке ей всего: никакого оружия, никаких запчастей для оружия, никакого нефтебурового оборудования, никаких труб для нефтепроводов — ничего!» («Крисчэн сайнз монитор», 12.10.76 г.).

В ходе второй «телевизионной дуэли» между Картером и Фордом, первый, критикуя недостаточность американской поддержки Израилю, заявил:

«Должно быть ясно, что наша безоговорочная охрана Израиля обязана оставаться без изменений… Однако мы поставим Израиль на колени» (имеется в виду второе синайское соглашение — В. Е.). «Мы на деле попытались превратить Израиль в козла отпущения за все проблемы Ближнего Востока, что в огромной степени ослабило наши отношения с Израилем и поставило под вопрос наше тотальное обязательство по охране Израиля, обязательство нашего народа по отношению к израильтянам».

Одним из катастрофических для предвыборной кампании масона Форда оказался его ответ на данное высказывание Картера:

«Г-н Картер, видимо, не знает, что с тех пор, как я являюсь, президентом, мы продали израильтянам военного снаряжения белее, чем на 4 млрд. долларов (продали в долг, т. е. фактически подарили, т. к. всем известно, что Израиль ещё ничего не покупал в США за наличные и никогда не платил долги — В. Е.). За 27 лет существования Израиля он получил более 45 % всей экономической и военной помощи, выделяемой по американскому бюджету для иностранных государств во всём мире».

В ответ на это Картер заявил, что именно эти цифры и свидетельствуют о предательстве Соединёнными Штатами Израиля в пользу таких покупателей оружия как Саудовская Аравия и Иран, «в то время как при президентах-демократах Кеннеди и Джонсоне Израиль получал 75 % всего американского оружия, поступавшего на Ближний Восток».

Далее Картер резко критиковал Форда за его недостаточную твёрдость в отношении бойкота арабскими странами американских фирм, торгующих с Израилем, или фирм и лиц, которые сотрудничают с американскими фирмами, непосредственно имеющими дело с Израилем. Он неоднократно заявлял, что после своего прихода в Белый дом он проведёт законодательство против арабского бойкота. («Джерусалем пост», 8.10.76). В Калифорнии закон принят по идее Лиги по борьбе с диффамацией Бнай Брита (см. ниже) через члена этого ордена и члена штатного собрания Г. Бермана. («Джерусалем пост» 26.11.76).

«Бойкот американских фирм арабскими странами за то, что те торгуют с Израилем, является абсолютным позором», — заявил Картер. («Тайм», 8.11.76).

Картер не исключает введения против арабского бойкота законодательства, принятого штатным правительством Калифорнии, по которому все корпорации, способствующие арабскому бойкоту, могут быть оштрафованы в размере до 1 млн. долларов, а их управляющие — заключены в тюрьму сроком до 3-х лет. («Тайм», 8.11.76).

Характерно, что выбор Картером в качестве своего вице-президента Уолтера Мондейла рассматривается как своеобразный пароль для получения так называемых еврейских голосов, а, следовательно, и голосов масонов-неевреев всех мастей, так как они являются послушным слепым орудием сионистов. В этой связи английский журнал «Миддл ист» (июнь 1976 года, № 20, стр. 9-10) писал: «Мондейл в огромной степени помог Картеру заручиться для победы новыми друзьями среди американских евреев. Мондейл настолько близок к израильским интересам, что в Конгрессе США его рассматривают как «автоматического» адвоката этих интересов, и поэтому его поддержка Картера имеет огромную цену. Не удивительно, что Мондейл использовал первую же представившуюся ему возможность (на съезде демократической партии), чтобы бурей обрушиться на арабов за угон самолетов и тут же найти тёплое слово для характеристики израильского рейда на аэропорт Энтеббе.» Уже в конце декабря 1976 года Картер заявил, что по степени своего будущего участия в правительстве Мондейл будет играть беспрецедентно важную роль по сравнению со всеми вице-президентами США за все 200 лет их существования, и ему будет выделен специальный кабинет в Белом доме.

Таким образом, внешнеполитическое кредо нового президента США превосходит по тем авансам, которые он выдал международному сионизму в лице его любимого детища — государства Израиль, все авансы подобного рода, которые когда-либо за всю историю США выдавались бы кандидатами в президенты.

В связи с этим возникает два вопроса:

1. Соответствуют ли эти авансы, в случае их реализации, национальным интересам США?
2. Являлись ли эти авансы лишь маневром для победы на выборах или Картер будет обязан их реализовать?

Ответ на первый вопрос дают довольно убедительно многие американцы, не связанные, естественно, ни с сионизмом, ни с масонством. Приведём для примера лишь один.

Читатель американского журнала «Тайм» Роберт Брюс Арид из Филадельфии в номере от 8 ноября 1976 года писал:

«Губернатор Картер объявит экономическую войну странам ОПЭК в случае нового эмбарго на нефть. На поверхности это звучит красиво, но он игнорирует тот пренеприятнейший факт, что мы нуждаемся в их нефти больше, чем они в наших товарах. В попытке показать строгую моральность своего будущего руководства страной и поддержки Израиля, губернатор Картер плюнул в колодец, который даёт нам топливо».

Таков ответ на уровне частного лица.

А вот какие результаты дал опрос, проведённый среди членов «Американской национальной ассоциации экономистов в области бизнеса»:

1. Вопрос: Какой кандидат, как вы ожидаете, будет избран?

Ответ:
Картер — 66 %
Форд — 31 %
Прочие ответы 3 %

2. Вопрос: Какой, из кандидатов был бы более подходящ для целей проведения экономической политики, соответствующей национальным интересам США?

Ответ:
Форд — 60 %
Картер — 14 %
Одинаково подходящи — 15 %
Не знают — 11%

(«Ю. С. ньюз энд уорлд рипорт», 25.10.76, стр. 31)

Таким образом, складывается вроде бы парадоксальное положение: для национальных интересов США Картер явно менее подходящ, чем Форд, но 66% ведущих экономистов, которые прекрасно это осознают, одновременно уверены, что будет избран Картер. В чём дело? Дело обстоит довольно просто: эти наиболее крупные экономисты не могут не быть охвачены членством в масонских ложах, через которые сионисты управляют и экономикой, и политикой, и идеологией США и всех капиталистических стран; в силу масонской информированности они знают, кому они обязаны отдать свои голоса на выборах, и поэтому члены лож, процент которых в этой ассоциации намного больше, чем 66 /о, так уверенно ответили; с другой стороны, как экономисты, они не могут не понимать, что безоговорочная многомиллиардная помощь Израилю, помощь более обременительная для США, чем бремя вьетнамской войны, плюс возможные пагубные для американской экономики последствия ухудшения отношений с арабами и странами ОПЭК не отвечают национальным интересам экономики СИТА Многие офицеры Пентагона выражают личное мнение, что СШA предоставили Израилю особый статус в деле получения американской безвозмездной военной помощи по чисто внутриполитическим соображениям (т. е. в результате сионистского засилия в США), а вовсе не потому, что Израиль имеет, якобы, огромное стратегическое значение для США. Характерно, что почти на следующий день после откровенного заявления начальника объединённых штабов генерала Джорджа Брауна о том, что Израиль стал непосильным бременем для США, в газете «Джерусалем пост» за 21.10.76 г. появилась карикатура: Дядя Сэм, кряхтя, несёт ген. Дж. Брауна; под ней надпись: Вот кто действительное бремя для США! Видимо, после прихода Картера в Белым дом, отставка Дж. Брауна будет неизбежна: такова воля сионистско-масонских хозяев!

Однако все президенты США, без исключения, равно как и все кандидаты, не проходившие на выборах, начиная с Дж. Вашингтона, были масонами, а следовательно в силу железной масонской дисциплины подчинялись всем внушениям и директивам вышестоящих «братьев» во ложе. Верхние ступени лож (обычно — 33-я ступень) либо непосредственно управляются раввинами, стоящими на высших ступенях гойских лож, либо через посредство связи 33-й ступени гойской ложи с раввинами-левитами (34-я — 99-я ступени посвящения чисто еврейских лож). По степени же своей осведомлённости 30-33 ступени гойских лож лишь частично приближаются к степени осведомлённости 1-2 ступени еврейских лож. Как правило, евреи, имеющие 1-3 ступени посвящения в чисто еврейских ложах, одновременно могут иметь 30-33 степени посвящения в гойских ложах.

Основная задача масонских лож на протяжении веков[95] состояла в том, чтобы расшатывать изнутри любые гойские институты — любые государства: вчера — монархии, сегодня — республики и т. д., любые религиозные культы, кроме синагоги, любые партии как левые, так и правые — в зависимости от конкретных тактических задач, любые учреждения: административные, научные, культурные (кроме т. н. еврейской культуры), любые (кроме еврейских, вернее — талмудических) моральные устои, традиции и т. д. с целью: при каждой внутренней перетряске внедрять свои масонские кадры, идеи, методы, пользуясь обстановкой нестабильности. И всё это ради построения так называемого духовного храма Соломонова, т. е. для прокладывания руками гоев-масонов пути к мировому господству для международного Сиона.

Естественно, что в истории есть периоды, когда различные гойские правители пытались положить конец власти этой невидимой масонской политической мафии. Но, как правило, эти попытки были обречены на провал, так как против невидимой и тем самым неуязвимой верхушки масонской пирамиды выступал видимый гойский институт (государство, правительство, партия и т. д.), в который уже заранее предусмотрительно были внедрены масоны, стоявшие на ключевых постах этого института. Они и обрекали в конечном итоге на провал всю задуманную антимасонскую акцию. Иногда всё же масонские ложи удавалось запретить, причём видимые руководители (низших степеней) подвергались гонениям. Это обстоятельство масоны также использовали в своих интересах: ореол мученичества (часто — чисто бутафорский) был призван привлечь в ряды масонов новых «братьев», зачастую лучших и честнейших людей, которые, сами того не ведая, становились слепыми орудиями чёрных сил — раввинов высших степеней посвящения — невидимых руководителей международной иудо-масонской пирамиды. Однако подавляющее большинство масонов, из которых сложено основание этой пирамиды, до конца дней своих так и не узнает истинных целей ордена, продолжая витать в розовом облаке масонской мишуры, особенно в сфере так называемой борьбы за права человека, х о т я человеком, согласно иудейской вере, считаются только евреи, а гои — это двуногий служебный скот евреев. Следовательно, истинный смысл борьбы за права человека — это борьба за непомерное расширение прав евреев без соответственного расширения их обязанностей перед теми гойскими государствами, где они проживают.

Масон, хранящий обеты и тайны ложи, НЕПОТОПЛЯЕМ никакими внемасонскими бурями в его жизни и карьере: непонятным для непосвящённых образом он всегда выходит сухим из воды.

Всякое нарушение железной внутренней дисциплины в масонских ложах ведёт к неизбежным наказаниям. Масон Ричард Никсон с позором перестал быть президентом не из-за уотергейтского дела, а уотергейсткое дело возникло и развивалось из-за того, что Никсон не раз нарушал главную заповедь масона высших степеней — никогда, ни в какой форме не выступать против сынов израилевых. Последней каплей, переполнившей чашу масонско-сионистского терпения, было его не рекламировавшееся прессой заявление с угрозой предпринять шаги против сионистского лобби в Конгрессе США. Именно после этого заявления высшая легальная сионистско-масонская ложа Бнай Брит вынесла решение об его отстранении и дала указание всем ложам гоев в США и за рубежом начать организованную травлю Никсона, убрав предварительно для «разминки» и в назидание Никсону, причём тоже с позором, вице-президента Спиро Агню, также обвинённого в антисемитизме. В связи с тем, что после своей отставки Агню, в отличие от Никсона, не только не примолк, но более того, прозрев, хотя бы и с запозданием, начал вести антисионистскую деятельность, выступая по телевидению и в печати с разоблачением засилия сионистов в экономике и политике, а также в средствах массовой информации США, против него вновь организована широкомасштабная травля, причём даже предпринимаются беспрецедентные по своей наглости шаги, направленные на то, чтобы в судебном порядке заставить Агню зарегистрироваться как иностранному агенту в министерстве юстиции США!

(«Джерусалем пост магазин», 10.9.76 г.,

«Джерусалем пост», 12.9.76 г.)

Подобные меры, принятые впервые за всю историю США, свидетельствуют не о торжестве «демократии», а о торжестве всё усиливающейся диктатуры сионизма и его пятой колонны — масонства. Кроме того, указанные меры против Никсона и Агню призваны сыграть и «воспитательную роль» с целью устрашения масонских «братьев», поставленных ложами на руководящие правительственные посты в США и других странах капиталистического мира. В подобных условиях

Ответ на второй вопрос (реализует ли Картер свои предвыборные авансы) может быть только утвердительным: да, обязан реализовать!

Логически возникает вопрос: почему?

В силу принадлежности Джеймса Эрла Картера к специализированному масонскому ордену «Международные львы» (или по-английски: «Лайонз интернейшнал»), созданному и непосредственно подчинённому на 33-й ступени посвящения чисто еврейскому масонскому ордену Бнай Брит. Следовательно, Картеру прекрасно известно, что в случае отклонения от дисциплины и директив ордена ему предстоит иметь дело с бнайбритским гестапо в лице так называемой Лиги по борьбе с диффамацией Бнай Брита, вице-президенту которой, сенатору Джэкобу Джавитсу, в подобных случаях беспрекословно подчиняется вся сионистско-масонская мафия Конгресса США.

Остановимся подробнее на главных масонских орденах:

БНАЙ БРИТ официально датирует день своего основания 13 октября 1843 г. в Нью-Йорке, когда 12 еврейских эмигрантов из Германии во главе с Генри Джонесом (Henry Jones) фактически не столько основали, сколько вывели из недр невидимой вершины международной иудомасонской пирамиды видимый или легальный орган этой правящей вершины для открытого руководства международным масонством. Устав и обряды ордена, написанные сначала на идише, в 1850 году были переведены на английский язык для членов низших степеней посвящения. Для высших степеней ордена существуют секретные устав и обряды, написанные на иврите, который доступен для понимания всем раввинам, формирующим эти высшие ступени. Количество всех степеней посвящения в Бнай Брите — 99, т. е. соответствует количеству степеней во всемирной невидимой чисто еврейской масонской пирамиде. Для прохождения на 99-ю ступень посвящения необходимо иметь безупречные иудо-масонские анкетные данные на протяжение не менее 1500 лет, высокую степень посвящения (порядка 95-й) отца или деда, собственные безупречные иудо-масонские данные, высокую активность в ордене и, естественно, принадлежность, начиная с 34-и степени, всех предков к идеологическому колену левитов. Уже в 1868 году все английские названия рыцарей ордена на всех ступенях были заменены названиями на иврите; был учреждён исполком и апелляционный суд. В этом же году Бнай Брит легально «установил прямые дружественные контакты» со своим братом — легальным чисто еврейским масонским европейским орденом «Альянс израилит универсаль», организованным в 1860 году во Франции по приказу всё той же невидимой вершины международной иудомасонской пирамиды небезызвестным левитом-»революционером», как его пытаются изображать некоторые фальсификаторы истории, вроде доктора исторических наук Ю. Рубинского в его статье «Масоны во Франции» («Вопросы истории», № 9 за 1976 г.). Этим левитом был Адольф Кремье (настоящее имя: Исаак Кремье), член Французских правительств, писавший в своём воззвании к евреям всего мира: «Уже недалёк час, когда все богатства земные будут принадлежать евреям!»

В 1920 году Бнай Брит для видимости заявил о ликвидации секретных устава и обрядов, а также всех видов тайной деятельности. Однако эти декларации являются лишь типичным образчиком дезинформации, которой постоянно занимается этот орден, имеющий свою агентуру и собирающий информацию, наряду с проведением тайных операций, во всех без исключения уголках мира, в том числе, и в СССР.

Уже в 1865 году Бнай Брит начал вплотную заниматься освоением Палестины, а в 1888 году в Иерусалиме была учреждена первая ложа Бнай Брита. С самого начала эта ложа была учреждена с языком иврит в качестве официального языка ложи. На иврите же были составлены и варианты устава (конституции) применительно к условиям колонизуемой евреями Палестины. Таким образом, именно сам орден Бнай Брит, а не Теодор Герцль, вступивший в ложу на уровне будапештской хевры кадиши в американское отделение Бнай Брита синагоги «Неолог» в возрасте 8 лет, был действительным зачинателем того, что в 1897 году было легализовано в Базеле (Швейцария) под названием п о л и т и ч е с к и й с и о н и з м.

(«Джерусалем пост», 8.10.76 г.)

Иерусалимская ложа Бнай Брита ещё а 1894 году начала «освоение» арабских земель в Палестине, организовав поселение Мотца в окрестностях Иерусалима. Именно секретная деятельность Бнай Брита и его террористических подразделений уже после 1920 года, года фиктивной декларации об отказе от тайных форм деятельности, привела к созданию проблемы палестинских беженцев, о чём и заявил фактически с такой циничностью Джимми Картер в вышеприведённой цитате.

Согласно устава международного ордена Бнай Брит «членство в его ложах открыто для всех лиц иудейского вероисповедания; консервативных, ортодоксальных, реформированных, сионистов и несионистов, независимо от места рождения». Несколько местных лож образуют Великую ложу области или города, несколько великих лож областей или городов — Великую ложу следующего порядка; далее идут великие ложи отдельных стран, которые в свою очередь образуют Великую международную или всемирную ложу Бнай Брита, во главе которой стоит Великий гроссмейстер, для скромности именуемый по-современному: международный председатель Бнай Брита, которым с 1971 года является Давид Меир Блюмбэрг[96], 1911 года рождения, носивший до этого титул по легальному шотландскому ритуалу: командора кноксвильского совета кадошей, т. е. являлся главой ложи рыцарей мести 30 степени посвящения, для руководства которой необходимо быть где-то в районе 60-70 степеней левитского посвящения, т. е. стоять довольно близко к невидимой вершине правящего всемирного сионистско-масонского концерна.

Правом гостевого присутствия (в случае приглашения) на заседаниях первичных лож Бнай Брита пользуются гои-масоны не ниже 30 степени, т. е. рыцари мести — кадоши, которым на этой ступени уже открывается, что они являются лишь покорными и безропотными исполнителями воли представителей «народа, избранного богом».

Правом гостевого присутствия на заседании Великой международной ложи Бнай-Брита пользуются только гои-масоны 33-й степени посвящения, которую имели многие американские президенты, в том числе имеет её и Джимми Картер — член ордена «Лайонз интернейшнал».

THE NEW YORK TIMES THURSDAY, SEPTEMBER 9, 1976.

После успешного выступления на заседании Великой международной ложи Бнай Брита 8 сентября 1976 года, на котором Картер выдал самые крупные авансы международному сионизму и Израилю, некоторые из которых ему разрешили опубликовать в вышеприведённом послании по случаю еврейского нового года, эта ложа дала указание всем масонским ложам в США, чтобы они поставили «братьев» в известность, что необходимо мобилизовать всех избирателей голосовать за Картера. Тайным масонским знаком к этому, согласно ранее сообщённому всем масонам указанию, явилась публикация фотографии Картера в официозе Великой ложи № 1 (Нью-Йорк) Бнай Брита газете «Нью-Йорк таймс» в заранее обусловленный день и на заранее сообщённом «братьям» месте в этой газете. О Форде, естественно, подобной публикации не последовало.

Небезынтересно отметить, что на указанном заседании Великой международной ложи Бнай Брита присутствовали делегации из всех капиталистических стран. В составе делегации Великой ложи Бнай Брита Израиля были представители нелегальных лож Бнай Брита из СССР, как, например, бывший научный сотрудник Института востоковедения АН СССР, китаист Виталий Рубин, имевший, как об этом сообщала передача «Голоса Америки» в 2200, 10.9.76 г., личный разговор с Картером в присутствии Великого международного гроссмейстера Д. Блюмберга о необходимости либерализации выезда советских евреев за границу и необходимости борьбы с «врагами еврейского народа», из которых В. Рубин как особо вредного отметил В. Н. Емельянова. Картер обещал выполнить наказ избирателей.

Легальное и официальное закрепление руководства всеми гойскими масонскими ложами мира со стороны Бнай Брита произошло 12 сентября 1874 года в г. Чарльстоне (США). Секретный договор между Бнай Бритом и всемирным гойским масонством подписали:

со стороны гойского масонства — Верховный патриарх всемирного масонства в рыцарском звании на иврите: лиммуд энзеф (пречистый учитель) Альберт Пайк,

со стороны Бнай Брита — масон 33-й степени, Верховный пожизненный член Федеральной консистории Бнай Брита, действующий в качестве уполномоченного этой консистории, а также подобных консисторий Бнай Брита в Америке и Великобритании, Арман Леви.

Сионисты и масоны по сей день пытаются отрицать существование этого договора, причём в этом активное участие принимают и некоторые советские (пока ещё) граждане.

Одним из наиболее опасных подразделений Бнай Брита, занимающихся шпионско-подрывной работой во всех странах мира является

ЛИГА БНАЙ БРИТА ПО БОРЬБЕ С ДИФФАМАЦИЕЙ, официально легализованная в 1913 году в Чикаго. Основная задача Лиги: выявлять и душить в самом зародыше все проявления так называемого антисемитизма, к которому Лига относит любой вид антисионистской деятельности. Главным методом подавления «врагов еврейского народа» является изощрённая дискредитация неугодных Лиге лиц или организаций в глазах их же коллег и единомышленников путём различных способов, в том числе путём попыток доказать, что антисионистская или антимасонская деятельность неугодных якобы вредит их же собственному делу и их же товарищам по борьбе. Тем самым Лига (и нужно отметить не без успеха) вносит внутренние раздоры в лагерь своих противников, которые, вместо борьбы с сионизмом и масонством, начинают борьбу, ведущую к взаимоуничтожению. Наиболее ярким примером успешных действий Лиги в этом направлении являются постоянные раздоры среди арабов вообще и палестинцев в частности, что особенно ярко выразилось во время гражданской войны в Ливане. Агентура Лиги как правило действует по обе стороны баррикад, стараясь уничтожить морально или физически наиболее стойких, честных и преданных борьбе с сионизмом и масонством. У нас методами Лиги активно пользуются или пользовались до отъезда в Израиль многие сотрудники журнала «Советик геймланд» (журнал на языке идиш, главный редактор — Арон Вергелис, Москва, ул. Кирова, 17), Института востоковедения АН СССР и его печатных органов, например, бывший сотрудник журнала «Азия и Африка сегодня», его бывший ответственный секретарь Аркадий Абрамович Полищук, ныне — один из организаторов антисоветских сионистских демонстраций у здания приёмной Верховного Совета СССР; Михаил Занд (кстати, любимый ученик и друг дома доктора филологических наук по средневековой персидской литературе Брагинского из того же института, непонятно почему вдруг ставшего экспертом, лектором и автором по «борьбе» с сионизмом, которая, как указывалось, отдаёт почему-то бундовским душком) и ещё около десяти изменивших Родине и уехавших в Израиль сотрудников этого института; бывший сотрудник Института философии АН СССР, автор клеветнического памфлета, опубликованного за границей под названием «Зияющие вершины», Александр Зиновьев и многие-многие другие, ранее действовавшие против советских патриотов, опираясь на тактику, разработанную Лигой по борьбе с диффамацией Бнай Брита — этого гестапо ордена, с его изощрёнными методами.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОРДЕН ЛЬВОВ или по-английски: «Лайонс интернейшнал» был основан в том же Чикаго, что и Лига по борьбе с диффамацией, внуком основателя Бнай Брита Мелвином Джонесом (Melvin Jones) в 1917 году. В отличие от самого Бнай Брита и его международного гестапо — Лиги, являющихся чисто еврейскими организациями, членство в которых закрыто для всех неевреев или гоев, орден Международных львов создан специально для гоев — государственных служащих и бизнесменов как резерв Бнай Брита для формирования парламентов и правительств в разных странах мира. На поверхности члены ордена, действующего под личиной «международных ассоциаций внеполитических и внерелигиозных клубов», преследуют якобы такие цели: «товарищеских чувств, международного взаимопонимания и общности взаимных услуг на следующих восьми поприщах: подростки обоего пола; гражданственность и патриотизм; гражданское усовершенствование; коммунальное усовершенствование; образование, здравоохранение и благосостояние; забота о слепых». По официальным данным на 1968 год членство ордена было представлено 470 тыс. «братьев» в США, плюс 160 тыс. «братьев» в большинстве развитых капиталистических стран мира, объединённых в 17.441 ложе-клубе. Главная квартира ордена — 332, Саут Мичиган авенью, Чикаго, Иллинойс, США.

Состав основных членов правительства Картера подтверждает его предвыборную просионистскую и промасонскую ориентацию: большая часть их состоит «братьями» в старейших на территории США так называемых

СТУДЕНЧЕСКИХ ЛОЖАХ, первая из которых была организована в колледже Вильяма и Мэри в Верджинии в 1776 году, т. е. была участницей основания масонских Соединённых Штатов. Эта ложа была названа первыми буквами греческого алфавита, представляющими сокращение тайного девиза этого ордена. С тех пор вся «разнообразная» гамма т. н. студенческих лож следует в избрании своих названий той же традиции. В 1867 году зарегистрирована организация первого женского студенческого масонского ордена.

Студенческие ордена ставят целью привлечение в масонское «братство» наиболее перспективных студентов, причём после окончания американских вузов членство бывших питомцев сохраняется до конца жизни.

Членом масонского ордена Пи Бета Каппа является Генри Киссинджер (настоящее имя этого еврейского иммигранта из Германии — Альфред Хайс Киссингер); он также член масонских клубов: Космос, Федерал сити, Сенчури и др.

Президент Джеральд Форд — член масонских орденов Дельта Каппа Эпсилон и Пи Дельта Пи.

В новом правительстве Картера наблюдается знаменательная масонская преемственность:

1) Государственный секретарь крипто-иудей Сайрус Вэнс (жена — еврейка Анни Робертс) — член Великой ложи Бнай Брит № 1 (Нью-Йорк), член масонских клубов; Сенчури и Метрополитен. Назначен на пост госсекретаря по прямому указанию Бнай Брита, о чём свидетельствует тот факт, что вице-оберштурмфюрер бнайбритского гестапо сенатор Джэкоб Джавито, находившийся во время объявления Картером об этом назначении в Париже, откровенно заявил корреспондентам, что он знал об этом ещё до отъезда из США в Европу.

2) Министр финансов Майкл Блюменталь, тоже еврей из Германии, член масонского ордена Пи Бета Каппа, а также масонских клубов: Принстон и Бартон хилс кантри.

3) Помощник президента Картера по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский, женатый на еврейке Эмиль Анн Бенес, член масонского Федерал сити клаб, работающего под прямым руководством Бнай Брита.

4) Министр здравоохранения, просвещения и социального обеспечения еврей Джозеф Калифано и женатый на еврейке Гертруде Завацкой, является директором (т. е. гроссмейстером) Федерал сити клаб.

5) Министр обороны еврей Гарольд Браун (жена еврейка Гертруда Коген) член орденов Пи Бета Каппа и Сигма Кси, а также масонских клубов: Космос, Богемия, Юниверсити и Афинаем (Лондон).

6) Министр жилищного строительства негритянка Патриция Харрис член масонских орденов Дельта Сигма Тета, Пи Бета Каппа, Каппа Бета Пи и масонского ордена Коиф; получила звание «Женщина года» (1968) от Общества женщин-помощниц еврейских ветеранов войны.

7) Помощник президента Картера по вопросам энергетики, бывший министр обороны сионист-»лютеранин» Джеймс Шлессинджер, женатый на еврейке Рахель Меллингер, член масонского ордена Пи Бета Каппа.

8) Постоянный представитель США в ООН негр Эндрю Янг, член масонского «Общего Дела», ярый антисоветчик.

9) Глава ЦРУ еврей Теодор Хайкин Соренсен,[97] член Бнай Брита, а также Пи Бета Каппа и ордена Коиф.

Его родной брат Томас Хайкин Соренсен, работавший пресс-атташе американского посольства в Бейруте в 1952-56 гг., а в 1957-59 гг. в Каире, где имел тесную тайную связь на легальной основе с некоторыми советскими масонами; в Ираке — по Багдадскому пакту в 1956 году; вице-президент Международной технической помощи развивающимся странам в 1965-66 гг., член масонских орденов: Бнай Брит, Пи Бета Каппа, Сигма Дельта Хи, Дельта Сигма Ро.

Другой родной брат — адвокат Филип Хайкин Соренсен, член орденов Бнай Брит и Коиф.

10) Пресс-секретарь Картера еврей Джедди Пауэл член Бнай Брита, его мать — видная сионистская активистка, весьма близка с Картером по совместной деятельности.

11) Помощник Картера Роберт Лифшиц — член Бнай Брита.

12) Назначение совместно согласованного на «двухпартийной основе» ещё задолго до выборов Картера, т. е. по приказу Бнай Брита, послом США в СССР матёрого сиониста и антисоветчика еврея Малколма Туна, члена Бнай Брита, дополняет эту «блестящую команду» Картера, как её называет с восторгом сионистско-масонская пресса США и многих других западных стран.

В связи с тенденциозным национальным составом команды Картера следует ожидать, что кое-кто попытается делать нашим директивным органам предложения «в целях лучшего взаимопонимания» между густоеврейским составом этого правительства Картера, с одной стороны, и нашей страной — с другой, усилить еврейскую прослойку в наших экспертных, научных (типа Института США и Канады АН СССР) и др. органах, имеющих непосредственное отношение к выработке нашей внешней политики. Такую тактику не трудно предугадать, так как к ней уже не раз (и, к сожалению, не без успехов для международного сионизма) прибегали наши внутренние эмигранты. Поэтому таким предложениям необходимо давать самый решительный отпор, памятуя, что в прошлом принятие подобных предложений нам слишком дорого обходилось.

В связи с тем, что входящая в юрисдикцию Бнай Брита американская сионистская организация «Джойнт» в лице её подразделения «Агро-Джойнт» совершенно легально действовала на территории Советского Союза в период с 1924 по 1938 год, Бнай Бриту в его Лиге удалось расширить и укрепить свою дореволюционную сеть с помощью перешедших в КПСС бундовцев и прочих внутренних сионистов. Последствия этого ощущаются по сей день, что, в частности, выражается в полнейшем игнорировании глубокого научного изучения взаимосвязей сионизма, иудаизма и масонства. Более того, масонство зачастую стараются представать в розовом свете, фальсифицировать его историю, умышленно оставлять без внимания резолюции II и IV Конгрессов Коминтерна, касающихся масонства, которые принимались под личным руководством В. И. Ленина и в которых указывалось на «несовместимость коммунизма с масонством» и на то, что масонство имеет целью «избирательно-карьеристские происки буржуазии».

На примере масона Картера как нельзя лучше прослеживаются эти избирательно-карьеристские происки, в угоду сионистским хозяевам, не забывая и себя.

По меньшей мере странным кажется тот факт, что именно в сентябрьском номере «вопросов истории», т. е. одновременно с уже цитировавшимся выступлением Картера на заседании Великой международной масонской ложи Бнай Брита 8 сентября 1976 года, появилась вышеупомянутая статья Ю. Рубинского «Масоны во Франция», в которой он, подобно покойному испанскому диктатору Франко, пытается делить масонов на правых и левых, а резюмирует свою статью прямо-таки сногсшибательно:

«Таким образом масонские ложи всё более скатывается в лагерь правых. (Спрашивается: откуда? — В. Е.)… Масонство прямо становится вспомогательным инструментом реакции».

Так, ведь, масонство и есть концентрированное воплощение этой реакции. Выходит, что оно стало вспомогательным орудием у себя же?!

Общеизвестно, что международный сионистско-масонский концерн контролирует 80% экономики и 95% средств массовой информации в капиталистическом мире. Так у кого же масоны и сионисты являются вспомогательным орудием? Или, быть может, они — вспомогательное орудие в США, где они контролируют 90% экономики и 99% средств массовой информации?

Появление статьи Рубинского в синхроне с заседанием ложи Бнай Брита симптоматично ещё и тем, что автор в её начале предостерегает читателя от неправильного выбора литературы по масонству, говоря, что ее много, но что далеко не вся она доброкачественна. Сам же автор опирается в своей статье почти исключительно на тенденциозные исследования масонов о самих себе и ни словом не обмолвливается ни о позиции Коминтерна именно к французским масонам, ни о статье одного из выдающихся вождей международного коммунистического движения, генерального секретаря Коминтерна с 1935 по 1943 гг. Георгия Димитрова «Масонство — национальная опасность», написанной в 1946 году, в которой говорится:

«Часто общество удивляется, что известные общественные и государственные деятели быстро и совершенно необоснованно меняют свои позиции… или говорят одно, а делают совершенно другое — противоположное (Здесь и далее подчёркнуто Г. Димитровым — В. Е.).

Если наблюдать подобное явление на поверхности, то оно представляется нелогичный и совершенно непонятным… Однако, когда известно, что они действуют как члены различных масонских лож, то вопрос становится достаточно ясным.

Данные деятели, как члены масонских лож, обыкновенно получают внушения и директивы от соответствующей ложи и подчиняются дисциплине в ней, существующей вразрез с интересами народа и страны…

Имеется множество данных, что кое-кто ожидает, что у нас восстановят масонские ложи. Подобные лица собирают старых болгарских масонов и усердно вербуют среди государственных и общественных деятелей новых масонов», — писал Г. Димитров.

Было бы наивных предположить отсутствие подобных попыток вербовки в СССР и других социалистических странах. Они были и есть в настоящее время, и примеров этому предостаточно. Особенного усиления этой деятельности следует ожидать со стороны Бнай Брита, его Лиги по борьбе с диффамацией, ордена «Международных львов», всей системы масонства, а также через баптистов, к которым принадлежит Картер, и которые теперь поднимут голову в социалистических странах; при этом следует иметь в виду, что идеология и философия баптизма, а, особенно — анабаптизма, это та же масонская идеология в оболочке религиозной секты.

В условиях нашей страны масонами в настоящее время применяется такая тактика вербовки, при которой необходимый ложе человек становится масоном по духу, убеждениям и действиям, зачастую даже не подозревая о самом существовании масонства. Этой тактике, а также стратегии международных сионизма и масонства автор настоящей справки посвятил свою докторскую диссертацию.

Возвращаясь к статье Г. Димитрова, необходимо остановиться на её заключительных словах:

«Масонские ложи являются иностранными шпионами и предательскими агентурами. Они опасны для свободы и независимости нашего народа и нашей страны.

Мы бьём тревогу по поводу этих антинародных гнёзд.

Народ требует проявить особенную бдительность по отношению к масонским ложам у нас. Органам народной власти требуется принять меры против этих зловредных тайных организаций.

Каждому необходимо понять, что для болгарского государственного и общественного деятеля — министра, депутата, руководителя политической партии и общественной организации несовместимо одновременное пребывание в масонах, зависимых от иноземной воли и от иноземной дисциплины.

Масонские ложи представляют национальную опасность для нашей родины и их безусловно необходимо ликвидировать».

(Георги Димитров,

Сочинения, том XII, стр. 235-236, София, 1954)

Читая документы II и IV Конгрессов Коминтерна о масонстве, не перестаёшь удивляться их актуальности и злободневности. Так, резолюция IV Конгресса Коминтерна 1922 года по вопросу о положения во французской партии как будто написана о положении в ФКП наших дней. И как будто о недавних возмутительных заявлениях генерального секретаря ЦК ФКП Жоржа Марше и политбюро ЦК ФКП по поводу освобождения Луиса Корвалана были написаны только что цитировавшиеся слова Г. Димитрова: «Часто общество удивляется, что известные общественные и государственные деятеля быстро и совершенно необоснованно меняют свои позиции…«

А ведь вопрос ясен до предельности: французские коммунисты и, особенно, партийные верхи в наше время ещё более, чем в 1920-22 годах охвачены членством в масонских ложах (главным образом в ордене Великий восток Франции), о своей принадлежности к которым они сейчас даже не всегда считают нужным утаивать, как это им приходилось в 20-х годах. Тем самым они, согласно определению Коминтерна, являются проникшими в ряды международного коммунистического движения матерыми вражескими агентами, руководимыми в конечном итоге международным сионизмом в лице Бнай Брита.

Именно такое положение сложилось и во многих компартиях Западной Европы, Латинской Америки, во многих революционных партиях развивающихся стран. В этой связи необходимо вспомнить опыт постановки вопроса о масонстве в Коминтерне.

Впервые вопрос о масонстве именно в связи с руководством французской секции Коминтерна встал ещё на 2-м Конгрессе в 1920 г. Тайные члены сразу нескольких масонских орденов Зиновьев, Троцкий, Радек и другие, игравшие в то время большую роль в Коминтерне, прилагали все усилия, чтобы, с одной стороны, заполнить вновь возникшее международное коммунистическое движение кадрами масонов, рядящихся в коммунистические тоги, а с другой — пресечь в самом зародыше любые антимасонские выступления в Коминтерне. Ещё до начала 2-го Конгресса председатель Коминтерна Зиновьев (Радомысльский), член Бнай Брита, Лиги по борьбе с диффамацией и Великого востока Франции, сделал всё, чтобы представить дело так, что для Советской России вопрос о масонстве якобы не имеет никакого значения, и поэтому он не интересует якобы российских коммунистов. И подобное извращение действительности имело место всего через три года после свержения большевиками сплошь масонского временного правительства во главе с масоном 33-степени А. Ф. Керенским! Однако, несмотря на эти судорожные усилия бнайбритовцев и членов Великого востока, пробравшихся в руководство Коминтерном, во время заседаний 2-го Конгресса многие западные коммунисты указывали на масонскую опасность. Так в одном из выступлений говорилось:

«Этот вопрос не интересует русских, но имеет громадную важность в латинских странах (т. е. в латиноязычных странах Европы — В. Е.), в Англии и Америке, франк-масонство пользуется довольно большим влиянием в этих странах. Оно пользуется политической организацией, стремящейся к завоеванию и удержанию власти; оно группирует промышленников, ученых, дельцов… Вдобавок эта организация тайная, и так как во многих странах мы ещё не имеем нелегальных организаций, то, по отношению к франк-масонству, находимся в худшем положении. Товарищи, примыкающие к франк-масонству, могут нас контролировать, в то время как мы не имеем возможности в свою очередь контролировать их организации. Одной из главных причин того кризиса, который переживает в настоящий момент французская партия, является присутствие в её рядах многих франк-масонов».

Поскольку члены французской партии принадлежали в основном всё к тому же Великому востоку, что и Зиновьев и др., то последние на этом Конгрессе Коминтерна (1920 год), несмотря на довольно оживлённую дискуссию по вопросу о масонстве, сами о нём не заикнулись ни словом. Тем не менее, единогласно при одном воздержавшемся (Зиновьеве) пленарное заседание 2-го Конгресса Коминтерна приняло предложение итальянской партии о том, что член компартии не может одновременно быть членом масонской ложи.

Сразу же после окончания работы 2-го Конгресса Коминтерна Зиновьев развернул через агентуру Лиги по борьбе с диффамацией, внедренную им во многие партии, входившие в Коминтерн, бурную деятельность по дискредитации всех тех итальянских и некоторых французских товарищей, которые выступали на 2-м Конгрессе с осуждением масонства. В течение почти года на этих товарищей оказывался беспрецедентный нажим со стороны всей своры масонов, тайно внедрённых в Коминтерн. В результате на 3-м Конгрессе Коминтерна в 1921 году было зачитано заявление Итальянской социалистической партии этому Конгрессу, в котором со ссылкой на решения Ливорнского съезда ИСП, в частности, говорилось: «Переходя к взаимоотношениям ИСП и Коммунистического интернационала, съезд подтверждает своё первоначальное, добровольно принятое решение о присоединении к Интернационалу и тем самым обязывается подчиниться постановлениям последнего Московского Конгресса (т. е. 2-го Конгресса Коминтерна, на котором было принято итальянское предложение о масонстве — В. Е.). В связи с этим съезд заявляет, что ИСП включает в свою программу все 21 условие; от оговорки, касающейся франк-масонов, она отказывается». (Подчёркнуто нами — B. Е.).

Таким образом, Зиновьеву удалось принудить итальянских товарищей отказаться от собственной принципиально правильной позиции, а также в обход единогласного решения 2-го Конгресса не включить пункт о несовместимости коммунизма с масонством в 21 условие приёма в Коминтерн. Из-за этой позиции Зиновьева на 3-м Конгрессе Коминтерна никто больше и словом не обмолвился о масонстве.

А спустя ещё один год, в 1922 году на IV Конгрессе Коминтерна в связи с продолжающейся фракционной деятельностью внутри французском партии Коминтерну вновь пришлось возвращаться к французскому вопросу, для чего была образована большая комиссия, в которую входили: В. И. Ленин, Клара Цеткин, Коларов (Болгария), Грепп (Норвегия), Валецкий и Костшева (Полька), Катаяма (Япония), Бела Кун (Венгрия) и др., которые, несмотря на присутствие в комиссии Зиновьева и Троцкого, всячески старавшихся затушевать вопрос о масонстве, подготовили текст резолюции по французскому вопросу, который был единогласно принят на пленарном 32-м заключительном заседании IV Конгресса Коминтерна 5 декабря 1922 года. В этой резолюции имеется целый раздел, посвящённый франкмасонству, который мы приводим здесь полностью:

«Несовместимость франк-масонства с социализмом считалась общепринятой в большинстве партий 2-го Интернационала. Итальянская социалистическая партия исключила из своей среды франк-масонов в 1914 году, и эта мера была, несомненно, одной из причин, позволивших партии во время войны проводить оппозиционную политику, так как итальянские франк-масоны в качестве орудия Антанты действовали в пользу интервенции.

II Конгресс Коммунистического интернационала не присоединил к условиям вступления в Интернационал особого пункта о несовместимости коммунизма с франк-масонством только потому, что считал это само собой разумеющимся и, как явствует из протоколов, не допускал мысли о возможности одновременной принадлежности к партии пролетарской диктатуры и к чисто буржуазном организации, прикрывающей избирательно-карьеристские происки формулами мистического братства. Неожиданно обнаружившийся для IV Конгресса Коммунистического интернационала факт принадлежности значительного числа французских коммунистов к масонским ложам является в глазах Интернационала самым ярким свидетельством того, что наша французская партия не только сохранила психологическое наследие французского реформизма и парламентаризма, но и чисто материальные, крайне компрометирующие верхи партии связи с секретными учреждениями радикальной буржуазии. И в то время как Коммунистический авангард собирает силы пролетариата для непрерывной борьбы против всех группировок и организаций буржуазного общества во имя пролетарской диктатуры, целый ряд ответственных работников партии: депутатов, журналистов, вплоть до членов Центрального комитета, сохраняет тесные связи с секретными организациями врага. Особенно печальным является тот факт, что вся партия, во всех её течениях не подняла после Тура (т. е. съезда в г. Тур — В. Е.) этого вопроса, несмотря на его полнейшую ясность в международном масштабе, и что только в процессе фракционной борьбы внутри партии факт этот обнаружился перед Интернационалом во всём своём угрожающем значении.

Интернационал считает необходимым раз и навсегда положить конец этим компрометирующим и деморализующим связям верхов Коммунистической партии с политическими организациями буржуазии. Делом чести революционного пролетариата является очищение всех его классовых организаций от элементов, которые хотят одновременно принадлежать к двум борющимся лагерям.

Конгресс поручает Центральному Комитету французской коммунистической партии не позже как до 1 января 1923 года ликвидировать все связи партии, в лице её членов или групп, с франк-масонством. Всякий коммунист, принадлежащий к масонам, который до 1 января не заявит открыто своей организации о своём полном разрыве с масонством, исключается тем самым автоматически из коммунистической партии без права примкнуть к ней когда бы то ни было. Утайка кем-либо своей принадлежности к масонству будет рассматриваться как проникновение в ряды партии вражеского агента и наложит на соответственное лицо пятно бесчестия перед лицом всего пролетариата.

Принимая во внимание, что самый факт принадлежности к масонству, независимо от того, преследовались ли при этом данном случае те или другие материальные, карьеристские и другие порочащие цели, свидетельствует о крайней неразвитости коммунистического сознания и классового достоинства, IV Конгресс признаёт необходимым, чтобы товарищи, которые принадлежали до сих пор к масонству, и которые ныне порвали с ним, не могли в течение двух лет занимать ответственные посты в партии. Только напряжённая работа в пользу революции в качестве рядовых членов Коммунистической партии может принести этим товарищам полноту доверия и восстановить их права на занятие в партии соответствующих постов», — говорится в резолюции IV Конгресса Коминтерна.

Далее резолюция переходит к рассмотрению отношения Коминтерна к ЛИГЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА. Будучи легальным отделом того же масонс